Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2005, 74

"Вестник архивиста"

(обзор журнала)

“Вестник архивиста” на титульном листе представляет себя читателям как “информационный бюллетень” Российского общества историков-архивистов. Общество это было создано в 1990 г., а со следующего года стал выходить “Вестник архивиста”. Издание это во многих отношениях уникально: насколько мне известно, больше ни одно научное общество в области гуманитарных наук не смогло наладить регулярный выпуск журнала, к тому же на столь длительный срок. Более того, журнал этот стал высококачественным профессиональным изданием, без которого не может обойтись не только архивист и историк, но, как мы постараемся показать, и литературовед (по крайней мере, историк отечественной литературы).

Правда, к этому “Вестник архивиста” пришел не сразу. На первых порах это был действительно информационный бюллетень — тощие брошюрки, содержащие в основном информацию о деятельности Общества историков-архивистов: уставные документы, доклады и выступления на съездах и пленумах Совета Общества и т.д.

Но постепенно объем выпусков рос (временами он достигал 400 страниц) и расширялась их тематика: статьи по проблемам архивной науки и архивного дела, исторические статьи по архивным материалам, публикации архивных текстов, обзоры научных конференций, семинаров, выставок, рецензии на книги, некрологи, юбилейные публикации и т.д.

В журнале в последние годы постоянно присутствует ряд рубрик: “Проблемы архивоведения, источниковедения, документоведения, археографии”, “Архивный опыт”, “Исторические исследования по архивным материалам”, “Электронные документы и архивы”, “Генеалогия: отечественный и зарубежный опыт”, “Архивы за рубежом”, “История церкви”, “Публикации архивных документов”, “По страницам семейных архивов”, “Из истории архивов, музеев, библиотек”*.

Ниже мы сделаем попытку охарактеризовать основные направления деятельности “Вестника архивиста”.

С первых номеров этого издания важное место в нем уделялось состоянию архивного дела в стране и необходимости реформ в нем.

Председатель Подготовительного комитета (а потом председатель правления Центрального совета) Общества архивистов СССР член-корреспондент АН СССР Я.Н. Щапов говорил на учредительном съезде этого общества в 1990 г., что “передача архивной системы в ведение Наркомата, а затем Министерства внутренних дел, засекречивание фондов, связанных с политической и общественной жизнью, создание системы ведомственных закрытых архивов, политических и военных ведомств вывели архивные материалы на многие десятилетия из сферы науки, народного хозяйства, культуры. И до сих пор, после подчинения архивных органов Советской власти, многие ведомственные государственные и партийные архивы остаются закрытыми и недоступными” (1991. № 3. С. 52).

Борьба общественности, четко высказавшей свое мнение (в том числе и деятелей Общества историков-архивистов), принесла свои плоды. Уже в 1992 г. Верховный Совет Российской Федерации принял постановление “О временном порядке доступа к архивным документам и их использования”, опубликованное в “Вестнике…”. В нем говорилось, что “архивные документы, а также справочники к ним предоставляются для использования всем гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям, в том числе на равных основаниях гражданам и организациям других государств”. Ограничения в доступе вводились только на сведения, составляющие государственную тайну, в течение 30 лет после их создания (1992. № 4. С. 6).

Тогдашний заместитель председателя Комитета по делам архивов В.П. Козлов, характеризуя перестроечную ситуацию писал в статье “О некоторых проблемах использования документов российских архивов” о том, что “общество ждало исторических открытий, а встретило все ту же систему доступа к архивным документам, жесткие и неупорядоченные цены на копирование, осторожно-охранительную позицию архивистов, ограничительные условия публикаций <…>”. Отмечал он и “фактор “негласной приватизации” архивной информации, когда в погоне за выгодой своеобразными приватизаторами общенационального достояния пытаются выступать архивы, отдельные группы сотрудников в них и даже отдельные личности” (1992. № 4. С. 33, 37).

Проходит еще семь лет, и в статье “Архивы и архивисты в глазах общества и государства” А.О. Чубарьян и Н.С. Лебедева отмечают, что “доступ к ряду фондов, в первую очередь центральных органов государственной власти, КПСС, к документам внешней политики, КГБ и т.д. по-прежнему зависит во многом от служебного положения исследователя и его близости к руководству администрации Президента РФ. Но особенно беспокоит общественность положение, сложившееся с рассекречиванием материалов, срок давности которых истек, но имеющих гриф “секретно”. Их засекречивание никем не продлевалось, но и не снимался гриф, а следовательно, доступ к ним исследователи так и не получают. <…> [Более того,] в 1994—1996 гг. был закрыт ряд фондов или отдельных их частей, над которыми ранее уже работали исследователи из многих стран” (1999. № 2/3. С. 30—31).

