Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2007, 85

Записная книжка. Октябрь 1932 года

(подгот. текста и коммент. Е. Завершневой, публ. Г.Л. Выгодской)

Описание: записная книжка 7 x10 см без обложки. Заполнена с двух сторон. На страничках “обложки” с двух сторон имеется запись — “октябрь 1932 год”, то есть обе записи сделаны одновременно.

Первая половина записной книжки — “К вопросу об исследовании сознания” — представляет собой ряд пронумерованных заголовков, размещенных наверху страницы, под которыми оставлено место (на каждый раздел приходится по две пустых страницы).

Вторая половина (тезисы) начинается с заголовка “Психофизическая проблема” и идет сплошным текстом.

В квадратных скобках раскрываются авторские сокращения, в угловых скобках приводится предположительное прочтение неразборчивых слов, в сносках и фигурных скобках — комментарии редактора.

Цитаты из других работ Л.С. Выготского в комментариях приводятся по изданию: Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1982—1984.

NB! К вопросу об исследовании сознания

  1. К вопросу об исследовании сознания в психологии. Формулировка основной гипотезы. Место ее в системе психологического знания1./
  2. Наши прежние работы по исследованию опосредствованных процессов в свете новой гипотезы2./
  3. Новая формулировка гипотезы и анализ основных рабочих понятий./
  4. Основные проблемы исследования сознания./
  5. Принцип и метод исследования./
  6. Предварительный данные исследования. А. Исследование выдающейся памяти./ В. Исследование первых детских вопросов./
    1. C. Исследование распада систем при схизофрении. /
    2. D. Исследование (запись обрывается) /
  7. Общие выводы./
  8. Исследование А.Р. Лурия3./
  9. Исследование А.Н. Леонтьева4./
  10. Теория психологических систем./
  11. Философские проблемы исследования./
  12. Литературные иллюстрации. Проблема Велимира Хлебникова./
  13. Заключение. Наше слово в психологии.
    {Приписка внизу страницы:}
    Судьба становится сознат[ельной] частью личности. Спинозовское могущество разума и свобода от рабства еще не высшее. Оно — amor fati5: ср. опыты Dembo — Koffka.

A. “С меня довольно сего сознания”.

_______________________________________

Психофизическая проблема

  1. Латентная ее разработка и центральное значение ее во всех психологических системах. Наша гипотеза.
  2. Начало кризиса: распад параллелизма. Параллелизм — продукт научного осмысления, contra взаимодействие: компромисс религ[иозной] и научн[о-]примит[ивной] т[очки] зрения. <Отражение> гносеол[огической] проблемы.
  3. 2 формы параллелизма. Феноменология. В чем параллелизм оказался несостоятельным: {оставлено пустое место для дополнения тезиса} Конкретизация в пробл[еме] развития, локализ[ации] и психофизиол[огической проблеме].
  4. Оживление гипотезы взаимодействия роковым образом скатывается к параллелизму. Stumpf, катализация. {оставлено пустое место для дополнения тезиса}
  5. Новые теории: Psychoid, emergentia, gst.-th6. Главный грех gst.-th7. Мнемизм8. Goldstein: равенство структур9. Павлов — обобщение: функция лобных долей10. {оставлено пустое место для дополнения тезиса}

6. Наша точка зрения: contra параллелизм, contra взаимодействие, единство и главенство11. Главное: возможность нового движения — нового изменения психофизиол[огических] процессов, новых связей, нового типа развития, в частности — исторического. Пример: слово и его значение. Inde — изменение систем. Lashley12.

Иные пути
Bergson13 — Binet14. — Psychoid —
emergentia. — gst-th. — Head
динамическое понимание и структурное

Схема15:

