Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2009, 96

Библиографическая редкость

(Рец. на кн.: Бальзак О. де. Евгения Гранде / Пер. с фр. Ф.М. Достоевского. — СПб., 2007; доп. тираж — 2008)

Бальзак О. де. Евгения Гранде: Роман / Пер. с фр. Ф.М. Достоевского. — СПб.: Азбука-классика, 2007 [доп. тираж 2008]. — 272 с.

Крупнейшее издательство Санкт-Петербурга “Азбука” по праву снискало особую популярность в студенческой среде, благодаря доступной по цене серии книг карманного формата, в которой публикуютcя “лучшие произведения мировой литературы трех тысячелетий от Гомера, Аристотеля и Еврипида до Кафки, Булгакова и Маркеса”1, то есть все то, что входит в обязательную программу гуманитариев.

В 2007 г. в этой серии был переиздан знаменитый роман “Евгения Гранде”. Издатели, чье внимание привлекло это произведение Оноре де Бальзака, могли выбирать из трех вариантов. Первый — отдать предпочтение позднейшему, привычному и неоднократно переиздававшемуся переводу Юрия Верховского, который был сделан специально для первого советского собрания сочинений Бальзака, предпринятого Государственным издательством художественной литературы в 1933 г. Все произведения в этом двадцатитомнике давались в новых переводах — так ГИХЛ стремилось соответствовать горьковскому требованию: “…народ должен <…> получить классические произведения в полном объеме и без отсебятины”2. И в самом деле, Верховский не только точно передает на русском языке реалии XIX в., но и снабжает текст необходимыми комментариями и примечаниями. Второй вариант — обратиться к малоизвестному переводу, выполненному Исаем Мандельштамом и вышедшему в 1927 г. в ленинградском издательстве “Прибой”. Судьба этого текста печальна, и дело здесь не только в том, что переводчик подвергся репрессиям. Отягчающим обстоятельством была принадлежность Мандельштама к школе буквалистов. Подтверждения тому без труда отыщутся в тексте: например, лишь в этой версии имена героев звучат как в оригинале (переданы транскрипцией), сохранены ритм и интонация бальзаковских описаний — переводчик предельно внимателен к синтаксическому строю французской фразы. Впрочем, о существовании мандельштамовской “Эжени Гранде” (название тоже максимально приближено к оригинальному), да и о самом переводчике вообще известно только специалистам, а к ним редакторы “Азбуки”, как скоро станет ясно, предпочли не обращаться. Наконец, третий вариант — переиздать первый русский перевод, сделанный Ф.М. Достоевским. На этом тексте, известном и хорошо изученном, но труднодоступном (последний раз печатали его в 1935 г.), “Азбука” и остановила свой выбор.

У перевода Достоевского запутанная предыстория; не зная ее, нельзя понять своеобразие этого текста. Во-первых, когда в конце 1843 г. Достоевский принялся за работу, Бальзак уже успел выпустить третью, каноническую редакцию “Евгении Гранде” (она вошла в так называемое издание Фюрна). Оперативность тогдашнего книгораспространения оставляла желать лучшего, поэтому Федор Михайлович, в отличие от советских переводчиков, переводил первую редакцию романа (издание Беше, которым Бальзак особенно дорожил: только в нем присутствовали деление романа на главы и авторские предисловие и послесловие, снятые позднее для экономии бумаги)3. Во-вторых, Достоевскому чрезвычайно не везло с издателями. В 1844 г. двадцатитрехлетний выпускник Инженерного училища отнес свою первую литературную работу в редакцию журнала “Репертуар и Пантеон”. Там, в шестом и седьмом томах, “Евгению Гранде” опубликовали, однако, как часто бывало в то время, не указали имени переводчика и вдобавок значительно сократили, в том числе по цензурным соображениям. Например, как отмечает исследовательница раннего творчества Достоевского В.С. Нечаева4, выброшены все непочтительные суждения о религии, сравнение Евгении с Девой Марией, отброшено предисловие, а из послесловия сохранен только последний абзац5.

После смерти Достоевского текст публиковался еще шесть раз. Первый раз в 1883 г. в журнале “Изящная литература”, с предуведомлением: “Помещенный в этой книжке роман Бальзака в переводе Ф.М. Достоевского переведен нашим знаменитым романистом в 1842 г. (точнее, в 1843 г. — А.Л.) в самом начале его литературной деятельности и был напечатан в “Пантеоне” без имени переводчика. Перепечатывая этот труд — в настоящее время библиографическую редкость, почти никому не доступную и, следовательно, имеющую весь интерес новизны, — мы сохранили все особенности перевода, уже в то время обличавшего руку мастера”6. Редакторы “Изящной литературы”, по всей видимости, сверили перевод с каноническим текстом Бальзака, так как при перепечатке не воспроизведено деление на главы, но остальные особенности текста действительно сохранили.