Существенно дополняет эти наблюдения статья В.Ю. Афиани “К проблеме обеспечения информационной безопасности в архивах в процессе использования документов (из опыта работы РГАНИ)”. Он пишет, что в Российском государственном архиве новейшей истории “прошло рассекречивание только 30% хранящихся документов. Систематическое плановое рассекречивание документов РГАНИ прервалось в 1997 г. Но даже если бы Комиссия по рассекречиванию документов, созданных КПСС, действовала регулярно, то сложность и неэффективность существующего “Порядка работы” комиссии не позволили бы произвести рассекречивание материалов, хранящихся в РГАНИ, в ближайшие несколько десятков лет” (2000. № 2. С. 108).

Более того. Помимо проволочек (“чисто технических”) в рассекречивании документов начался и обратный процесс. Доктор юридических наук В.П. Галицкий в статье “В защиту прав потребителей архивной информации” сообщает: “…нам стало известно, что в последние годы ряд федеральных государственных архивов получили соответствующие распоряжения о возвращении грифов секретности ряду фондов <…>” (2001. № 1. С. 73).

В.И. Пономарева и А.В. Елпатьевский в статье “Человек (архивист) в архивном деле и человек (гражданин) в архивах изменяющейся России на рубеже тысячелетий” отмечали, что, “получив доступ к целому ряду издавна считавшихся секретными комплексов, исследователь часто сталкивается с тем, что многие документы по той или иной недавно открытой для изучения проблеме остаются засекреченными, хотя, казалось бы, не могут содержать какой-либо государственной тайны. К примеру, давно открыты документы российской эмиграции, но почему-то до сих пор засекречены решения ЦК КПСС о реэмиграции испанских эмигрантов из СССР, о разрешении выезда граждан еврейской национальности” (2001. № 2. С. 182).

Другой важной (наряду с доступностью архивов) темой “Вестника...” в первые годы его существования стала тема недостаточного, мягко говоря, внимания государства к архивному делу. В уже упоминавшейся статье А.О. Чубарьяна и Н.С. Лебедевой отмечалось “небрежение архивным делом со стороны государства” (1999. № 2/3. С. 32).

Заместитель руководителя Федеральной архивной службы России В.П. Тарасов в статье “Проблемы безопасности архивного фонда Российской Федерации и пути их решения” писал в 1999 г., что “за последние годы не было заложено строительство ни одного архивного здания. <…> Действующие здания и сооружения десятилетиями не ремонтируются, многие из них находятся в аварийном состоянии, требуется замена инженерных сетей и кровли”.

В.П. Тарасов сообщал, что в 1996—1998 гг. бюджетное финансирование Росархива составляло всего 50—60% от объема, предусмотренного федеральным бюджетом. В результате “ассигнования из бюджета не покрывают необходимых расходов на мероприятия по обеспечению сохранности архивных документов, поддержанию безаварийного пожаробезопасного состояния архивохранилищ, обеспечению их технической укрепленности, усилению охранного режима, оборудованию техническими средствами охраны <…>” (1999. № 6. С. 14—15).

В 2000 г. рассматривался даже проект ликвидации Росархива (с передачей его функций Министерству культуры), и архивистам с трудом удалось доказать правительственным чиновникам, что эта отрасль обладает своей (и весьма немалой) спецификой и нуждается для управления в специальном правительственном органе (см.: 2000. № 3/4).

В.П. Галицкий и Е.Е. Пальшина в статье “Читальный зал архива должен стать местом творчества и вдохновения потребителя архивной информации” излагают результаты смотра читальных залов федеральных государственных архивов, который РОИА провело в 2001 г. В ходе его было зафиксировано “слабое техническое оснащение практически всех читальных залов: все аппараты для чтения микрофильмов устаревших моделей вызывают нарекания пользователей, работать с ними неудобно. При этом их количество меньше, чем нужно <...>. В ряде федеральных архивов ощущается нехватка посадочных мест для исследователей, хотя число исследователей достаточно высокое. <...> Архивы вынуждены устанавливать очередь для посещения залов” (2002. № 6. С. 25—26). Было также установлено, что “допускаются ущемления прав исследователей из-за сокращения количества рабочих дней читального зала (до 3 дней в неделю — РГАСПИ)” (с. 26). Комиссия смотра пришла к выводу, что “читальные залы фактически всех архивов нуждаются в дополнительном расширении и укомплектовании современным оборудованием и освещением” (с. 27).