  1. Донаучн[ая] т[очка] зр[ения] — взаимодейств[ие].
  2. Параллелизм — компромисс между математически-физическим мышлением, привнесенным из естеств[енных] наук в психологию, и донаучным церковно-религиозн[ым] пониманием. От Декарта, а не от Spinoz’ы (Stumpf).
  3. Распад параллелизма: 1) вместо гипотетического мозга — неврология выдвинула реальный мозг; 2) психология животных, эволюционное мышление ставило вопрос о развитии, а не изначальности психики, и о биологической функции сознания, вместо простого совпадения во времени; 3) невозможность на деле провести до конца параллелист[ическую] т[очку] зр[ения] ввиду ее бессмысленности (Вундт о творческих синтезах16). Смерть параллелизма. Роль закона сохр[анения] энергии.
  4. Оживление гипотезы взаимодействия и скатывание назад к параллелизму: допущение особой психической энергии; теория двойных эффектов и двойных причин (Stumpf); теория катализации — она возвращает к спиритуализму + параллелизму.
  5. Новые пути — не оживление теории взаимодействия. Три группы теорий: А. Контраверза Бергсон — Бине (разделение и слияние гносеологической и онтологической проблемы)
    1. — у Бергсона: мозг — двигат[ельный] орган, а восприятие — чистый дух; у Бине — мозг сенсорный орган, а восприятие материалист[ично]. В17. Теории развития: Psychoid (Дриш, Блейлер), мнемизм (Cемон, Блейлер), эмердженция (МакДауголл18, Коффка19, Челпанов20). С. Психофизич[ески] нейтральные теории: единство структурных и динамических черт психофизиологических процессов (Wertheimer). Качества нейтральные в психофизич[еском] отношении — Stern. Kohler — единство и идентичность физич[ических], физиологич[еских] и психич[еских] структур.
  6. Главный грех этих теорий: А. Теории развития без развития, в частности — без исторического развития. В. Gst.th. — возвращается к параллелизму = spinoz’изму (а не Декартову), т.е. параллелизм на основе единства и идентичности структуры (ordo ex connexio21) в протяжении и в мышлении. У самого Спинозы противоречие в параллелизме: он его на деле не проводит — ср. <Nec> anima etc.22, — нов[ый?] разум изменяет ordo et connexio их. То же противоречие и у gst. psych.— упрек Buhler’а23 в параллелизме верен. — Еще с одной стороны впадение в параллелизм: раз структуры идентичны, психическая стр[укту]ра ничего структурно не меняет в физиол[огическом] процессе — к чему психика, разве не Schattentheorie24. Не совпадают ли та и другая во времени? — наконец, gst.th. создает гипотетический мир — ср. физиол[огическая] Grundfunktion der Gehirn25 (Goldstein), как физиол[ологическая] стр[укту]ра, идентичная понятийному, категориальному мышлению. Ср. у Павлова — обобщение = функция лобных долей.
  7. Главный недостаток этих же теорий развития: нет ключа к историческому развитию сознания — и неудивительно, что нет идеи историч[еского] развития сознания в этих психологических направлениях.
  8. Наша точка зрения: единство психофизиол[огических] процессов и главенство психич[еского] момента; исследование психологических процессов; вершинная т[очка] зр[ения] в психофизич[еской] проблеме. Главное: возможность, вносимая сознанием, нового движения, нового изменения психофизиол[огических] процессов, новых связей, нового типа развития функций — в частности исторического с изменением межфункциональных связей — случай невозможный в плане органического развития: психологические системы. — Пример: слово и его значение. — Неадекватность физиол[огических] и психол[огических] структур — ср. неадекватность химических и физиол[огических] структур. — Возможность социального сознательного опыта, а отсюда и первичность сознательных структур, строящихся извне, через общение: что невозможно для одного, возможно для двух. — В проблеме психол[огического] развития и локализации конкретизация этой т[очки] зрения: ср. экстрацеребральные связи. Идея психологической физиологии.

_______________________________________

Доклад Соловьева: “О психическом насыщении”

  1. Положительное значение исследования: общее и к у[мственной] о[тсталости]. Теор[ия] и [практика?].
  2. Неудачность модификации методики Lewin’а: 000 — стесняют вариационные попытки.
  3. Насыщение меняет свою функцию в деятельности без цели и с целью: там оно замедляет работу, здесь ускоряет (отделаться поскорее). Значит, структуры насыщения = подчиненные моменты в структуре высших процессов.
  4. Вне развития. Аналогия с инстинктом.
  5. Все это сложнее: ср. Koffka — опыты Дембо с бессмысленными действиями: сделать свободным свое бессмысл[енное] действие.
  6. Но если сама работа таит в себе источники нового аппетита?
  7. Взрослые на уровне 7-летки: ясно — реакция на бессм[ысленное] действие и господство Funktionlust26.
  8. Ср. патологич[еские] данные.

