Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2005, 72

Письмо в редакцию

Признавая (в “НЛО” № 71) кое-какие замеченные мною в рецензии (см. “НЛО” № 68) недочеты в его трактовке “Гамлета”, уважаемый Игорь Валентинович считает, что я в рецензии на его действительно новаторскую книгу выбрал явно неверную точку зрения, дав рецензируемой работе неточный подзаголовок “в поисках идентичности”. Да, это моя ошибка. Но странно (и смешно) то, что переводчик-исследователь сам в письме исказил собственный подзаголовок, написав “в поисках оригинала”, тогда как на титульном листе у него стоит “в поисках подлинника”! Чем вызвано это странное двойное заблуждение? На мой взгляд, тем, что мы оба, переводчик и рецензент (да и все люди, читающие Шекспира), не знаем и не можем знать ни оригиналов, ни подлинников текстов великого барда. А если их все-таки обнаружат, то надо будет еще доказывать, какова мера их подлинности. Вот почему я говорил в рецензии: “Надо доверять культурной традиции, выбирающей из корпуса проблематичных текстов то, что общепризнано”. И.В. Пешкову это не по душе, ну что же, пусть он и далее ищет “оригинал” (он же “подлинник”), которого нет. Это своего рода благородное донкихотство.

Еще одно замечание принципиального характера, которое решительно отвергается Пешковым: мол, нет у него никакой борьбы против “романтизации и архаизации” шекспировского текста. Да как же нет, если именно на этом построена его версия “Гамлета” — я привожу примеры “осовременивания” стиля трагедии, против которых сам же Игорь Валентинович не возражает. И, что любопытно, он, столь склонный придираться к мелочам, не захотел возразить мне, когда я указал на случай со словом “incest”, которое, будучи переведено у Пешкова буквально, звучит комически, как современный научно-популярный жаргон в устах персонажей начала XVII века.

Вообще И.В. Пешков зря обижается на меня, хотя я понимаю его — сам тоже иногда “страдаю” от нападок рецензентов. Желаю ему новых успехов в шлифовке его перевода, пусть и не “идентичного” (такового, он прав, быть не может), но хотя бы почти равноценного тому, что он сам считает шекспировским оригиналом трагедии.

В. Вахрушев

Версия для печати