Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2003, 63

«Сколь точным может быть гуманитарий...»

Сарра Владимировна Житомирская — историк и археограф, архивист, многолетний руководитель Отдела рукописей Российской государственной библиотеки (тогда — Библиотеки им. Ленина). Заслуженный работник культуры России — звание, полученное по праву и действительно заслуженное многолетним плодотворным трудом. Творческое наследие С.В. Житомирской — достойный вклад в отечественную культуру ХХ столетия.

В 1940 г. Сарра Владимировна закончила исторический факультет МГУ и была оставлена в аспирантуре (по кафедре Средних веков). Война, эвакуация в Свердловск (с трехлетним сыном и больной матерью) прервали учебу. Но уже в начале 1945 г., вернувшись в Москву и окончив аспирантуру, она защитила кандидатскую диссертацию «Политические воззрения Франческо Гвиччардини». Однако главной сферой ее работы стала не медиевистика, а история России XIX в.

Можно сказать, что дальнейшую творческую судьбу Сарры Владимировны определило поступление в 1945 г. на работу в Отдел рукописей ГБЛ. В то время Отделом заведовал П.А. Зайончковский, известный впоследствии историк, профессор МГУ. В 1952 г., с уходом его из библиотеки, Житомирская приняла пост заведующего.

Именно здесь проявился и сохранился на всю жизнь ее редкостный дар: сочетание организаторских способностей и таланта ученого.

Под ее руководством успешно (и дружно!) работал коллектив профессионалов высокой квалификации. Следует назвать таких знатоков древнерусской письменности, как И.М. Кудрявцев и М.Б. Тихомиров, архивистов Е.Н. Коншину и В.Г. Зимину, историков и литературоведов М.О. Чудакову, Н.В. Зейфман, Ю.П. Благоволину.

Отдел не только был хранилищем первоклассных источников — он занимался активным, целенаправленным собиранием рукописного наследия. Научная обработка архивов и собраний считалась образцовой: по обложкам материалов, заполненным сотрудниками, можно было учиться искусству описания рукописей. Недаром Историко-архивный институт постоянно присылал сюда на практику студентов: Отдел рукописей ГБЛ являлся лучшей в стране школой архивистики, такого высокого уровня обработки не было тогда нигде.

Принципиально важно отметить, что в 1960-х — первой половине 1970-х гг. руководитель Отдела и ее коллеги стремились сделать свое хранилище открытым и доступным для исследователей — как отечественных, так и зарубежных. В ту пору такое стремление было редкостью. Отдел стал, например, единственным из архивных заведений страны, где посетителям с ученой степенью или членским билетом творческого союза не требовалось заручаться «отношениями» — от издательств или с места работы. Я, как постоянный читатель Отдела рукописей тех лет, с удовольствием вспоминаю атмосферу доброжелательности и уважения к исследователям, готовность сотрудников оказать квалифицированную помощь посетителям — атмосферу, столь отличную от казенной, настороженно-официальной обстановки во многих подобных учреждениях.

Не менее активно протекала научно-публикаторская деятельность этого коллектива. С.В. Житомирская была главным редактором ежегодника «Записки Отдела рукописей»; там встречались публикации, непредставимые в те годы под другими переплетами. Она же возглавляла подготовку к печати известных справочников, ставших незаменимыми для историков и филологов, — «Личные архивные фонды в государственных хранилищах СССР» (Т. I, II — М., 1963; Т. III — М., 1980) и «Воспоминания и дневники XVIII—XX веков. Указатель рукописей» (М., 1976).

Сарра Владимировна не только возглавляла всю эту работу — в те годы в печати появились 48 ее статей и публикаций (см. библиографию ее работ: Археографический ежегодник за 1986 год. М., 1987. С. 274—276). Часть из них касалась архивной теории и практики, некоторые — специальных вопросов истории Средних веков.

Уже с начала 1950-х гг. Сарра Владимировна сосредоточивается на русском ХIХ веке — особенно на истории декабризма и архивном наследии Герцена. Эти первоначальные разыскания вылились впоследствии в масштабные труды и принесли заслуженную известность автору.

Но в середине 1970-х гг. С.В. Житомирской пришлось пройти через тяжелейшие испытания. Все худшее в общественной атмосфере тех лет — давление идеологических властей и КГБ на людей культуры и соответствующая «кадровая политика», сохранившаяся со сталинских времен мания секретности и «режимности», стремление контролировать любые контакты с Западом, антисемитизм, круговая порука чиновников, поставленных начальствовать над наукой, — все это, кажется, соединилось, чтобы отравить жизнь Отдела рукописей и его руководителя, и в конце концов разрушило передовое научное учреждение. С.В. была вынуждена уйти с должности заведующей, а в 1978 г. и вовсе оставить любимую работу, которой посвятила более 30 лет.