II. Доклад А.Н. Леонтьева27

  1. Единство гностич[еского] и практич[еского] интеллекта: в становлении и в переходах познающего мышления в практич[ескую] деят[ельность]сть и практ[ической] деят[ельности]сти в познающее мышление. Это и есть — системная проблема, но без центра: возникновения системы.
  2. Перенос — центр[альная] проблема. Это вопрос обобщения, т.е. значения.
  3. Contra: М.р. = стр[укту]ра атома: спектр[альный] анализ. Речь= самораскрытие М[ышления]. Речь — не стеклянная среда, а реальный участник всех совершающихся событий в изменении М[ышления]28.
  4. Соntra: Понятие системы не вводится в исследование. Contra нейтрализм, позиции предисловия к Пиаже29, отказ от нового этапа.
  5. Сontra: стихийность в исследовании.
  6. Сontra: слово одним ударом сразу переносит нас из планиметрии в стереометрию — и делу конец. Точь-в-точь как у Sterna30. Игнорирование развития. Все сдвигается к началу. Но тогда все — к зачатию. Самое главное совершается не в начале, а в конце, ибо конец содержит в себе начало. Вершинная т[очка] зр[ения]. Не работать все время у низших границ.
  7. В чем залог единства работы: работать над одним и тем же одними и теми же приемами, идя к одной цели, но не только отправляясь от одного и того же. Ergo: как повернуть исследование АН к единству — этого рода.
  8. Почему ставится вопрос о единстве работы. Потому что каждый сделал свой шаг самостоятельно, отправляясь от общих исходных позиций. Но куда он поставил ногу?
  9. Главное: у всех старых авторов речь бралась в исследовании, как предмет исследования, при том, что восприятие, мышление и др[угие] ф[унк]ции служат предметом познания: ср. Stern исследование картинки и нашу экспериментальную критику его. У нас самое важное то, что мы открыли новый подход к речи — сделав ее самое предметом познания наряду, именно наряду с ф[унк]цией восприятия etc. Stern полагал, что речь как нейтральная среда (стекло) позволяет через себя разглядеть восприятие, ничего не меняя в нем. Но опыты с игрой показали, что воспр[иятие] изменяется речью31.
  10. Непонятна связь между системой и структурой значения слова, т.е. между смысловым и системным строением сознания.

12. {запись обрывается}.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Здесь и далее в первой части записей — заголовки вверху пустых страниц. Разрыв страниц обозначен значком “/”.

2) По-видимому, речь идет о гипотезе системного строения сознания.

3) Вероятно, имеются в виду кросскультурные исследования А.Р. Лурия (экспедиция в Узбекистан, 1931, 1932 годы), однако Лурия к 1932 году был также автором исследований в области дефектологии, психофизиологии, эмоций, развития речи.

4) Речь идет, скорее всего, об исследовании высших форм запоминания (А.Н. Леонтьев. “Развитие памяти”, (1931)), хотя в те же годы Леонтьев вел и другие исследования, в частности занимался проблемами внимания, практического интеллекта, а также психологией искусства на базе ВГИКа (совместно с Лурия; работу во ВГИКе пришлось прекратить в конце 1930 года после публикации “Гнездо идеалистов и троцкистов” в “Литературной газете” и “Искусстве кино”).

5) Любовь к року, судьбе (лат.).

6) Психоид, эмердженция, гештальттеория (ср. ниже: Схема, п. 5, В). О теориях психоида и эмердженции см. предисловие. Гештальтпсихология — одно из крупнейших направлений в психологии первой половины XX в., выдвинувшее программу изучения психики с точки зрения целостных структур (гештальтов), первичных по отношению к своим компонентам. Были описаны основные законы образования гештальтов (закон фигуры и фона, “хорошего продолжения”, “прегнантности” и др.). Гештальты трактовались как структуры в индивидуальном сознании, которое связано с физическим миром и мозговыми явлениями по принципу изоморфизма (подобия структур, не связанных между собой причинно-следственными отношениями). Основателями гештальтпсихологии были три немецких психолога — М. Вертхаймер, В. Келер, К. Коффка. Это направление оказало заметное влияние на становление научных взглядов Выготского.

