Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2008, 89

Полезный справочник

БИБЛИОГРАФИЯ К.Д. БАЛЬМОНТА. Т. I: Произведения поэта на русском языке, изданные в России, СССР и Российской Федерации (1885—2005 гг.) / Отв. редактор С.Н. Тяпков, сост. С.Н. Тяпков, А.Ю. Романов, О.В. Епишева. — Иваново: Изд-во “Ивановский государственный университет”, 2006. — 488, 12 с. — 500 экз.

К.Д. Бальмонт, безусловно, входит в первый ряд русских поэтов символистской эпохи, однако вниманием со стороны исследователей и книгоиздателей явно обделен: достаточно сопоставить его в этом плане хотя бы с располагающимися под той же буквой алфавита и вполне соизмеримыми с ним по историко-литературному значению Андреем Белым, Александром Блоком и Валерием Брюсовым — и сделанное наблюдение дополнительной аргументации не потребует. Нет ничего удивительного в том, что в советские времена представителю “реакционного” литературного направления и к тому же политическому эмигранту надлежащих почестей не воздавали, но и за последние два десятилетия положение дел радикальным образом не изменилось: читатель, который захочет составить достаточно полное представление о творчестве Бальмонта, должен, как и много лет назад, обращаться к его прижизненным (во многих случаях и единственным) изданиям. Хотя бы в минимальной степени репрезентативного собрания сочинений Бальмонта не существует. Сейчас в обиходе имеется множество сборников “избранного” по вкусу составителя и лишь одно грамотно подготовленное (Д.Г. Макогоненко) издание, в котором поэтические книги “Горящие здания”, “Будем как Солнце” и “Только любовь” воспроизведены в полном объеме. Прозаические произведения Бальмонта эмигрантского периода представлены в томе “Автобиографическая проза” (М.: Алгоритм, 2001), составленном и прокомментированном А. Романенко, дореволюционная же проза поэта, объединенная в книги “Горные вершины” (1904), “Белые зарницы” (1908), “Змеиные цветы” (1910), “Морское свечение” (1910), “Край Озириса” (1914), по-прежнему доступна лишь в перечисленных единственных изданиях.

Инициативу в деле изучения Бальмонта взяли на себя ученые, объединенные вокруг Ивановского университета. В 1993—2006 гг. ими выпущены в свет 7 сборников серийного издания “Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века” и множество других публикаций, посвященных Бальмонту (см.: К.Д. Бальмонт в трудах ученых ИвГУ: Библиографич. указ. / Сост. Ф.Г. Тапаева, Н.А. Кузнецова. Иваново, 2003); в 2001 г. в издательстве “Иваново” появилась книга П.В. Куприяновского и Н.А. Молчановой “Поэт Константин Бальмонт. Биография. Творчество. Судьба”* — первое монографическое исследование, охватывающее весь творческий путь мастера (второе издание, под заглавием ““Поэт с утренней душой”: жизнь, творчество, судьба Константина Бальмонта”, осуществлено в 2003 г. московским издательством “Индрик”). Памяти П.В. Куприяновского, долгое время руководившего бальмонтовскими штудиями в Ивановском университете, посвящена “Библиография К.Д. Бальмонта”, 1-й том которой вышел в свет в издательстве того же университета.

Перед нами — начало осуществления масштабного и чрезвычайно трудоемкого замысла, реализация которого, безусловно, даст живейший стимул к исследовательскому освоению творческого наследия великого поэта. Огромный объем этого наследия, включающего, наряду с оригинальными произведениями, множество томов переводов с различных языков, до сих пор не был зафиксирован ни в одном библиографическом пособии, литература же о Бальмонте представлена не претендующими на полноту списками (наиболее полный — составленный А.Г. Фоминым перечень, охватывающий 1894—1914 гг., — содержит около 300 номеров; см.: Русская литература ХХ века / Под ред. проф. С.А. Венгерова. Т. 12. М., 1915. С. 143—149). Предпринятый проект предполагает выпуск в свет четырех томов. В томе 1-м регистрируются отечественные публикации Бальмонта от начала его литературной деятельности по 2005 г. включительно. Согласно плану, 2-й том фиксирует “произведения о поэте и о его творчестве, изданные на русском языке в России, СССР и Российской Федерации”, 3-й том— произведения поэта и литературу о его творчестве, изданные за рубежом, 4-й том— “Дополнения и уточнения”. Резервирование целого тома под “дополнения и уточнения” сигнализирует о том, что составители библиографии трезво осознают все сложности, которые возникают на пути к исчерпывающему библиографическому описанию избранного материала, а также и вынужденную ограниченность собственных поисковых возможностей (на некоторые внешние преграды на пути к добросовестному осуществлению поставленной задачи, вызванные “не зависящими от авторов обстоятельствами”, они сами указывают в редакционном предисловии), но тем не менее стремятся выполнить поставленную задачу с максимальной полнотой и ответственностью. О том, что “дополнения и уточнения” в итоге смогут заполнить собою целый том, свидетельствует уже тот факт, что 1-й том завершается перечнем дополнений и уточнений к нему же на 12 страницах отдельной пагинации, составленным уже после того, как основной текст тома был полностью сформирован и сверстан.

