Rambler's Top100
Опубликовано в журнале:
«НЛО» 2008, №92
ИРИНА САВКИНА
Международная научная конференция "Культ-товары: феномен массовой культуры в современной России"
(С.-Петербург, 23-24 апреля 2008 г.)

Я сама читаю массовую литературу, иногда не без удовольствия, и уверена, что в этом я не одинока. “Мильоны нас, нас тьмы и тьмы”. Между тем отечественная “высокая наука” изучением массовой литературы занимается очень мало и в основном с целью указать ей подобающее место: в прихожей и лакейской дворцов великой словесности.

Одной из целей международной научной конференции “КУЛЬТ-ТОВАРЫ: феномен массовой культуры в современной России” было перевести разговор о современной российской массовой культуре (прежде всего литературе) из оценочной в исследовательскую парадигму. При этом предполагалось вынести в центр обсуждения вопрос о методах изучения названного феномена. Применимы ли к данному материалу традиционные филологические способы анализа или это объект, скорее относящийся к ведомству социологии культуры (Culture Studies)? Нужно ли изучать эти тексты как авторские или как издательские проекты? Существуют ли между массовой и, так сказать, немассовой литературой отношения “вертикальной” иерархии и/или “горизонтального” взаимодействия? Массовая литература — это резервуар, источник тем, проблем и т.п. или “помойка” высокой словесности? Кто, каким образом, почему и зачем покупает и потребляет масскульт? В какой степени современная массовая культура является глобальным и интернациональным феноменом? Можно ли по отношению к ней вообще говорить о национальной специфике? Каковы взаимоотношения формульной литературы с другими видами поп-культуры? Какие жанры (новые и старые) развиваются внутри массовой литературы, почему те или другие жанровые форматы становятся популярными и перестают быть таковыми?

Вот примерный круг вопросов, которые предполагалось и, в основном, удалось обсудить. Для участия в семинаре было подано более ста заявок, и при всей “селекционной работе” организаторов конференция получилась достаточно объемной: за три дня было прочитано более пятидесяти докладов на пленарном заседании и в секциях, не считая выступлений на “круглом столе”, который прошел в рамках III Выставки-ярмарки “Санкт-Петербургский книжный салон”.

Важным моментом было то, что в семинаре приняли участие не только ученые из ближнего и дальнего зарубежья и из тридцати с лишним российских вузов и академических институтов, но также работники библиотек, издатели, критики, журналисты, писатели, педагогические работники. Активный интерес (выразившийся, в частности, в финансовой поддержке) к конференции проявили книжное издательство “ЭКСМО” и Российский книжный союз.

Подходы к изучению массовой литературы были разнообразны. Правда, собственно теоретических изысканий, вопреки замыслу организаторов, было немного: непосредственно этому были посвящены, пожалуй, только доклады Н.А. Кузьминой (Омский государственный университет) “Феномен массовой литературы в свете теории интертекста” и выступление И.И. Саморукова (Самарский государственный университет) “Изобразительный режим массовой литературы”, в котором предлагалось исследовать названный феномен с помощью теории Жака Рансьера о режимах художественной мысли. Однако в большинстве выступлений так или иначе затрагивались методологические вопросы — например, в сообщении М.В. Загидуллиной (Челябинский государственный университет) “Мифологизация недалекого прошлого как генератор сюжетов массовой литературы” или в докладе Е.С. Худяковой (Пермский государственный университет) “Стереотип как функциональный элемент в текстах Сетературы”, где общие закономерности генезиса и функционирования масслита рассматривались на примере интернет-текстов (точнее, текстовых конгломератов).

Последнее выступление можно было бы отнести и к другому обширному тематическому блоку докладов, целью которых были обзор и анализ основных, традиционных, “модных”, новых жанров и формул современной российской поп-литературы. Исследованию тенденций “бурного потока” масслита были посвящены доклады Г.Л. Тульчинского (СПбФ-ГУ-ВШЭ) “Массовая литература в современном обществе: эволюция жанров” и М.А. Черняк (РГПУ им. А.И. Герцена) “От “глянца” к “антиглянцу”: остановка по требованию (к вопросу о новых маршрутах современной массовой литературы)”. С иной точки зрения тенденции в развитии российского общества, рынка, читательских предпочтений рассматривались в докладе И.В. Кабановой (Саратовский государственный университет) “Сладостный плен: переводная массовая литература в России”.

В докладах А.В. Чернова (Череповецкий государственный университет) “Пояс человечности в мире массмедиа: массовая литература как социальный адаптер” и М.П. Абашевой (Пермский государственный педагогический университет) “Рекламный дискурс в художественном тексте” на примере множества произведений, в центре которых были в первом случае журналистика и журналисты, во втором — реклама и рекламщики, демонстрировались взаимовлияние и взаимозависимость названных форм массмедиа и литературы. Совершенно в ином аспекте связь рекламного и литературного текста исследовалась в докладе Т.А. Мелешко (Невский институт языка и литературы, Санкт-Петербург) “Product placement в произведениях Дарьи Донцовой — формула успеха”.