7) Эта теория анализируется Выготским в большой критической статье “Проблема развития в структурной психологии”, опубликованной впервые в 1934 году как предисловие к книге К. Коффки “Основы психического развития” (написано не ранее 1932 года). Выготский показал, что структурный принцип одинаково применим и к живой и к неживой природе, к животному и к человеку, поэтому не является специфичным для психологии и требует конкретизации. Основной проблемой гештальтпсихологии является проблема развития психики, которое она не в состоянии объяснить именно как развитие, “самодвижение”, а не как смену генетически заданных структур поведения. “Эта концепция развития… сводится к пониманию развития как модификации, реализации и комбинации врожденных структур”. Пытаясь объяснить развитие в целом, Коффка “преодолевает механицизм уступками витализму, признавая, что структура изначальна, а витализм — уступками механицизму… перед нами одновременно и психовиталистическое и механистическое построение. Коффка, зная несостоятельность той и другой теории, занимает среднюю точку на полпути между ними, думая, что он спасается от обеих” (т. 1, с. 289). “Опираясь на структурный принцип, следует преодолеть его ограниченность; следует показать, что в той мере, где он действительно доказывает, его доказательства охватывают лишь неспецифическое, доисторическое в человеческом ребенке”. По собственному признанию Коффки, ему удалось осветить только самое начало развития, поэтому, пишет Выготский, “надо искать возникновение и развитие высших, специфических для человека, свойств сознания, и в первую очередь той осмысленности человеческого сознания, которая возникает вместе со словом и понятием” (Т. 1. С. 290).

8) Теория, выводящая все психические функции из памяти, или мнемы, которая определяется как общеорганическая основа психики (Э. Геринг, Р. Семон).

9) В одном из последних докладов (который он успел сделать лично на конференции Института экспериментальной медицины 28 апреля 1934 года), “Проблема развития и распада высших психических функций”, Выготский писал, что, согласно Гольдштейну, “высшие психические функции оказываются не только одинаковыми с элементарными психическими функциями по своему строению, но оказываются одинаковыми и по их локализации в коре головного мозга, в отношении которой они не отличаются даже от непсихических функций. …В структурной психологии анализ приводит к общему принципу структуры, который охватывает как высшие, так и низшие психические функции и оказывается одинаково приложимым к обеим. …Мы глубоко уверены в специфическом характере ряда мозговых структур и в специфическом отношении высших психических функций к ряду систем мозговой коры; этот тезис направлен против учения Лешли и Гольдштейна”. Тезисы доклада “Психология и учение о локализации психических функций” (т. 1), которые были представлены на Первом Всеукраинском съезде невропатологов и психиатров уже после смерти Выготского, проясняют его точку зрения на проблему динамической локализации высших психических функций. Этот доклад стал первой работой в области отечественной нейропсихологии, основы которой заложил ученик Выготского А.Р. Лурия.

10) Добавлено позднее.

11) См. ниже: Схема, п. 8.

12) К. Лэшли (1890—1958) — американский психофизиолог и нейропсихолог, сторонник бихевиоризма. Занимался проблемой мозговой локализации психических функций, используя метод удаления у животных различных частей головного мозга. Первоначально сформулировал положение об эквипотенциальности (равноценности) любых частей мозга в выработке навыков и решении интеллектуальных задач, отвергал принцип локализации рефлекторных актов (тем самым выступал против учения И.П. Павлова). В дальнейшем отказался от этой позиции.

13) А. Бергсон (1859—1941) — французский философ и психолог, представитель интуитивизма и философии жизни. Автор концепции “жизненного порыва”, исследовал проблемы времени, его динамической природы, особенностей функционирования психического времени. В психологии известен также тем, что постулировал наличие двух независимых видов памяти, “памяти тела” — низшей и механической функции, которая формируется в результате повторения и заучивания, и “памяти духа” — высшей функции, которая фиксирует осмысленные единичные события биографии субъекта (“Материя и память” (1896)).

14) А. Бине (1857—1911) — французский психолог, специалист в области психологии развития, психометрии, психологии личности и социальной психологии. Создатель первой шкалы интеллекта, основатель психометрического подхода к изучению психики и способностей; исходил из концепции развития психики как созревания, подчиненного биологическим закономерностям и не зависящего от обучения.

15) Начинается другой цвет чернил.

