Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2008, 92

Index librorum prohibitorum зарубежных писателей

(в переводах на русский язык 1917—1991 гг.)

Под названием “Index Librorum prohibitorum” (индекс запрещенных книг) почти 400 лет (с середины XVI до середины XX вв.) время от времени выходил в свет перечень книг, осужденных католической церковью и запрещенных к изданию, распространению и чтению1.

В советское время цензурные индексы, выпускавшиеся Главлитом СССР, включали порой десятки тысяч названий. Последний проскрипционный список Главлита вышел 27 декабря 1988 г.; затем книги постепенно стали высвобождаться из спецхранного пленения.

Автор этих строк опубликовал на страницах “НЛО” (2002. № 53, 56; 2003. № 61—62) выборочный “Index Librorum prohibitorum русских писателей”2.

Ниже мы публикуем индекс запрещенных книг зарубежных писателей.

Как и прежде, в настоящий индекс вошли лишь отдельно изданные художественные произведения, литературные альманахи и сборники, первоначально благополучно прошедшие все виды предварительного и последующего цензорского контроля, вышедшие в свет с одобрения цензурных органов и получившие их разрешительную визу.

Автор счел нужным привести сведения и о книгах, запрещенных частично, а именно об искалеченных изданиях, хотя они, как правило, и не входили в официальные перечни Главлита. Сменявшие друг друга волны массовых изъятий литературы грозили превратить все библиотеки в один огромный спецфонд: множество книг 1920—1930-х гг. содержало упоминания нежелательных персон — то ли в виде ссылок на их речи и выступления или цитат из них, то ли в виде предисловий, которыми они любили снабжать различные издания. Поняв, очевидно, что вакханалия изъятий 1936—1938 гг. может вообще оставить библиотеки без книг — даже специальных и учебных, — идеологические надсмотрщики решили прибегнуть к паллиативной мере. Главлиту приказано было отныне включать в циркулярные списки лишь “авторские” книги “врагов народа”; во всех же остальных производить “вычерки и исправления”, оставляя их в общих фондах библиотек и даже в книготорговых предприятиях. Целая армия библиотекарей под наблюдением цензоров занялась вычеркиванием и замарыванием имен “врагов народа”, изъятием и заклеиванием портретов, изъятием — “выдиркой”, по тогдашней терминологии — отдельных статей, глав и т.п. Сама техника такой работы расшифрована в “Приказе Уполномоченного СНК и начальника Главлита СССР об исправлениях в тексте”, датируемом маем 1941 г. В нем снова говорилось, что “при удалении предисловий или целых статей обязательно производить соответствующие вычерки на титульных листах, в оглавлениях и, если необходимо, на обложках книг, удаляя все ссылки на вычеркнутую статью и фамилию автора”. Однако перед экзекуторами была поставлена задача, звучавшая уже совершено кафкиански: “Все вышеуказанные исправления в книгах производить на месте в библиотеках, силами библиотечных работников под наблюдением цензоров. При удалении предисловий или целых статей обязательно производить соответствующие вычерки на титульных листах, оглавлениях и, если необходимо, на обложках книг, удаляя все ссылки на вырезанные статьи и фамилии авторов. Исправления производить тщательно и аккуратно с тем, чтобы, с одной стороны, нельзя было прочесть вычеркнутых слов или фраз, а с другой, чтобы не портить внешнего вида книги и ее содержания” (курсив мой). В послевоенные годы такая практика продолжалась. “В связи с запросами с мест” в 1949 г. последовало разъяснение (секретный циркуляр Главлита СССР № 8): “Исправление изданий, содержавших предисловия, послесловия, библиографию, статьи и портреты лиц, все произведения которых подлежат изъятию, не требует специального указания Главлита и производится самими работниками библиотек. При удалении указанных материалов обязательно производить соответствующие вычерки на титульных листах, в оглавлениях и, если необходимо, на обложках книг, затушевывая все ссылки на вычеркнутую статью и фамилию ее автора. Изъятые из книги листы сдаются в спецфонд, а в библиотеках, не имеющих спецфонда, — уничтожаются с составлением соответствующего акта”. Такие книги, после проведенной над ними “операции”, казалось бы, должны были храниться в “общих фондах” библиотек… Однако они “на всякий случай”, во избежание соблазна и возникновения недоуменных вопросов читателей, столкнувшихся с искалеченными книгами, держались подальше от их глаз. Об этом, в частности, свидетельствуют каталоги и картотеки бывших спецхранов, в составе которых, в большинстве эпизодов, они и хранились — наравне с запрещенными полностью. Между прочим, как свидетельствуют документы сохранившегося архива спецхрана РНБ, по этому поводу шла долгая тяжба между библиотекой и органами цензуры. Библиотекари просили, “согласно положению о неприкосновенности двух обязательных экземпляров, хранящихся в библиотеке, не подвергать эти обязательные экземпляры исправлению3 (курсив наш; так на оруэлловском “новоязе” звучала описанная выше операция). Однако цензурные органы были неумолимы… Тем не менее в РНБ и других библиотеках все же сохранилось некоторое количество “неисправленных” экземпляров. Особенно пострадала знаменитая серия “Сокровища мировой литературы”, выпускавшаяся в 1920-х — первой половине 1930-х гг. издательством “Academia”. Единственная причина — участие в этих изданиях расстрелянных переводчиков и авторов вступительных статей: видного театроведа и переводчика А.И. Пиотровского, академика И.К. Луппола, Л.Б. Каменева и ряда других.

Прежней осталась и типология запретов. В подавляющем большинстве случаев действовал принцип, сформулированный еще в Древнем Риме: “Nomina sunt odiosа” (“Имена ненавистны”). В силу этого книги, входившие в главлитовские списки, как правило, вовсе не содержали какого-либо политического или идеологического “криминала”, в отличие, скажем, от дореволюционных индексов такого рода, в которые все-таки включались книги, покушавшиеся, по мнению цензоров, на “законы Божеские и гражданские”. Под запрет попали все книги западных писателей-интеллектуалов, впавших поначалу в эйфорию по поводу “строительства нового мира”, а затем “прозревших”, особенно после посещения СССР в середине 1930-х гг. (Андре Жид, Джон Дос Пассос, Анри Гильбо и др.).

Что же до запретов по “содержательным” мотивам, то они немногочисленны. Так, в частности, крайне ревниво и настороженно относилась цензура к изображению событий Гражданской войны в Испании (см., например, сборник “Испания в огне”), религиозным мотивам (Сельма Лагерлёф). Иногда цензура запрещала дореволюционные издания, что вообще-то составляло чрезвычайную редкость в ее практике. В основном обращалось внимание на “порнографию”, понимаемую крайне пуритански и расширительно (книги Октава Мирбо, Оскара Уайльда и др.)4.