И наконец, в 2001 г. глава архивного ведомства В.П. Козлов в докладе на Третьем съезде Общества историков-архивистов констатировал, что “в результате хронического недофинансирования инфраструктуре архивного фонда страны был нанесен большой ущерб, а Архивный фонд понес существенные утраты <…>” (2001. № 2. С. 104).

28 октября 2003 г. в Комитете Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии при участии Министерства культуры РФ и Федеральной архивной службы России прошли парламентские слушания “Сохранение культурно-исторической памяти нации. Библиотеки и архивы России”. Начальник Главархива Москвы А.С. Киселев, являющийся председателем Совета архивных учреждений Центрального федерального округа, выступая там, по поручению архивистов 18 регионов сделал попытку “донести <…> до представителей законодательной власти <…> тревогу и озабоченность за сохранность архивных документов. Нехватка свободных площадей, перегруженность хранилищ, аварийное состояние отдельных зданий, коммуникаций, слабая техническая оснащенность, утраты документов — эти и другие факторы создают реальную угрозу безопасности архивных фондов. В Тульском архиве, например, недавно произошло обрушение потолочных перекрытий, областной архив Смоленска более 10 лет находится в катастрофическом состоянии” (2004. № 1. С. 13—14).

Важной темой обсуждения стал в журнале социальный статус архивиста. Т.И. Хорхордина в статье “Архивист и новая реальность” писала о “невостребованности профессии архивиста государством” и, как следствие, об “упорном нежелании наших выпускников [Историко-архивного института РГГУ] идти в архивохранилища, работать в соответствии с записью в дипломе” (1995. № 6. С. 28). Практически к тем же выводам приходил и М.В. Никулин в статье “Есть ли будущее у архивиста России?”. Он утверждал, что “сегодня профессия архивиста фактически поставлена на грань выживания, поскольку практически не ощущается притока молодых, свежих, талантливых сил, способных посвятить себя длительной работе в госархивах <...>”, и что “нынешнее молодое поколение — как недавних выпускников, так и студентов ИАИ — практически потеряно для учреждений государственной архивной службы” (1996. № 1. С. 25, 26).

Прошло пять лет, и В.И. Пономарева и А.В. Елпатьевский в упоминавшейся выше статье привели фактические сведения о дальнейшем углублении кризисной кадровой ситуации в архивах. По их данным, старение сотрудников архивов привело к тому, что “на рубеже веков доля архивных работников пенсионного и предпенсионного возраста составила 37%, а в отдельных архивных учреждениях она превысила половину кадрового состава” (2001. № 2. С. 117).

Были в журнале и другие материалы о кризисной ситуации в российских архивах. Но можно отметить определенную тенденцию: если вначале на первом плане в издании были современные проблемы отечественного архивного дела и “Вестник...” довольно остро и подробно освещал их, то в последние годы эта тематика, по сути, исчезает с его страниц и все больше внимания уделяется либо достаточно универсальным и абстрактным проблемам архивистики, либо вообще вопросам архивной науки и чисто предметным историческим разработкам.

Так, большое число статей и заметок в журнале посвящено бурно развивающейся в последние годы генеалогии. Не буду останавливаться на частных сюжетах, упомяну только публикации общего характера. Это прежде всего статьи М.Б. Петриченко “Компьютерная генеалогия. Российские Интернет-сайты” (2001. № 2) и “Компьютерная генеалогия. Российские базы данных и программное обеспечение” (2001. № 4/5) и работа С.Н. Романовой и И.И. Глуховской “Указатель документов, содержащих генеалогическую информацию (XVI в. — 1917 г.)” (1998. № 4 — 1999. № 2/3). В последней работе описаны разные типы документов, содержащих биографическую информацию и чрезвычайно полезных в биографических разысканиях. Например, ведомость об учениках, выбывших из гимназий до окончания курса, поступавшая в канцелярии учебных округов, а до 1887 г. и в Министерство народного просвещения. Если известно, что какой-либо литератор не окончил гимназию, то, выявив в архиве подобную ведомость, мы узнаем (если иных биографических источников нет) о его возрасте, семье, сословной принадлежности и т.д. Аналогичным образом могут быть использованы анкета политически неблагонадежного, врачебная карточка, заявление о приписке к призывному участку, исповедная роспись и т.д.