16) Эклектическая теория В. Вундта помимо постулата об “атомистском” строении сознания содержала также “закон творческого синтеза”, согласно которому из элементарных ощущений могут возникать качественно новые продукты (гипотеза, сходная с гипотезой эмердженции).

17) Смена чернил; по-видимому, пункты В и С вписаны на оставленное здесь пустое место, дальше цвет чернил прежний.

18) В. МакДауголл (1871—1938) — англо-американский психолог, один из основателей социальной психологии. В работе “Основные проблемы социальной психологии” (1908) сформулировал теорию социального поведения человека, которая стала основой его “гормической” психологии как части динамической психологии, которая изучала не структуру психики, а развитие и динамику психических процессов. В качестве основных движущих сил человеческого поведения он рассматривал инстинктивные побуждения (“горме” — инстинктивная энергия), выделял 12 базовых видов инстинктов, внутренним выражением которых считал эмоции. Придерживался точки зрения на параллельное существование двух видов энергии — психической и физической.

19) К. Коффка (1887—1941) — немецкий психолог, один из основателей гештальтпсихологии, специалист в области психологии развития, экспериментальной психологии, философии психологии, теоретической и общей психологии.

20) Г.И. Челпанов (1862—1936) — русский философ, психолог, педагог, специалист в области теории и методологии психологии, создатель первого в России Психологического института им. Л.Г. Щукиной (ныне ПИ РАО). Сторонник концепции психофизического параллелизма, последователь В. Вундта.

21) Порядок и сочетание (лат.).

22) Какое высказывание Спинозы имел в виду Выготский, не установлено.

23) К. Бюлер (1879—1963) — немецко-австрийский психолог, специалист в области психологии развития, общей и социальной психологии, психологии личности. По своим научным убеждениям был близок к гештальтпсихологии. Известен также своим методологическим исследованием “Кризис в психологии” (1927), которое было написано в те же годы, что и “Смысл психологического кризиса” Л.С. Выготского.

24) Теория теней (нем.), см. также “Исторический смысл психологического кризиса” (Выготский Л.С. Собр. соч. Т. 1. С. 412—416).

25) Основная функция мозга (нем.)

26) Речь идет о поведении испытуемых в эксперименте Дембо. Funktionlust — удовольствие от процесса деятельности, у взрослых испытуемых оно все более смещается к началу деятельности и предвосхищает ее.

27) Страница пропущена, смена чернил.

28) Предположительно следует читать: М.р. — отношение мышления к речи (или — мышление речевое?), М. — мышление. Ср. также из записи “NB! А.Н.”: “одно есть процесс самораскрытия другого. Т.е. отношение: мышл[ение] : речь = структуре атома: анализ спектра” — тезис Леонтьева, который Выготский считает ошибочным. Если развернуть этот тезис, то речь оказывается всего лишь неким фильтром на пути мысли. Проходя через речевой план, мысль превращается в “линейчатый спектр” — из всего богатства смыслового плана в высказывание переходят только некоторые фрагменты мысли, что-то фиксируется в значениях, а что-то теряется безвозвратно. Процесс понимается как однонаправленный — мысль состоялась в мышлении и ее фрагментарный отпечаток мы имеем в высказывании. Выготский противопоставляет этой точке зрения идею о взаимопереходах мышления и речи, о том, что речь является реальным участником мысли, что она активно формирует мысль. “Мысль не выражается, но совершается в слове” (Т. 2. С. 307).

29) Книга Пиаже “Речь и мышление ребенка” была опубликована на русском языке в 1932 году с предисловием Л.С. Выготского “Проблема речи и мышления ребенка в учении Ж. Пиаже”. Этот текст был включен в книгу “Мышление и речь” в качестве второй главы. Что имел в виду Выготский, говоря о “позиции предисловия”, установить не удалось. Его критика концепции Пиаже была весьма жесткой и строго аргументированной. Предисловие пересекается с докладом А.Н. Леонтьева по проблеме отношения между мышлением и практикой. Выготский пишет, что в концепции Пиаже можно найти утверждение о том, что “логика действия предшествует логике мышления”, но тем не менее сам Пиаже рассматривает мышление оторванным от действительности. Еще один возможный контекст — оценка Выготским теории Пиаже как сознательного усилия остаться посередине между материализмом и идеализмом, на позиции агностика.