В наш перечень не вошли некоторые “секретные” издания, предназначавшиеся исключительно для высшего слоя партийной номенклатуры, — по причине их отсутствия даже в спецхранах крупнейших книгохранилищ, петербургских во всяком случае, обладавших правом получения обязательного экземпляра. В частности, таким закрытым изданием был выпущен роман Эрнеста Хемингуэя “По ком звонит колокол”. После неудачной полпытки публикации романа в журнале “Интернациональная литература” в 1940 г. сам агитпроп (тогда он назывался Идеологическим отделом ЦК КПСС) повелел перевести на русский язык и напечатать роман, но для “внутреннего употребления”. Он вышел в “Издательстве иностранной литературы” в 1962 г. мизерным тиражом (300 экз.), с грифом “Рассылается по специальному списку. №…”, поскольку, как говорилось в предисловии, в нем “…встречается ряд моментов, с которыми трудно согласиться. Так, например, обращает на себя внимание не совсем правильная трактовка образов коммунистов, бесстрашных и мужественных борцов с фашизмом в трудное для испанского народа время”5. Таким же образом был издан в 1959 г. роман Джорджа Оруэлла “1984”. Сделано это было в целях “контрпропаганды”, для того чтобы вооружить доверенный и крайне узкий круг лиц соответствующими “знаниями”.

Закрытым “специзданием” то же издательство и с таким же грифом выпустило книгу Ричарда Риса “Джордж Оруэлл. Беглец из лагеря победителей”. В небольшом предисловии к последней, в частности, говорится: “Славу создали Оруэллу повесть “Ферма животных” и роман “1984”, которые по существу представляют собой сатиру на советское общество. Поэтому не случайно книга “1984” взята на вооружение буржуазными авторами — видными политическими и государственными деятелями, экономистами, философами, журналистами и превратилась в настольную книгу проповедников антисоветской пропаганды. Ввиду того, что на Западе книга была шумно разрекламирована и редко кто из буржуазных реакционных авторов не ссылается на роман Дж. Оруэлла “1984” (особенно когда речь заходит о Советском Союзе и других социалистических странах), Издательство иностранной литературы направило читателям (!? — курсив мой. — А.Б.) в 1959 г. полный его перевод в целях информации. Характерно, что в последнее время зарубежные реакционные писатели все чаще стали освещать в своих произведениях политические вопросы, прибегая при этом к своеобразному методу лжи и грубой фальсификации истории. В дополнение к специзданию № 21/5058 (то есть к самому роману “1984”. — А.Б.) Издательство иностранной литературы в информационных целях направляет книгу Ричарда Риса”6.

Характеристика каждой книги состоит из четырех частей, или “блоков”:

  1. Полное библиографическое описание с указанием, как правило, тиража, поскольку это в данном случае представляет немаловажный интерес. Если репрессированный автор фигурирует в “Списках лиц, все произведения которых подлежат изъятию” (см. список сокращений), описания его книг (иногда десятков) опускаются.
  2. Источники запрета и возвращения книги: отсылки к сводным спискам книг, издававшихся время от времени Главлитом, отдельным цензурным циркулярам и архивным документам. Этот блок, в свою очередь, состоит из двух подразделов: в 1-м приводятся ссылки на документы, зафиксировавшие факт запрета книги, во 2-м — факт ее возвращения, своего рода “реабилитации” (после пометки: Возвр.). В таких случаях на карточках спецхрана РНБ делалась пометка: “Криминалы отпали” (!).
  3. Сведения об авторах книг приводятся только в тех случае, если они отсутствуют в общедоступных справочниках и энциклопедиях, или в тех, когда необходимо указать факты политических репрессий, если они таковым подвергались, и другие неблагоприятные, “дискредитирующие”, с точки зрения режима, обстоятельства, послужившие основанием для применения к ним цензурных санкций.
  4. Комментарий, в котором устанавливаются мотивы изъятия книги, подтвержденные архивными документами, выявленные в процессе изучения текста. Упоминания конкретных имен, как правило, означают, что именно они стали причиной конфискации книги. В тексте они выделены курсивом.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

Алф. список 1948 — Алфавитный список устаревших изданий, не подлежащих использованию в библиотеках общественного пользования и книготорговой сети. М.: Изд-во Всесоюзной книжной палаты, 1948. 300 с.

Аннотир. список — обширные “Аннотированные списки политически вредных книг, подлежащих изъятию из библиотек и книготорговой сети” (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 319, 320, 550, 551).

Библиогр. указатель — Библиографический указатель устаревших изданий, не подлежащих использованию в библиотеках общественного пользования и книготорговой сети. Отдельные выпуски издавались Всесоюзной книжной палатой в 1950—1953 гг.

Возвр.— Возвращение (означает, что книга исключена из состава спецхрана и передана в общее хранение).

ВП — Внутренняя путевка. Такое сокращение, означавшее факт передачи книги в общие фонды, с указанием номера и даты, ставилось сотрудниками спецхранов на карточке и (карандашом) на последней странице книги.

Карт. РНБ — карточка алфавитных каталогов расформированного в начале 1990-х гг. Отдела специальных фондов (спецхранов) Российской Национальной библиотеки, содержащая приводимые пометы.

КЛЭ — Краткая литературная энциклопедия.

ЛЭ — Литературная энциклопедия.

Св. список — Сводный список книг, подлежащих исключению из библиотек и книготорговой сети. Такие списки регулярно издавались Главлитом.

Список лиц 1950 — Список лиц, все книги которых подлежат изъятию из библиотек общественного пользования и книготорговой сети согласно приказам Главлита в период 1938—1950 гг. М., 1950. 55 с.

КНИГИ ОТДЕЛЬНЫХ АВТОРОВ

АНДЕРСЕН-НЕКСЕ МАРТИН. Навстречу молодому дню: Путешествие в Советскую Россию / Пер. Е. Бак. — Л.; М.: Петроград, 1925. — 143 с. — 8 000 экз.

Алф. список — 1948. Св. список — 1973. Возвр.: Приказ Главлита № 24. 1987.

Книга очерков датского писателя Мартина Андерсена-Нексе (1869—1954) написана в результате поездки в 1923 г. в СССР — “родину пролетариата всего мира”. “Произведение это свидетельствует как о понимании большевистской революции, так и о глубокой симпатии к Стране Советов и ненависти к буржуазной Европе. Нексе разоблачает гнусные намерения сплетников и всей клеветнической кампании против СССР, как со стороны буржуазии, так и социалфашизма и авгуров свободы и гуманности, поочередно на всех кафедрах мира, свидетельствующих против большевизма <…>. Единственный выход для пролетариата в настоящее время он видит в коммунизме” (ЛЭ. М., 1934. Т. 7. С. 708).