Из работ по генеалогии стоит упомянуть еще статьи: Краско А.В. Русское генеалогическое общество: сто лет назад и в наши дни (2002. № 4/5); Наумов О.Н. Историко-родословное общество в Москве: вчера и сегодня (1998. № 4); Романова С.Н. Как найти свои корни: Пособие для начинающих генеалогов-любителей (1998. № 2, 3).

Ряд содержательных материалов посвящен архивам русских эмигрантов. Отметим полезный указатель И.В. Сабенниковой “Зарубежная архивная Россика: Список источников и литературы” (1998. № 5 — 1999. № 5; продолжение — 2000. № 1; 2001. № 4/5). Заслуживают также внимания обзоры Е. Даниелсон “Архивы русских эмигрантов в Гуверовском институте” (2001. № 1), Е.Н. Марасиновой “Архив [историка] Александра Брюкнера” (2000. № 5/6), В.А. Московина “Библиотека-фонд “Русское Зарубежье”” (2001. № 6), Л.И. Петрушевой “О новых поступлениях архивной Россики в Государственный архив Российской Федерации” (2003. № 1; речь идет, в частности, об архивах З.А. Шаховской и В.А. Пирожковой); Л.А. Спиридоновой “Судьбы архивов русских писателей за рубежом” (2004. № 2), Т.М. Горяевой и Н.А. Молотовой “Поступления документов из-за рубежа в РГАЛИ. 1991—2002” (2004. № 2), а также заметка “О документах О. Мандельштама в Принстонском университете” (1999. № 2/3) и публикация А.В. Квакина “Документы по истории российского зарубежья из коллекции баронессы Марии Врангель в архиве Гуверовского института войны, революции и мира (США)” (2004. № 1—5).

Немалая часть обзоров фондов, статей и публикаций журнала касается вопросов культуры и искусства, и в частности литературы.

Повезло в журнале А.Т. Болотову. Так, И.В. Щеблыгина опубликовала подборку статей из его рукописного сборника “Забавы живущего в деревне” (2000. № 1). Данные статьи, написанные в 1765—1767 гг., очень выразительно характеризуют взгляды этого писателя и журналиста на роль печатного слова в просвещении, на моду и т.п. (“Мысли о неохоте к почитанию книг”, “О пользе, происходящей от чтения книг”, “О моде и почитании опыт”, “О ложном мнении, что разум наш довольно совершенен”). А.Л. Толмачев опубликовал обширную и весьма содержательную переписку Болотова с историком Н.С. Арцыбышевым (2002. № 2). Любопытна также статья Е.Н. Перкина “Библиотека А.Т. Болотова (новые находки)” (2000. № 5/6).

Другая интересная публикация посвящена русской культуре начала XIX в. — “Мысли о начале и благосостоянии общества” писателя А.М. Бакунина, отца известного революционера и мыслителя (2001. № 4/5).

Подготовленная Т.Н. Никольской публикация “Адам Мицкевич в России” (1999. № 4/5) содержит письма Мицкевича московскому генерал-губернатору Д.М. Голицыну и переписку министра народного просвещения А. Шишкова с Голицыным, в результате которой Мицкевич был определен на службу в канцелярию Голицына.

Литература и журналистика второй половины XIX — начала ХХ в. нашли отражение в обзорах А.В. Сыпченко “Архивные документы по истории умеренных неонародников” (2003. № 3/4; речь идет о фондах А.В. Пешехонова, А.Г. Горнфельда, журнала “Русское богатство” и др.), Н.А. Филаткиной “М.О. Меньшиков и Петербург (По страницам неопубликованных дневников)” (2003. № 3/4), А.В. Репникова и В.С. Христофорова “В.В. Шульгин: обзор документов личного фонда” (2003. № 3/4).

Двум русским писательницам и одновременно государственным деятельницам первых лет советской власти посвящены публикации в сдвоенном номере (5/6) за 2003 г.: “Мемуары Коллонтай будут содействовать созданию более правильного представления о русском человеке…” (публ. В.В. Соколова) и ““Я на своем месте…”: Письма Ларисы Рейснер родителям Е.А. и М.А. Рейснер из Германии осенью 1923 г.” (публ. В. Савченко). Для исследователей Серебряного века представит интерес статья Д.А. Беляева “Письма Максимилиана Волошина к Евгению Ланну (Из новых поступлений в фонды Дома-музея Марины Цветаевой)” (2003. № 5/6), содержащая оснащенный цитатами обзор ранее неизвестной переписки.