Второй раз этот же вариант перевода, с той же редактурой вышел несколько месяцев спустя в Петербурге отдельным изданием.

В третий раз текст с незначительной стилистической правкой редактора С.С. Трубачева был напечатан в 1897 г. в составе первого русскоязычного Собрания сочинений Бальзака.

Четвертая перепечатка датируется 1918 г.: перевод вошел в собрание сочинений Достоевского в 24 томах7, в предисловии от редактора-составителя Л.П. Гроссман пояснил, что обратился к изданию 1897 г., так как счел его самым полным. В 1935 г. тот же Гроссман руководил последней советской публикацией “Евгении Гранде” Достоевского: это, пятое издание вышло отдельной книгой в издательстве “Academia”. За основу Гроссман, как он сам объясняет в прилагаемой к тексту перевода научной статье, взял все тот же текст издания 1897 г., однако поставил перед собой неисполнимую задачу — донести до читателей богатый язык перевода Достоевского и “последнюю волю Бальзака” одновременно. С этой целью редактор правил текст перевода Достоевского в соответствии с последней версией бальзаковского романа. Гроссман, надо отдать ему должное, при всей спорности его подхода к переводу Достоевского, скрупулезно обозначил каждое изменение, внесенное им в текст, в специальных “текстологических примечаниях”. Таких изменений насчитывается более четырехсот, а длина “вставок” и “опущений” колеблется от слова до целой страницы.

Наконец, последним, шестым переизданием одарила читателей “Азбука”, однако расщедрилась только на перепечатку последней советской публикации перевода (то есть вышеупомянутой версии, выполненной Гроссманом для издательства “Academiа”), не только не подвергнув проверке текстологическую корректность этого издания, но и сильно купировав работу самого Гроссмана. Дело в том, что, сохранив текст перевода, сопроводительную статью и комментарии, издатели почему-то отбросили текстологические примечания, на которые Гроссман в своей статье ссылается и отсутствие которых не позволяет читателю объективно оценить масштабы вмешательства редактора в перевод Достоевского.

Впрочем, как выяснилось, интерес к тексту XIX в. вызван отнюдь не литературно-историческими соображениями. В ходе конференции “Новые переводы старых книг”8 представитель издательства “Азбука” Александр Гозман объяснил, что в данном случае выбор был сделан в пользу наименее затратного варианта: переиздание двух других переводов, несомненно, стоило бы дороже, так как авторское право действует в течение 75 лет после смерти автора. Кроме того, имя переводчика должно было обеспечить спрос на книгу.

Пожалуй, с последней задачей издательство “Азбука” справилось успешно, так как в 2008 г. был напечатан дополнительный тираж “Евгении Гранде”, на сей раз с уточнением “В переводе Достоевского” на обложке. Хотя как раз Достоевский предстал в этой книге не в первозданном, а в подправленном виде, и читателя об этой правке известить не сочли нужным.

Бумага и фирменный карманный формат серии “Азбука-классика” не изменились, однако “уточнение” почему-то увеличило цену на издание вдвое. Как-никак, библиографическая редкость.

______________________________________________________

1) Согласно официальному сайту издательства http://www. azbooka.ru/content/catalog/default.asp?shmode=2&idc=1.

2) См.: Борисенко А.Л. Проблема текста и инокультурного контекста при переадресовке художественного произведения: (На примере советской переводческой традиции): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1999. С. 28.

3) См.: Castex P.-G. Note préliminaire. Introduction // Balzac H. de. Eugénie Grandet. Paris: Classique Garnier, 1972. P. XIII—LXVI.

4) См.: Нечаева В.С. Ранний Достоевский: 1821—1849. М.: Наука, 1979. С. 95—129.

5) Все это предположения Нечаевой, так как рукопись перевода, по словам Достоевского, бесследно исчезла (см.: Описание рукописей Достоевского / Под ред. В.С. Нечаевой. М., 1957. С. 3). Однако суждения Нечаевой, хоть и не могут быть подтверждены рукописью, не просто домыслы; они “верифицируются” сравнением перевода Достоевского с той версией французского текста, с какой работал он.

6) Бальзак О. де. Евгения Гранде: Роман / Пер. Ф.М. Достоевского // Изящная литература. 1883. № 1. С. 15.

7) Бальзак О. де. Евгения Гранде / Пер. Ф.М. Достоевского // Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. М.: Просвещение, 1918. Т. 23. С. 367—598. Это переиздание не учтено в библиографии “русского Бальзака” (О. де Бальзак: Библиография русских переводов и критической литературы на русском языке 1830—1964 / Сост. А.В. Паевская, В.Т. Данченко. М., 1965).

8) Организованная Институтом лингвистики РГГУ, журналом “Иностранная литература” и союзом “Мастера литературного перевода” конференция “Новые переводы старых книг” проходила 14 мая 2007 г. в РГГУ.

Версия для печати