В своей книге писатель оправдывает все действия советской власти, в том числе “красный террор”: “Когда Троцкого (за этот пассаж книга и была запрещена. — А.Б.) подвели к изуродованным трупам красноармейцев, он воскликнул: “Нашим величайшим преступлением была до сих пор наша чрезмерная мягкость!” Красный террор был отчаянной отповедью народа, опутанного изменой и вероломством врагов. Тем не менее, он никогда не поравнялся с белым террором, прославившимся своими зверствами”. Благословляется им и борьба с религией, и, между прочим, не без антисемитских выпадов: “Родоначальники концентрации капитала, вдохновители империализма, зловредные представители высших сфер — все евреи…” И даже: “Антисемитизм субсидируется и подстрекается высшими финансовыми сферами самого же еврейства <…>. Наиболее националистические начинания во всех странах опираются на людей без национальности: на евреев <…>” (с. 114). Все встречавшиеся ему в советской России люди счастливы — даже “бывший князь” рассказал ему, что, когда у него отобрали дом, оставив маленькую комнатенку в коммунальной квартире, он посчитал это “вполне справедливым”.

БОНЗЕЛЬС ВОЛЬДЕМАР. Приключения пчелки Майи: Роман для детей / Пер. с нем. М.А. Вайсбейн. — Пг.: Госиздат, 1923. — 149 с.

Приказ № 79 (3). Возвр.: Приказ № 197. 1958 г.

Бонзельс Вольдемар (1881—1952) — немецкий писатель.

Книга приобрела большую популярность в России: первое издание опубликовано в Москве в 1914 г. В 1920-е гг. в СССР вышел ряд книг Бонзельса, в том числе трижды издавался указанный выше роман для детей. Под названием “Пчела Майя и ее приключения: Сказочная повесть” (в том же переводе) книга выдержала, начиная с 1993 г. и по настоящее время, еще 6 переизданий.

Автор рассказывает об опасных приключениях пчелы Майи, ее друзьях и врагах, о том, как она “спасала свой народ”, иносказательно изображая отношения в мире людей.

По-видимому, цензоры нашли в первом советском издании мотивы, которые сочли непозволительными в книге для детей младшего школьного возраста. Во-первых, “царистские”. Пчела сообщает о себе: “Я живу в замковом парке. Наша царица Елена VIII”. Пчелы подхватывают: “Во имя права и справедливости, во имя Царицы, защищайте государство!” До нее доносятся “слова старой боевой песни пчел:

Солнце, солнце!

Ты наш путь

Освети лучами.

Нам Царицу сохрани,

Мир да будет с нами!”

Во-вторых, “религиозные”. Насекомые распевают:

Ведь душа моя — дыханье

Мира вечной красоты.

Дивны Божии черты,

Дивно каждое созданье!

ВИЛЬЯМС АЛЬБЕРТ РИС. Народные массы в русской революции / С предисл. Э. Синклера. Пер. с англ. 2-е изд. — М.: Гос. изд., 1924. — 200 с. — 6000 экз.

Алф. список — 1948. Св. список — 1961. Св. список — 1973. Возвр.: ВП — 1990.

Вильямс (Уильямс) Альберт Рис (1883—1962) — американский писатель, публицист. Неоднократно посещал Россию, сочувствуя идеям большевизма (последний раз в 1959 г.). С июня 1917 по август 1918 г. — корреспондент ряда социалистических газет. Вильямс неоднократно встречался с Лениным, о котором написал и выпустил книгу “Ленин. Человек и его дело” (рус. перевод — 1925 г.). В 1921 г. написал книгу “Через русскую революцию” (рус. перевод под названием, указ. выше). В списках Главлита значатся еще пять книг Вильямса: “Очерки русской революции” (М., 1925), “Воспоминания о Ленине” (Л., 1926, а также ряд переизданий) и др. Причины стандартны: Троцкого он называет “героем и кумиром кронштадтских матросов”, вспоминает “о случае с одним моим другом, Краснощековым, который был впоследствии министром-президентом Дальневосточной Республики”. Речь идет об Александре Михайловиче Краснощекове (1880—1938), расстрелянном в 1938 г.

ГАРОДИ Р. Прометей 1848 года: Трагедия в 5-ти д. — М.: Изд-во иностр. литературы, 1961. — 103 с.

Приказ Главлита № 14. 26.VI. 1970. Возвр.: ВП — 1992.

Гароди Роже (1913—2000) — французский писатель, философ и литературный критик. Как сообщал о нем Советский энциклопедический словарь (М., 1982. С. 280), “с 50-х гг. выступал с работами по марксистской философии. С конца 60-х перешел на позиции ревизионизма; исключен из ФКП” (Французской коммунистической партии). В связи с этим, согласно указанному выше приказу, следовало “изъять все книги Гароди из общих фондов библиотек”. Еще ранее он подвергался резкой критике в советской печати за теорию “реализма без берегов”. Приказ Главлита сопровождается примечанием: “Изъятию подлежат все отдельно изданные произведения автора на иностранных языках”. В каталогах спецхранов учтен еще ряд книг Гароди, изданных в Советском Союзе в 1960-х гг.: О реализме без берегов: Пикассо, Сен-Джон Перс, Кафка / Предисл. Луи Арагона. — М.: Прогресс, 1966. — 202 с.; Грамматика свободы. — М.: Изд-во иностр. литературы, 1961. — 103 с.; Ответ Жан-Полю Сартру. — М.: Изд-во иностр. литературы, 1961. — 77 с.

ГИДАШ АНТАЛ. Привет революционным писателям мира: Стихи / Пер. с венгерского А. Ромм. 1-е и 2-е изд. — М.; Л.: ГИХЛ, 1931. — 16 с. — (Новинки иностранной революционной литературы). — 5000 экз.

“Предложение Мособлгорлита. В брошюре положительно упоминается враг народа Ясенский (с. 11), Киршон (с. 15), а также изъятые произведения Д. Рида, Либединского, Иллеша” (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 551. Л. 56).

Гидаш Антал (1899—1980) — венгерский писатель, участник революционного движения в 1918—1920 гг., член Коммунистической партии Венгрии с 1920 г. С конца 1925 г. жил в Москве, став одним из организаторов Союза венгерских революционных писателей. До 1932 г. занимал пост секретаря Международного объединения революционных писателей. Как сообщает КЛЭ, “в период культа личности был необоснованно репрессирован, реабилитирован в 1955 г. В 1959 г. вернулся на родину”. Его произведения неоднократно переводились и печатались в СССР.

ГИЛЬБО АНРИ. Владимир Ильич Ленин. — Л.: Прибой, 1924. — 43 с. Указано еще три различных издания книги Гильбо о Ленине (1924—1925).

Приказ Главлита № 8. М., 1957. Возвр.: ВП — 1987.

Гильбо Анри (1884—1938) — французский поэт и публицист. В годы Первой мировой войны занимал позицию “левого интернационалиста”. В 1918— 1920 гг. жил в советской России, участник 1-го, 2-го и 5-го конгрессов Интернационала. В книге факсимильно воспроизведен автограф Ленина — удостоверение, в котором “тов. Анри Гильбо рекомендуется как французский коммунист, который немного говорит по-русски”. Начинается книга со слов: “Тов. Троцкий сказал…”, что само по себе могло вызвать ее запрет. В 1920-е гг. — корреспондент “Юманите” в Германии. Как говорится в КЛЭ (т. 9, с. 230), “впоследствии перешел на троцкистские позиции, враждебно относился к СССР”. Этим вызвано запрещение ряда сборников, в которых публиковались произведения Гильбо или упоминалось его имя.