Ряд докладов был посвящен предметному анализу таких популярных жанров масслита, как альтернативная фантастика (В. Чупасов, Тамперский университет, Финляндия), славянское фэнтези (Е.А. Афанасьева, Петрозаводский государственный университет), мемуары (Т.Е. Милевская, Санкт-Петербургский архитектурностроительный университет), путеводитель (И.В. Столярова, РГПУ им. А.И. Герцена), подростковый детектив (Н.П. Хрящева, Уральский государственный педагогический университет, Екатеринбург), гламурная проза (С.О. Филоненко, Бердянский государственный педагогический университет, Украина), женский (феминистский) детектив (Е.А. Тузова, Пермский государственный университет), а также анализу отдельных персоналий массовой литературы — Оксаны Робски (доклады Ю.Ю. Даниленко (Пермский государственный педагогический университет) и Л.С. Кисловой (Тюменский государственный университет), Сергея Минаева (Т.В. Садовникова, Челябинский государственный педагогический университет), Бориса Акунина (Н.В. Пращерук, Уральский государственный университет, Екатеринбург), Эдуарда Асадова (М.А. Левченко, РГПУ им. А.И. Герцена).

И. Савкина (Тамперский университет, Финляндия), сосредоточившись в своем докладе “Закодированные: новые формулы современной массовой литературы” на анализе “модного” жанра конспирологического романа, обсуждала вопрос о том, как в современном мире происходит интернационализация и национализация популярных романных формул. Вопрос “глокализации” (термин Р. Робертсона) оказался ключевым и в докладах Н. Михайловой (Тамперский университет, Финляндия) “Love story в переводе на... Глобальные и локальные факторы в контексте телешоу Survivor”, Н. Крыловой (Карельский государственный педагогический университет, Петрозаводск, Тэйлорский университет, США) и Е. Грицай (Университет Сэма Хьюстона, США) “На пути к панталыку: постсоветский человек в поисках родовой идентичности”, причем в обоих названных докладах материалом рассмотрения были не только русская и не только литература: докладчики анализировали национальные варианты международного телеформата (реалити-шоу) и американское кино о постсоветских людях.

Постоянный выход участников конференции из поля литературоцентричного притяжения вполне объясним и сам по себе является доказательством не только межжанровой, но и межвидовой диффузии, “засыпания рвов и пересечения границ”, которые активнейшим образом осуществлялись и осуществляются внутри (а также по краям и за пределами) огромного поля популярной культуры и массмедиа. В сообщении Т.Ю. Дашковой (РГГУ, Москва), например, обсуждалось, как критическая рецепция “Соляриса” А. Тарковского зависела от сформированных литературными стереотипами представлений о жанре научной фантастики. В докладе И.А Мартьяновой (РГПУ им. А.И. Герцена) рассматривалась кинематографическая метафора в современной массовой литературе, а Н. Арлаускайте (Вильнюсский университет, Литва) показала, как удача экранизации зависит, в частности, и от того, насколько создатели фильма способны отойти от литературоцентричных критериев в определении классики.

Проблема классики и ее разного рода взаимоотношений с массовой литературой была темой ряда выступлений: “Взаимоотношения массовой и элитарной литературыО. Обуховой (Пизанский университет, Италия), “Ремейк в современной русской драматургии: стратегии трансформации классикиИ. Банах (Гродненский государственный университет, Беларусь), ““Противостояние” элитарной и массовой литературы в романе А. Наймана “Каблуков”Т.И. Акимовой (Мордовский государственный университет), “Алексей Ремизов и массовая культураЮ.В. Розанова (Вологодский государственный педагогический университет). В последнем докладе, как и в сообщении Н.В. Барковской (Уральский государственный университет, Екатеринбург) ““Ключи от счастья женского” в романах А. Вербицкой и Ю. Высоцкой”, современная массовая литература вписывалась в определенную историческую традицию. Доклад М.Э. Маликовой (Пушкинский Дом, СанктПетербург) “Проблемы революционного социально-авантюрного жанра: критика Сергея Динамова” показал, что подобная историческая традиция существует и на уровне взаимоотношений общества, власти, критики и проектов масслита.

В некоторых докладах тексты массовой литературы рассматривались с лингвистической точки зрения (В.Д. Черняк (РГПУ им. А.И. Герцена)) или с позиции межкультурной коммуникации (“О восприятии российского детектива в польской студенческой аудиторииТ. Милютиной (Опольский университет, Польша), “Массовая литература в глазах китайцевЧжо На (Университет Внутренней Монголии, КНР)).