Полезны будут историкам литературы обзоры О.А. Голиненко “Рукописные фонды Государственного музея Л.Н. Толстого в Москве” (2004. № 6); Г.Э. Прополяниса ““…Завидую человеку, который будет рыться в моем архиве”: История создания Архива А.М. Горького” (2005. № 1); В.И. Маркелова “Обзор документов А.Ф. Лосева в Российском государственном архиве литературы и искусства” (2000. № 2; в статье отражена деятельность Лосева в Государственной академии художественных наук; здесь же публикуются его письма П.Н. Сакулину, С.В. Шервинскому, А.И. Дейчу и другим литературным деятелям); А.В. Мухина “Обзор фонда писателя Василия Ивановича Белова” (2004. № 6); З.К. Водопьяновой и Л.А. Величанской “Обзор документов РГАНИ по теме “Власть и культура”” (2000. № 1); В.А. Невской, О.В. Асниной, А.И. Фрумкиной “Московский музей А.С. Пушкина и его коллекции” (1999. № 2/3). В 1999 г. редакция выпустила содержательный “Специальный выпуск [“Вестника архивиста”], посвященный 200-летнему юбилею А.С. Пушкина” (см. выборочную роспись его содержания: НЛО. 2000. № 44. С. 382—383).

Из работ “пограничных”, важных историку литературы не впрямую, а контекстуально, отметим обширную статью С.О. Шмидта “Архивны юноши толпою…” (2003. № 3/4), в которой на основе широкого круга источников рассматривается феномен “архивного юношества” и отношения к нему современников, статью К.К. Сысоева “Из истории реализации Училищного устава 1828 г. (Несколько штрихов к портрету С.С. Уварова – министра народного просвещения)”, а также две публикации М.В. Сидоровой, посвященные жизни руководителей III отделения, — “Мемуары графа А.Х. Бенкендорфа. Первые страницы” (2004. № 2) и “Письма Анны Николаевны Дубельт ее мужу Л. Дубельту” (2000. № 3—6). Вторая публикация интересна и как подробный отчет о жизни русского поместного дворянства, и как документ к биографии Дубельта, жаль только, что публикатор не упомянула Н. Эйдельмана, который в не раз публиковавшейся статье “После 14 декабря” еще в 1978 г. ввел эти письма в научный оборот и опубликовал наиболее интересные фрагменты из них.

Можно встретить в “Вестнике” и такие экзотические материалы, как статья О.А. Михайлова “Представление об архивах в художественной литературе: анализ и аннотированная библиография” (2000. № 3/4), построенная на материале американской прозы и романа И. Штемлера “Архив”.

Много полезного историк литературы может найти в публикациях по другим видам искусства, например: Ипполитова Г.А. Музыкальный Петербург XIX века (2003. № 3/4); Тартаковская Н.Ю. Архивы петербургских композиторов в ГЦММК им. М.И. Глинки. Фонд Н.А. Римского-Корсакова (там же); Иванова-Большева К.П., Березовская Н.Ю. Родственные связи рода Клодтов и рода Станюковичей (2002. № 1); Теркель Е.А. Семейный архив Л.П. Гриценко-Бакст (урожденной Третьяковой) (2002. № 1; в № 4/5 она же опубликовала подборку писем из этого архива); Полякова О.Б. Московские купцы-меценаты и коллекционеры братья Щукины в архивных документах (2002. № 4/5); ““Синяя блуза” в “Пролетарском кино”” / Публ. Л.И. Кирьякевич (2003. № 3/4).

Немало любопытных публикаций помещены под рубрикой “Из семейных архивов”.

Завершая наш краткий обзор, отметим, что “Вестник архивиста” — журнал живой, стремящийся откликаться на события архивной жизни и освещать актуальные вопросы архивоведения и, шире, гуманитарных наук в целом. Историк, литературовед, искусствовед найдут тут немало интересного и полезного для себя.

_____________________________________________________________________________

* См. указатель содержания журнала: “Вестник архивиста” 1991—2001 гг.: Указатель опубликованных материалов / Сост. М.А. Орешина. М., 2003.

Версия для печати