ГЛЕЗЕР ЭРНСТ. Мир: Роман / Пер. с нем. С. Бернера. — М.; Л.: ГИХЛ, 1933. — 256 с. — 5 000 экз.

Отношение Ленгорлита № 197 от 16.05.1953. Возвр.: ВП — 1991.

Указан еще ряд книг этого немецкого прозаика, посвященных жизни Германии в 1920-е гг., накануне прихода фашистов к власти. Возможная причина — “пацифистские позиции”, которые он занимал, по словам КЛЭ (т. 5, с. 212) и автора вступительной статьи Е. Гальпериной в предисловии к роману. Она считает Глезера “попутчиком, испытывающим “буржуазное влияние””.

ДОС ПАССОС ДЖОН. Изъять все произведения.

Список лиц — 1950. Св. список Главлита № 542. 1943. Возвр.: Приказ № 37. 14.09.1956: “Исключить из “Списка лиц…””.

Дос Пассос Джон (1896—1970) — американский писатель и драматург.

Редчайший факт: зарубежный писатель включен в “Список лиц, все произведения которых подлежат изъятию согласно приказам Главлита за период 1938—1950 гг.”. “В 1928 г. посетил СССР и прожил тут несколько месяцев”. Был избран членом Международного бюро революционной литературы. Он считался в советской критике “пацифистом” и “художником радикальных слоев мелкой буржуазии”. “После сближения с американской коммунистической интеллигенцией (Майкл Гольд и др.) и посещения СССР, начинает приближаться к идеологии революционной” (ЛЭ. 1930. Т. 3. С. 396). В силу этого в 1920—1930-е гг. его произведения часто издавались в Советском Союзе: они выходили не раз отдельными изданиями (“Три солдата”, “Манхеттен” и др.), публиковались на страницах журнала “Интернациональная литература” (например, роман “42-я параллель”).

Однако “после Гражданской войны в Испании он резко порывает с левыми кругами” и пишет книги “по своей тенденции — консервативно-охранительные”, для которых “характерны антидемократические тенденции” (КЛЭ. Т. 2. М., 1964). Речь, очевидно, идет о трилогии “Округ Колумбия”. Герой первой ее части — молодой человек, отправившийся сражаться в Испанию на стороне республиканцев, но его обвиняют в отклонении от “партийной линии” и обрекают на гибель. Дос Пассос был предан остракизму, его книги попали в главлитовские списки.

ЖАР АЛЕКСАНДРУ. У пограничного столба 203: Повесть / Сокращ. пер. с рум. И. Константиновского. — М.: Воениздат, 1952. — 137 с.

Библиогр. указатель № 6/69. М., 1955. Св. список — 1960. Возвр.: ВП — 1992.

Повесть румынского писателя оказалась в спецхране за “антититовские” настроения: “В казарме солдату привелось много слышать о титовцах: о шпионах, пытающихся проникнуть в Румынию <…> о подлых и лживых приемах титовской пропаганды…” и т.п. Как говорится в предисловии “От издательства”, книга “написана по личным впечатлениям автора после его пребывания на румынско-югославской границе. В настоящее время А. Жар пишет новую повесть под названием “Где-то на Дунае”, посвященную разоблачению титовских агентов, засылаемых американско-итальянской разведкой в страны народной демократии”.

ЖИД АНДРЕ. Собрание соч. Т. 1. Имморалист / Пер. А.Д. Радловой. — Л.: Academia, 1927.

Т. V. Фальшивомонетчики / Пер. А.А. Франковского. Л., 1927.

Циркуляр Главлита Белорусской ССР № 23. Св. список — 1950. Циркуляр Львовского Горлита № 16. 1951. Возвр.: ВП — 1991.

Жид Андре Поль Гийом (1869—1951) — французский писатель. В спецхране оказались еще две его книги в переводе на русский язык, изданные за рубежом: “Поворот в СССР” (Цюрих, 1937) и “Возвращение из Советского Союза” (Варшава, 1939).

В 1920-е — первой половине 1930-х гг. романы писателя довольно часто выходили в СССР в русских переводах. В 1926—1927 гг. издательство “Academia” предприняло издание его собрания сочинений, но вышли только 1-й, 4-й и 5-й тома.

В 1935—1936 гг. вышло в свет 4 тома из собрания сочинений под редакцией и с предисловием И.И. Анисимова. Набор 5-го тома, уже подготовленного и сверстанного в 1936 г., был рассыпан. В ЛЭ (1930. Т. 3. С. 168—171) отмечено, что, хотя Андре Жид и “клеймит капиталистическую действительность”, все-таки в его “произведениях мы имеем дело с искусством буржуазии, утратившей активную функцию <…> буржуазии рантьерской”. Хотя КЛЭ и поместила о нем небольшую статью в 1964 г. (Т. 2. С. 936), оценка творчества писателя еще более ужесточена, поскольку в его романах “изображение упадка капиталистического общества перерастает в проповедь индивидуализма и аморальности”. В середине 1930-х гг., в связи с наступлением фашизма, он “выразил симпатии литературе социализма. Однако этот период был недолгим; буржуазно-мещанский индивидуализм взял верх. Не случайно после посещения СССР в 1936 г. он выступил с антисоветских позиций”. Действительно: в отличие от Фейхтвангера, который в книге “Москва. 1937” (см. далее), написанной после посещения СССР, поверил даже показаниям “врагов народа” на политических процессах того времени, Андре Жид резко осудил практику строительства социализма в СССР. С тех пор ни одно его сочинение не могло выйти в свет в советских издательствах.

ИЛЛЕШ БЕЛА. Ветер с Востока. — М.; Л.: Гос. изд., 1930. — 45 с. — 5 000 экз.

Библиогр. указатель № 9 (19). М., 1952. Возвр.: Список Главлита № 1. М., 1956.

“Предложение Чкаловского Обллита. Брошюра является отрывком из запрещенного романа “Тисса горит”. На с. 7 положительно упоминается работа врага народа Бела Куна” (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 551. Л. 56).

“Ружье” и другие рассказы / Пер. с венгерской рукописи. — М.: ЦК МОПР, 1929. — 31 с. — 15 000 экз.

Библиогр. указатель № 9 (19). М., 1952. Возвр.: Список Главлита № 1. М., 1956.

Аннотир. список. “На с. 25—32 помещен рассказ, восхваляющий врага народа Белу Куна. На с. 6 и 8 упоминается его фамилия” (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 319. Л. 25).

Тисса горит: Роман в 3-х книгах. По стопам революции в Средней Европе / Предисловие Белы Куна. — М., 1929.