30) В. Штерн выдвинул гипотезу о том, что развитие речи у ребенка начинается с глобального события — с открытия, что “каждому предмету соответствует постоянно символизирующий его, служащий для обозначения и сообщения звуковой комплекс, т.е. всякая вещь имеет свое имя”. Таким образом у него появляется общее понятие слова, “сознание значения языка и воля завоевать его” (“Die Kindersprache” (1928), цит. по: (Т. 2. С. 80—81). Выготский в главе 3 “Мышления и речи” показал: то, что Штерн принимает за начало развития, на деле является его концом, и обобщение такого высокого уровня свойственно только мышлению в понятиях. Вместо секундного открытия имеет место долгий процесс онтогенетического развития мышления и речи; этот процесс выпадает из психологического анализа, если мы согласимся со Штерном, который “подставляет на место генетического объяснения интеллектуалистическое... и при объяснении пытается исходить из того, что в сущности и подлежит объяснению” (Т. 2. С. 81).

31) Скорее всего, имеются в виду собственные эксперименты — модификации опытов В. Штерна (Т. 2. С. 377—379; Т. 4. С. 116—117). “В экспериментах мы предлагали детям в первый раз рассказать, что изображено на картинке, а в другой раз, ничего не рассказывая, играть в то, что там нарисовано. Сравнивая речевую и игровую передачу содержания картинки одним и тем же ребенком, мы могли установить, что дети, находящиеся на предметной стадии восприятия и просто перечисляющие отдельные части картинки, передают в игре содержание картинки как целое”. Далее Выготский пишет, что “речь, включаясь в процессы наглядного восприятия ребенка, не протекает параллельно этим процессам… Напротив, речь, сплетаясь с процессами наглядного восприятия, образует новые и сложные синтезы… речь видоизменяет восприятие. Она направляет внимание в известную сторону… Она автоматически анализирует воспринимаемое, разлагая его на предметы, действия. Далее, она синтезирует воспринимаемое, отображая видимые связи в виде речевого суждения”. Ребенок в данном примере уже овладел способностью к расчленению видимого образа на части, но еще не умеет синтезировать эти части в целостный образ в своих высказываниях. Перед нами процесс становления синтеза между восприятием и речью.

Также в этой связи следует упомянуть исследования Выготского (совместно с А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьевым и Р.Е. Левиной), посвященные проблеме эгоцентрической речи — особой форме речи, которая является генетически промежуточной формой между внешней и внутренней речью. Это речь для себя, которая активизируется при возникновении каких-либо трудностей и выполняет функцию планирования будущих действий. Выготский показывает, что у ребенка в определенном возрасте возникает “единство восприятия, речи и действия, которое приводит к перестройке законов зрительного поля” (Т. 6. С. 23). “Не законы зрительного поля, рабами которых, по выражению Келера, являются животные, но законы волевого самоопределения собственного поведения, законы речевого поля становятся основными факторами, направляющими поведение ребенка. Обезьяна видит ситуацию и переживает ее. Ребенок, восприятие которого руководится речью, познает ситуацию” (Т. 4. С. 154).

Приведем пример одного из таких опытов, в котором участвовала дочь Л.С. Выготского Ася, “ясно показывающий, что мы имеем в виду, когда говорим об интеллектуальных функциях эгоцентрической речи. Ребенок рисует трамвай и, когда вычерчивает последнее колесо, сильно нажимая карандашом, грифель ломается, и колесо остается незаконченным. Ребенок останавливается, смотрит на рисунок, произносит: “поломанный” — и дальше переходит к другой части рисунка, сменив карандаш на краску. Сначала показалось, что это слово относится к карандашу и констатирует просто факт его поломки. Дальнейшее наблюдение обнаружило, что это не так… Ребенок… изменил тему рисунка. Незаконченное колесо стало изображать поломанное колесо, а весь рисунок стал развиваться дальше не по прежде намеченному образцу раскрашивания уже готового чертежа, а совсем в ином направлении. В законченном виде он изображал сломанный, потерпевший аварию вагон, отведенный для ремонта на боковой путь. …Это слово и его произнесение означает ключевой, поворотный момент в деятельности ребенка… Оно, как план, содержит в свернутом виде все дальнейшее поведение ребенка, оно знаменует собой найденное решение трудной ситуации, выраженное намерение, схему будущих действий” (Т. 5. С. 201).

Версия для печати