Разумеется, давать итоговую оценку работе, предпринятой ивановскими исследователями, сейчас было бы преждевременно, но знакомство с 1-м томом позволяет судить о достаточно высоком источниковедческом уровне, в нем заданном, которому, хочется надеяться, будут соответствовать и тома последующие. Возможно, фронтальная сверка библиографических описаний с первоисточниками позволила бы внести в текст какие-то коррективы (ни одна библиография, как известно, не может претендовать на абсолютную точность всех сообщаемых сведений и на исчерпывающую полноту в охвате материала), при беглом и выборочном просмотре нам довелось наткнуться лишь на одну неточность: в описании упомянутого выше сборника “Стихотворения” (М.: Книга, 1989) указано, что это издание включает “репринт. воспроизведение изданий 1900, 1903 г.” (с. 208), между тем как репринтно воспроизведена в нем только книга “Будем как Солнце” (1903), а книга “Горящие здания” (1900), как и книга “Только любовь”, напечатаны в новом наборе, по новой орфографии.

Определенные контраргументы вызывают, однако, некоторые композиционные принципы и эдиционные приемы, принятые составителями библиографии. Описание отдельных изданий Бальмонта и публикаций его сочинений в периодических изданиях и сборниках в общем хронологическом ряду может быть принято как вполне корректная исходная установка (ранее она была проведена в “Библиографии В.Я. Брюсова”, изданной в Ереване в 1976 г.), тем более и потому, что данная библиография содержит алфавитный перечень книг Бальмонта с указанием соответствующих номеров библиографического свода. Как и в упомянутой библиографии Брюсова, поэзия и проза Бальмонта описываются в разных рубриках, при этом для обозначения стихотворных публикаций, по-видимому, из той же библиографии заимствовано неудачное определение “Произведения” (под которое, в силу его предельно обобщающего смысла, подпадают все тексты данного автора). Но, в отличие от “Библиографии В.Я. Брюсова”, в ряду специфически понимаемых “произведений” (то есть стихотворных произведений) оказываются тексты совершенно иного рода: “Сведения о публикациях дарственных надписей поэта на книгах, автобиографий, портретов включены в раздел Произведения”, — сообщается в предуведомлении “От редактора” (с. 14). Думается, однако, что сведения о публикациях такого рода следовало бы не подверстывать в рубрику, с ними плохо согласующуюся (хотя и обозначенную всеохватным словом “Произведения”), а давать самостоятельно, со своим, адекватным объектам описания обозначением (хотя бы “Биографические материалы”, как в библиографических указателях “История русской литературы”, осуществленных под редакцией К.Д. Муратовой).

Особой похвалы заслуживает решение составителей дополнить библиографические описания текстологическими примечаниями, регистрирующими различия между публикациями одних и тех же текстов (другие заглавия, подзаголовки и т.п.), а также некоторые другие существенные пояснения и коррективы. Однако в ряде случаев форма подачи этих сведений затрудняет освоение их читателем. Так, в росписи содержания книги “Тишина” название стихотворения “Прекрасен лик звезды с прозрачным взором…” помечается астериском и сопровождается подстрочным примечанием: “Стихи, отмеченные *, начиная со второго изд. печатаются под заглавием, соответственно” — и далее перечень заглавий 9 стихотворений (с. 36). Тот факт, что стихотворение, сопровожденное цитированным примечанием, получило затем заглавие “Светлей себя”, читатель усваивает без труда: оно в начале перечня; соотнесение же приведенных под строкой остальных 8 заглавий с астерисками в библиографических описаниях побуждает его к достаточно кропотливой работе. Аналогичное примечание к росписи содержания “Горящих зданий” включает список уже не из 9, а из 19 заглавий (с. 44). Конечно, можно прибегнуть к помощи имеющегося в книге алфавитного указателя стихотворных произведений, в котором после каждого заглавия приводится в скобках первая строка стихотворения, — и все же это не отменяет потребности в дифференцированной подаче той текстологической информации, которая заявлена общим списком. Коли сами составители (повторим еще раз их имена: С.Н. Тяпков, А.Ю. Романов, О.В. Епишева) свою библиографическую задачу дополнили сверхзадачей, хотелось бы, чтобы и исполнение этой сверхзадачи было во всем безупречным.

___________

* См. нашу рецензию: НЛО. 2001. № 55. С. 411—414.

Версия для печати