Алф. список — 1948. Св. список № 3. М., 1949. Возвр.: Отношение Главлита № 197. 1958.

Примечание в списках Главлита: “Все издания всех издательств”.

Роман “Тисса горит”, посвященный событиям венгерской революции, ежегодно издавался с 1929 по 1935 г., затем наступает перерыв до 1959 г., после которого он также часто выходил с предисловием реабилитированного Белы Куна.

По причине упоминания имени все того же Белы Куна в различные списки Главлита и соответственно в отделы спецхранения входил и ряд других книг Белы Иллеша: Золотой гусь: Избранные рассказы. — М.: Товарищество писателей, 1933. — 223 с. — 5200 экз.; Николай Шугай: Историческая повесть / Пер. Г. Генкеля. — Л.: Прибой, 1926. — 15 000 экз.; Барак № 43. М.; Л.: Московский рабочий, 1928; Избранные рассказы. — М.; Л.: ГИХЛ, 1931. — 153 с. — 5000 экз.

ЛАГЕРЛЁФ СЕЛЬМА. Легенды о Христе / Пер. со швед. В. Спасской. — М.: Изд-во “Польза”, 1911. — 133 с. — (Универсальная библиотека).

Объединенный список № 1—7. Рига, 197. Возвр.: Отношение Главлита № 197. 1958.

Книги Сельмы Лагерлёф (1858—1940) — шведской писательницы, лауреата Нобелевской премии (1909) — пользовались большой популярностью в России начала ХХ в., в 1910 г. издатель В.М. Саблин даже выпустил 10-томное собрание ее сочинений. Если не считать детской книги “Путешествие Нильса по Швеции” (в русских переводах “Путешествие Нильса с дикими гусями”), в советское время произведения Лагерлёф печатались очень редко.

Один из редких случаев запрещения дореволюционного издания. С. Лагерлёф, по словам автора статьи в ЛЭ (М., 1932. Т. 6. С. 23), “одна из самых реакционных писательниц конца XIX начала XX вв. <…> социализм для Л. — это последний величайший искус антихриста”. В более мягкой форме такая оценка выражена в КЛЭ (М., 1966. Т. 3. С. 963): “Л. <…> ищет выход в религиозно-идеалистической программе духовного самообновления”. По-видимому, религиозные мотивы и послужили причиной запрета книги. В приказе уточняется: “Все дореволюционные издания”. До 1917 г. “Легенды о Христе” выдержали 7 изданий (И.Д. Сытин, М. Кнебель, бр. Сабашниковы и др.). После отмены цензуры в России несколько изданий “Легенд…” вышли в современных издательствах.

МАДАРАС Э. Два рассказа. — М.: Журн.-газ. объединение, 1934. — 43 с. — 50 000 экз.

Список № 2. М., 1949. Возвр.: Список Главлита № 3. М., 1956.

Мадарас Эмиль (1884—1962) — венгерский поэт, участник революционных событий в Венгрии в 1918—1919 гг. В 1922 г. эмигрировал в СССР, где жил до 1946 г. Неоднократно переводил произведения советских писателей.

“Предложение Библиотеки Литературного Музея. В брошюре на с. 15, 18 в положительном контексте упоминается враг народа Бела Кун. На обложке брошюры помещен портрет Дос Пассоса” (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 551. Л. 79).

Борьба Павла Чигайды. — М.; Л.: ГИХЛ, 1932. — 150 с. — 100 000 экз.

Список № 2. М., 1949. Возвр.: Список Главлита № 3. М., 1956.

Причины изъятия книги рассказов — те же. “Вина” усугублена текстом, напечатанным на контртитуле: “Книгу эту посвящаю вождям Венгерской революции Бела Куну и Ракоши”. Матьяш Ракоши (1892—1971) — с 1945 по 1948 г. генеральный секретарь ЦК компартии Венгрии, с 1948 по 1956 г. — Венгерской партии трудящихся. В связи с событиями в Будапеште в ноябре 1956 г. “за допущенные ошибки” освобожден от занимаемых должностей, в 1962 г. исключен из партии.

МИРБО О. Сад пыток и смерти. Дневник горничной.

Все издания на всех языках.

Библиогр. список № 10. М., 1952. Св. списки — 1957, 1973. Возвр.: Отношение Главлита № 197. 1958.

Мирбо Октав (1848—1917) — французский писатель. Романы его пользовались большой популярностью в дореволюционные годы. В.М. Саблин выпустил в Москве полное собрание его сочинений в 10 томах (1908—1911), не раз выходили отдельными изданиями указанные выше романы. “Сад пыток” однажды был издан в 1920-е гг. (Полтава, 1926).

Названные романы советской пуританской критикой и цензурой, которым всюду мерещилась “порнография”, отнесены именно к этой “епархии”. Такими соображениями и объясняется тотальный запрет, наложенный на романы Мирбо с примечательным пояснением “…на всех языках”, что было редчайшим явлением в практике Главлита, так же как интерес к дореволюционным изданиям.

РИД ДЖОН. 10 дней, которые потрясли мир.

Все издания по 1956 г. включительно.

Штурм отжившего мира: По книге “10 дней, которые потрясли мир”. — Пг.: Прибой, 1924. — 64 с. (с добавлением в списке: “и все другие издания”).

Алф. список — 1948. Приказ Главлита № 2 от 2.02.1957. Св. список — 1961. Св. список — 1973. Возвр.: Приказ Главлита № 84. 1987 (с пометкой на карт. РНБ: “Устное распоряжение тов. В.Н. Соколова” (начальника Ленгорлита)).

В 1917 г. Джон Рид, снискавший славу одного из самых талантливых корреспондентов с театра военных действий (в 1916 г. он объединил свои статьи в книге “Война в Восточной Европе”), приехал в Петроград. В марте 1917 — мае 1918 гг. в цикле корреспонденций “Красная Россия” он подробно фиксирует события того времени. Позднее они стали основой указанной книги, вышедшей на английском языке в Нью-Йорке в 1919 г. Рид становится членом Коминтерна, одним из создателей Коммунистической партии США. В качестве ее делегата он снова посетил Россию в 1920 г.; в том же году он умирает от тифа в Москве. Похоронен у Кремлевской стены.

В русском переводе книга выходила с 1923 г.; выдержала множество изданий. Сопровождались они предисловием В.И. Ленина, считавшего, что книга Рида “дает правдивое и необыкновенно живо написанное изображение событий, столь важных для понимания того, что такое пролетарская революция, что такое диктатура пролетариата”. Дав высокую оценку книге, автор статьи в ЛЭ (М., 1935. Т. 9. С. 665) отметил все же в ней “серьезные политические недостатки. Недостаточное понимание вопросов стратегии и тактики революции, крупнейшие ошибки в ряде положений (переоценка роли Троцкого, штрейкбрехерства Каменева, Рязанова и др.) делают книгу не соответствующей требованиям современного советского читателя”.