Особой темой обсуждения, как на пленарном и секционных заседаниях, так и во время “круглого стола”, была проблема читателя, потребителя массовой литературы. М.А. Евдокимычева (Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов) рассуждала о том, чтo находит в подобных текстах “наивный читатель”, какую “пользу” извлекает он из литературы этого типа. Т.Г. Браже (СанктПетербургская академия постдипломного педагогического образования) на материале анализа около девяноста собранных ею анкет говорила об отношении (в массе своей спокойном и нейтральном) к массовой литературе взрослых читателей. В.В. Ялышева (Российская национальная библиотека, Санкт-Петербург) рассказывала о непростой и даже драматичной истории “взаимоотношений” публичных библиотек и массовой литературы в течение почти двух столетий.

Автор книг для подростков В. Сотников говорил о том, что дети ищут в “литературе реальных приключений” норму, образцы нормальных отношений, простоты и уюта, которых им не хватает. М.А. Литовская (Уральский государственный университет, Екатеринбург) в своем докладе “Масслит как учебник жизни — жанровые книги для подростков” отмечала, что, как бы мы это ни оценивали, но именно произведения популярной литературы являются для подростков “учебником жизни”. Тем временем Б.А. Ланин (Институт содержания и методов обучения Российской академии образования, Москва) в своем выступлении показал, что в современной школьной программе не только отсутствует разговор о массовой литературе, но и фактически вообще нет произведений современной литературы. Однако, как подчеркивали многие выступавшие, читатель испытывает потребность в подобного рода чтении, в частности, потому, что массовая литература — это книги “быстрого реагирования”, они удовлетворяют насущные потребности аудитории и выполняют адаптационную, психотерапевтическую, релаксационную и многие другие функции. Об этом говорили, например, докладчики, анализировавшие такие явления молодежной субкультуры или интернет-культуры, как “fan fiction” (доклады И.Н. Ивановой, А.С. Ивановой (Ставропольский государственный университет) “Fan fiction как жанр массовой литературы: стереотипы гендерного сознания “аффтаров””, Е.А. Ксенофонтовой (МГУ) ““Гарри Поттер”: особенности российской субкультуры”) и “народный перевод” (доклад Н.А. Стрельниковой (Университет Российской академии образования, Москва) ““Народный перевод” массовой литературы как лингвокультурный феномен”). Особый интерес представляли сообщения тех участников конференции, кого можно было бы назвать “двойными агентами”, которые, являясь в большинстве своем критиками или филологами, одновременно выступают в роли авторов массовой или так называемой мидл-литературы. Р. Арбитман (Лев Гурский), исследователь, критик и писатель, размышлял о том, что в современной литературе произошла своеобразная аннигиляция авторского начала и в определенном смысле критик (или автор аннотаций) перенимает авторскую функцию в диалоге с читателем. (О “смерти” автора и авторства шла речь и в докладе Е.В. Козлова (Волгоградская академия госслужбы) “Nomen est omen: имя автора на периферии развлекательного текста”.)

С этим утверждением были не согласны автор детективов Т. Гармаш-Роффе, писательница О. Новикова и критик Т.А. Сотникова, пишущая беллетристические тексты под псевдонимом Анна Берсенева. Т.А. Сотникова говорила о меняющихся стратегиях издательств, которые ориентируются на потребности все более дифференцирующихся групп читателей. С точки зрения Т. Сотниковой, по мере заполнения рынка возникает спрос на автора, умеющего писать качественную беллетристику. Профессор МГУ и автор нескольких книг В. Новиков, соединяя научный и литературный дискурсы, сделал главной темой своего выступления “популярное литературоведение”, книги исследовательского и биографического плана, которые обращены “не к соседнему ученому”, а к широкому читателю.

Несомненным достоинством конференции явилось то, что она очертила широкий круг вопросов для обсуждения, обозначила разные уровни, многообразные возможности подходов к теме массовой литературы и культуры в современной России. Теперь можно идти путем углубленного изучения более конкретных аспектов.

Очевидная проблема, которая выявилась в ходе докладов и прений, — очень незначительная включенность российских ученых в международный контекст изучения проблемы. Массовая литература — не специфически отечественный феномен, она продукт глобализации, интернационализации и, возможно, стандартизации культуры. Многие моменты в ее генезисе и функционировании уже основательно изучены на американском, европейском и частично русском материале. В замыслы организаторов входило устроить своеобразную “встречу на Эльбе” — свести на конференции российских и западных ученых, работающих в области исследования масскульта. По ряду причин, в основном технического и финансового свойства, этот план не удалось реализовать в должной мере. Однако весьма вероятно, что в обозримом будущем подобный проект удастся осуществить, например, в Тамперском университете (Финляндия), который наряду с Российским государственным педагогическим университетом им. А.И. Герцена и Северо-Западным институтом печати (Санкт-Петербурский университет технологии и дизайна) был в числе организаторов настоящей конференции.

Ирина Савкина