Книга не раз подвергалась купированию: сравнение текстов различных изданий позволяет проследить отношение советской цензуры к тем или иным деятелям и событиям революции. С 1930-х гг. исчезает имя Троцкого, роли которого в октябрьском перевороте автор уделил немало места. Позднее — имена Зиновьева, Каменева, Антонова-Овсеенко и других деятелей, ставших жертвами Большого террора. В 1957 г., как указано выше, решено было вообще изъять и уничтожить все издания книги, вышедшие до 1957 г. В дальнейшем книга выходила в “очищенном” виде: все эпизоды, в которых фигурируют упомянутые деятели, были изъяты.

СЕЛИН Л.Ф. Путешествие на край ночи: Роман / Пер. с фр. Ив. Анисимова. — М.: ГИХЛ, 1934.

Распоряжение Главлита № 70. 1940. Библиогр. указатель № 6 (27). М., 1953. Возвр.: Отношение Главлита № 197. 1958.

На карт. РНБ пометка: “Подлежит изъятию. Ответ Главлита № 2868. 05.07.1955”.

Селин Луи Фердинанд (наст. фам. Детуш; 1894—1961) — французский писатель. Поскольку роман, по утверждению КЛЭ (М., 1971. Т. 6. С. 734), “отразил ужас буржуазного существования”, он был переведен на русский и издан в 1934 г. В следующем году в массовой серии “Библиотека “Огонька”” вышел отрывок из этого романа. Однако Селин, посетивший СССР в 1936 г., “напечатал поклеп на коммунизм — памфлет “Моя вина”” (1936).

В годы войны Селин сотрудничал с оккупантами. Обвиненный в коллаборационизме, он в 1944 г. бежал в Германию, затем перебрался в Копенгаген; возвратился во Францию только в 1951 г. и был амнистирован. В связи с профашистской позицией, занятой Селином, единственный его роман, вышедший по-русски, подлежал безусловному запрету. В последнее время вышел ряд не переводившихся ранее романов Селина; с 1994 г. роман “Путешествие на край ночи” издавался восемь раз.

СТАНДЭ СТ. Поэма о Магнитострое / Пер. с польск. — М.: Советский писатель, 1933. — 151 с.

Стихи / Пер. с польск. — М.: Гослитиздат, 1935. — 99 с.

Алф. список — 1948. Возвр.: ВП — 1960.

Станде Станислав Рышард (1897—1937) — польский поэт. В стихотворениях, написанных преимущественно “под Маяковского”, прославляющих страну Советов и гигантские новостройки, упомянут В.К. Блюхер. В спецхране находилась и книга автора на белорусском языке: Выбранныя верши. Менск, 1932.

СТРОНГ АННА ЛУИЗА. Все произведения.

Св. список — 1949. Список лиц — 1950. Возвр.: “Исключить из списка лиц, изъятых полностью. Книги вернуть” (Приказ Главлита № 12. М., 1955).

Стронг Анна Луиза (1885—1970) — американская журналистка и писательница коммунистической направленности. Начиная с 1930-х гг. неоднократно посещала СССР и одобряла все действия советской власти, включая коллективизацию, политические репрессии и т.д. Участвовала в Гражданской войне в Испании на стороне республиканцев. Тем не менее в 1949 г. во время одного из посещений СССР по приказу Сталина была выслана из страны как американская шпионка. По возвращении в США была объявлена, в свою очередь, шпионкой СССР. Уехала в Китай, где жила до конца жизни, будучи близка к партийным кругам. В 1930-х гг. вышел ряд книг Стронг в переводах с английского: рассказы и очерки о коллективизации, строительстве Днепрогэса и др.

УАЙЛЬД О. Царь Жизни. — М.: Икар, 1908. — 54 с.

Список Главлита № 3. М., 1949. Св. список — 1951. Возвр.: Отношение Главлита № 197. 1958.

Уайльд Оскар (1856—1900) — английский писатель. Произведения Оскара Уайльда в начале ХХ в. пользовались громадной популярностью у русской читающей публики. Книги его издавались постоянно, под редакцией К.И. Чуковского вышло Полное собрание сочинений в 4-х томах (СПб., 1912). Рассказ “Царь Жизни” вышел лишь единожды в указанном выше издательстве. “Апологет аморального эгоизма и праздности”, ““высшие натуры” которого наделены утонченной извращенностью” (ЛЭ. М., 1939. Т. 11. С. 478), Уайльд после революции был признан “вредным” писателем, в силу чего его произведения практически не печатались до 1960 г., когда вышел двухтомник, подготовленный А. Аникстом.

Данный случай — один из редких примеров интереса советской цензуры, проявленный к дореволюционному изданию, в котором найдены элементы порнографии, причем с гомосексуальным оттенком. В одном из первых положений о Главлите, созданном в 1922 г., предусматривалась решительная борьба с “произведениями, носящими порнографический характер”, что понималось крайне расширительно (см. подробнее: Гишар Б. Борьба с порнографией при царской и большевистской цензуре в начале ХХ века: попытка сравнения // Цензура в России: История и современность. СПб., 2006. Вып. 3. С. 142—158).

Рассказ повествует о страстной “греховной” любви аббата к подростку, заканчивающейся трагически: не в силах справиться со своей страстью, аббат дает испить юноше из чаши с отравленным напитком, а затем и сам принимает яд.

УЭЛЛС Г. Россия во мгле / Пер. с англ. — Харьков, 1922. — 82 с. — 10 000 экз.

Алф. список — 1948. Св. список — 1961. Возвр.: Список книг, подлежащих возвращению в общие фонды. М., 1964.

Книга “Россия во мгле” написана и издана в 1920 г. в результате посещения Уэллсом советской России и беседы с Лениным 6 октября того же года. Как писала о нем ЛЭ в 1939 г., из книги “явствует, что У., находясь во мгле фабианства, не понял сущности социалистической революции. Утопист и фантазер, он остался скептиком, как только столкнулся не с законами капитализма, а с практикой социалистического строительства <…> назвал ленинский план электрификации “утопией”, а Ленина — “кремлевским мечтателем”. Уэллс не преодолел своей буржуазной ограниченности, не встал на путь деятельной борьбы с реакцией, не признал, что только пролетарской революцией может быть создан новый, радостный мир” (М., 1939. Т. 11. С. 633). Впрочем, к новому “эксперименту” он относился скорее сочувственно, признав во время посещения Москвы в 1934 г., что планы Ленина стали “реальностью”.

“Россия во мгле” в 1920-е гг. была издана лишь однажды, и то — в харьковском, а не центральном издательстве. Она привлекла интерес эмиграции, будучи тогда же дважды издана за рубежом (оба издания, естественно, оказались в спецхране). Формальным основанием запрета послужило частое упоминание Уэллсом репрессированных позднее вождей (Зиновьева, Рыкова, Лилиной и др.), но и само содержание книги могло смутить цензоров. См. такой, например, пассаж: “Я должен признаться, что мой пассивный протест против Маркса превратился в России в активную ненависть. Повсюду, куда мы только ни ходили, мы видели статуи, бюсты, портреты Маркса <…>. Вездесущее присутствие бороды Маркса меня все более раздражало, и меня терзало острое желание обрить его” (с. 35).

Книга была переиздана в русском переводе только в 1958 г., причем текст подвергся тщательной редактуре, изъятию все тех же “неудобных” имен и ряда фрагментов. Она была снабжена предисловием Г.К. Кржижановского, в котором разъяснялись причины “ограниченности” и “заблуждений” Уэллса. В более полном виде текст книги опубликован в сборнике Уэллса “Россия во мгле”, подготовленном знатоком его творчества Ю.И. Кагарлицким в сопровождении предисловия академика И.И. Майского (М.: Госполитиздат, 1970).

ФЕЙХТВАНГЕР ЛИОН. Москва. 1937: Отчет о поездке для моих друзей / Пер. с нем. — М.: Гослитиздат, 1937. — 94 с. — 200 000 экз.

Список Главлита № 5. М., 1950. Св. списки — 1957, 1961. Св. список — 1961. Возвр: Передать в открытые фонды. Приказ Главлита № 1. 21.01.1968.

Книга написана после поездки в СССР в конце 1936 — начале 1937 г. На немецком языке вышла в Амстердаме (писатель к этому времени эмигрировал из Германии). Книга издана с поразительной оперативностью (“Сдано в набор 23 ноября 1937 г. Подписано в печать 24 ноября 1937 г.”). В том же году эта же книга, подписанная к печати в тот же день, вышла в свет в увеличенном формате, но без изменения содержания (М.: Гослитиздат, 1937. 95 с.). Существует и третье, сугубо секретное издание, выпавшее из поля зрения исследователей. Оно было выпущен опять-таки в 1937 г. (М.: Гослитиздат, 1937. 101 с.) с грифом “Особое бюро НКВД. Перепечатка воспрещена”. Книга не подлежала рассылке по системе обязательного экземпляра и предназначалась ограниченному кругу лиц, что подтверждает указанный в учетно-регистрационных данных тираж: всего 250 нумерованных экземпляров. РНБ располагает “Экз. № 14” , поступившим только в 1960-х гг. (на карточке алфавитного каталога РНБ указана дата поступления книги: 19 декабря 1968 г.). Это издание сдано в набор примерно за месяц (6 октября) и подписано к печати за три дня (21 ноября) до двух указанных выше. Поскольку тексты всех изданий абсолютно идентичны, можно предполагать, что “закрытое” издание было предпринято с целью предварительного знакомства узкого круга “компетентных лиц” с книгой Фейхтвангера. По-видимому, одобрение было получено на самом верху, после чего и предпринято издание книги массовым тиражом.

Книги выходили с кратким предисловием издательства, предупреждавшим советского читателя: “В книжке содержится ряд ошибочных и неправильных оценок. В этих ошибках может разобраться советский читатель. Тем не менее, книжка представляет интерес и значение, как попытка честно и добросовестно изучить Советский Союз. В то время, когда буржуазные разбойники пера, в угоду империализму и фашизму, соревнуются в фабрикации отравленной лжи и клеветы против СССР, Фейхтвангер старается доискаться объективной правды об СССР и понять его особенности”.

Книги Фейхтвангера выходили в СССР огромными тиражами. Посетив в декабре 1936 — январе 1937 г. СССР, он в том же году написал книгу “Москва. 1937. Отчет о поездке для моих друзей”, в которой чувствуется скрытая, а иногда и открытая полемика с книгой Андре Жида “Возвращение из Советского Союза” (см. выше). Писатель присутствовал на процессе “Антисоветского троцкистского центра”, начавшемся 23 января 1937 г., безоговорочно поверив в эту инсценировку. Он даже написал об этом в своей книге: “Когда я услышал Пятакова, Радека и их друзей, я почувствовал, что мои сомнения растворились, как соль в воде, под влиянием непосредственных впечатлений от того, что говорили подсудимые и как они говорили. Если все это было вымышлено или подстроено, то я не знаю, что тогда значит правда”.

Фейхтвангер, правда, был несколько “смущен” той вакханалией, которая творилась вокруг имени Сталина, рискнув поместить в книге главу “Сто тысяч портретов человека с усами”. Во время беседы со Сталиным, которой он был “удостоен” 8 января 1937 г., Фейхтвангер задал ему “неудобный” вопрос: “На мое замечание о безвкусном, преувеличенном преклонении перед личностью он пожал плечами. Он извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус, и слегка пошутил по поводу сотен тысяч увеличенных до чудовищных размеров портретов человека с усами, — портретов, которые мелькают у него перед глазами во время демонстраций. Я указываю ему на то, что даже люди, несомненно обладающие вкусом, выставляют его бюсты и портреты — да еще какие! — в местах, к которым они не имеют никакого отношения, как, например, на выставке Рембрандта. Тут он становится серьезен. Он высказывает предположение, что это люди, которые довольно поздно признали существующий режим и теперь стараются показать свою преданность с удвоенным усердием. Да, он считает, что тут действует умысел вредителей, пытающихся дискредитировать его”.

Книга Фейхтвангера “Москва. 1937” показалась идеологическим и цензурным инстанциям “нежелательной” для открытого распространения. Во-первых, потому, что даже очень мягко выраженное сомнение в правомерности культа вождя могло вызвать у читателей “неудобные” вопросы. Во-вторых, неоднократное упоминание в книге имен врагов народа — неважно в каком контексте, — позднее также было признано вредным для читателя. В-третьих, в небольших главках “Причина более строгой цензуры” и “Необходима ли цензура?” Главлит мог увидеть нежелательные выпады против своего ведомства и даже плохо скрытую иронию: “Прежде круг тем московских сцен (так! — А.Б.) и фильмов был безусловно шире. Когда спрашиваешь ответственных лиц, почему это изменилось, почему за последние год или два литературная и художественная продукция контролируется строже, чем прежде, то тебе отвечают, что Советскому Союзу угрожает предстоящая в недалеком будущем война и нельзя медлить с моральным вооружением. Вот ответ, который получаешь в Союзе и на некоторые вопросы; он объясняет очень много из того, что вне границ Советского Союза трудно понимается. Однако, по моему мнению, он недостаточно точно объясняет попечительство и опеку государства над художником. Государство может ставить художнику задачи, но я не считаю полезным, когда оно под более или менее мягким давлением принуждает художника к принятию на себя этих задач и к соблюдению генеральной линии. Я убежден в том, что художник лучше всего разрешает те задачи, которые он сам себе ставит.

Кроме того, граждане Советского Союза настолько пропитаны политикой, что эта политика неизбежно сказалась бы в произведениях художников даже в том случае, если бы их и не принуждали к выбору непосредственно политических сюжетов”. В главке “Свобода слова в Советском Союзе”, говоря о 125-й статье принятой в 1936 г. “Сталинской Конституции”, гарантировавшей, “в соответствии с интересами трудящихся”, “свободу слова и печати”, Фейхтвангер снова не удерживается от некоторой иронии: “Однако практика показывает, что, несмотря на эти гарантии, со свободой слова и печати в Советском Союзе обстоит еще далеко не идеально. Как я указал выше, некоторым писателям приходится часто вздыхать по поводу того, что политические власти водят их на поводу, и мысль, что Платон намеревался вообще изгнать из своего государства всех писателей, является для них слабым утешением”.

Подробнее см.: Паперный В. Вера и правда: Андре Жид и Лион Фейхтвангер в Москве // Неприкосновенный запас. 2003. № 4; Запись беседы товарища Сталина с германским писателем Лионом Фейхтвангером. 8 января 1937 г. // Большая цензура: Писатели и журналисты в Стране Советов / Сост. Л.В. Максименков. М., 2003. С. 444—460; Фрезинский Б. “…Черт меня дернул влюбиться в чужую страну…”: Пять сюжетов из истории франко-советских культурных связей // Всемирное слово. 2000. № 13. С. 77—83.

ШНИЦЛЕР АРТУР. Барышня Эльза: Повесть / Пер. И.Б. Мандельштама. — Л.: Сеятель, 1925. — 91 с. — 6 000 экз.

Приказ Главлита № 8. М., 1951. Возвр.: Приказ № 73. 1956.

Аннотир. список. “Бульварно-порнографическая новелла” (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 320. Л. 150). Повесть австрийского писателя Артура Шницлера (1862—1931) представляет собой исповедь истерической барышни. Никакой порнографии в ней нет, если не считать одной более или менее откровенной сцены. Произведения Шницлера пользовались в начале века большой популярностью в России; вышло даже 9-томное собрание его сочинений (М., 1903— 1911). Советская критика считала, что сочинения Шницлера “…отличаются рафинированным психологизмом, повышенным интересом к интимной жизни…” (КЛЭ. М., 1975. Т. 8. С. 732).

ЛИТЕРАТУРНЫЕ АЛЬМАНАХИ И СБОРНИКИ

Албанские поэмы / Пер. с албанского Д. Самойлова. — М.: Изд-во иностр. литературы, 1950. — 77 с.

Приказ Главлита № 43. М., 1962. Возвр.: ВП — 1991.

В связи с охлаждением отношений СССР и Албании Главлитом выпущен приказ № 43 от 30.01.1962, предписывавший изымать книги о современной Албанской Народной Республике.

В тексте и примечаниях переводчика названы многие деятели Албании, подвергнутые остракизму (Энвер Ходжа и др.).

Испания в огне: Сборник / Пер. с исп. Б. Загорского. — Харьков: Украинский работник, 1934. — 191 с. — (Литература мировой революции). — 27 500 экз.

Св. список — 1958. Возвр.: ВП — 1988.

Сборник произведений, посвященных революционным событиям в Испании в конце 1920-х — начале 1930-х гг. Вероятная причина запрета: в романе Рамона Х. Сендера “Семь красных воскресений” сочувственно изображается участие в этих событиях анархистских и других организаций, которые потом, в ходе событий Гражданской войны, были объявлены республиканцами вне закона, а члены их подлежали уничтожению.

Литература мировой революции / Сост. Н. Синельникова и др. — М.; Л.: Учпедгиз, 1933. — 176 с. — 10 000 экз.

Библиогр. указатель № 3. М., 1954. Возвр.: Отношение Главлита № 197/1988.

Сборник произведений современных писателей. Причина запрета: помещены произведения Бруно Ясенского.

На подъеме: Альманах пролетарской и революционной литературы Западной Европы и Америки / Сост. Н.Л. Живов. — Л.: Ленгихл, 1932. — 416 с. — (Международное объединение пролетарских писателей). — 5200 экз.

Список Главлита № 4. М., 1950. Возвр.: Список № 3. М., 1956.

Причина запрета — та же.

Раскаты: Сборник. — Л.: ГИХЛ. — 1932. — 552 с. — (Октябрь в мировой литературе). — 5 200 экз.

Список Главлита № 4. М., 1950. Возвр.: Список № 3. М., 1956.

В сборник включены воспоминания Андре Марти “Кровавое воскресенье” (отрывок из его книги “Красный флаг над французским флотом”) о революционном брожении среди французских моряков в Одессе. Андре Марти (1886—1956) — французский коммунист, один из виднейших деятелей французской компартии, участник событий в Одессе в годы Гражданской войны. Во время Гражданской войны в Испании — генеральный комиссар интербригад. Его имя было включено в “Список лиц, все произведения которых подлежат изъятию...” (М., 1950). Пометка на карт. РНБ: “В разъяснении Горлита “Список авторов…” отменяется. Книги переданы в открытые фонды”.

Революционная поэзия современного Запада: Антология / Предисл. П.С. Когана. — М.: Московский рабочий, 1927. — 228 с. — 5000 экз.

Библиогр. указатель № 3 (24). М., 1954. Св. список — 1957. Св. список — 1973. Возвр.: Приказ № 9. 1961.

Произведения поэтов расположены по странам. Основание запрета — включение стихотворений Анри Гильбо и Марселя Мартине.

__________________________________

1) См. подробнее главу “Книги, избежавшие костра” в кн.: Горфункель А.Х., Николаев Н.И. Неотчуждаемая ценность: Рассказы о книжных редкостях университетской библиотеки. Л., 1984. С. 95—105. См. также: Hilgers J. Der index verbotenen Buch. Freiburg, 1904.

2) Полный список см.: Блюм А.В. Запрещенные книги русских писателей и литературоведов: Индекс советской цензуры с комментариями. СПб., 2003. 414 с.

3) Архив РНБ. Ф. 22. Д. 1. Ч. 1. Л. 73, 77.

4) См. подробнее: Гишар Б. Борьба с порнографией при царской и большевистской цензуре в начале ХХ века: попытка сравнения // Цензура в России: История и современность. СПб., 2006. Вып. 3. С. 142—158.

5) Цензурная эпопея растянулась… Она не закончилась и в 1968 г., когда вышло 4-томное собрание сочинений Хемингуэя, в 3-й том которого вошел роман “По ком звонит колокол”: он был опубликован с большим количеством купюр (более двадцати). В 1990-е гг. роман несколько раз переиздавался. Однако лишь в 2005 г. петербургское издательство “Азбука” выпустило роман Хемингуэя без цензурных усечений.

6) Закрытые издания книг Хемингуэя и Риса удалось обнаружить лишь в Научной библиотеке Санкт-Петербургского государственного университета. Как удалось выяснить, попали они туда лишь благодаря академику Александру Даниловичу Александрову, ректору университета в 1952—1964 гг., на свой страх и риск передавшему их в библиотеку.

Версия для печати