Она пережила травлю с большим достоинством и, освободившись от административных обязанностей, нашла силы начать новый этап жизни и работы.

С 1979 г. Сарра Владимировна Житомирская — заместитель главного редактора (М.В. Нечкиной, затем И.Д. Ковальченко) декабристской серии «Полярная звезда», выходившей до 1992 года в Иркутске. Активно работая в редколлегии этого многотомного издания, она была, кроме того, ответственным редактором пяти книг (из 20 вышедших).

В серии «Полярная звезда» вышли в свет подготовленные ею (совместно с С.В. Мироненко) два тома сочинений и писем М.А. Фонвизина (1979, 1982). Первый из них, открывший серию, стал своего рода эталоном для последующих книг: безупречная археографическая подготовка текстов, научный комментарий, обширная статья с глубоким анализом творческого наследия декабриста.

Из других работ по декабристской тематике стоит отметить статью «Источниковедение декабризма: некоторые нерешенные задачи»[1], поднимающую ряд принципиальных проблем в этой области, далеко не разрешенных и сегодня. В 1991—1992 гг. под редакцией С.В. Житомирской Восточно-Сибирское книжное издательство опубликовало в двух книгах все важнейшие работы М.К. Азадовского, посвященные движению декабристов. Первой книге предпослана статья Сарры Владимировны, где впервые даны обзор и оценка исследований М.К. Азадовского-декабристоведа и воздается должное большому ученому [2].

Две наиболее значительные публикации, подготовленные С.В. Житомирской, вышли в свет в серии «Литературные памятники»: «Дневник. Воспоминания» А.О. Смирновой-Россет (М., 1989) и «Дневник 1867 года» А.Г. Достоевской (М., 1993).

Мемуарное наследие А.О. Смирновой-Россет имеет сложную историю, выяснившуюся до конца только после появления указанной публикации и подробно описанную в большой сопроводительной статье и комментариях Сарры Владимировны к этому тому. Небольшой архив Смирновой считался обработанным, а ее мемуары опубликованными (в 1931 г. Л.В. Крестовой). С.В. обратилась к этому архиву еще в 1957 г. и обнаружила ранее текстологически не систематизированный и потому фактически не понятый памятник чрезвычайно сложной структуры.

Он представлял собой два параллельно создававшихся мемуарных произведения, каждое из которых предназначалось для особого круга читателей и имело множество вариантов. При этом оба произведения не были доведены до конца и не имели отчетливых признаков окончательной авторской воли. Если прибавить к этому манеру Смирновой писать в основном по-французски, но думая одновременно и на других языках, переходить без всяких оговорок с языка на язык (иногда внутри одной фразы) и все ухудшавшийся с возрастом старческий почерк, то легко представить все трудности работы. Но С.В. справилась с ними.

История с подготовкой к изданию дневника А.Г. Достоевской оказалась не менее сложной [3]. Последнее подготовленное Житомирской издание содержит тексты всех сохранившихся записных книжек А.Г. Достоевской (как известно, заполнявшихся ею стенографически), а статья восстанавливает историю их создания и анализирует текст как историко-литературный источник. Здесь С.В. вновь помогло достаточно редкое сочетание исследовательского таланта с кропотливым и тщательным штудированием источника и той огромной работоспособностью, которая всегда поражала всех ее знавших.

Столь же успешной оказалась деятельность ученого в области герценоведения. В 1985 г. в 96-м томе «Литературного наследства» («Герцен и Запад») было опубликовано ее исследование «Судьба архива А.И. Герцена и Н.П. Огарева», а также статья и публикация (совместно с Н.М. Пирумовой) «Огарев, Бакунин и Н.А. Герцен-дочь в “нечаевской истории”». Тему продолжила статья «Из истории архива Герцена и Огарева», опубликованная в ежегоднике «Памятники культуры. Новые открытия. 1990» (М., 1992) [4].

Признанный специалист, Сарра Владимировна была постоянным научным консультантом Музея А.И. Герцена в Москве. Памятны и ее публичные выступления в музее.

Свое 80-летие в 1995 г. она встретила очередной публикацией (подготовленной совместно с А.К. Афанасьевым) для «Памятников культуры» — на этот раз записной книжки С.Ф. Уварова, племянника декабриста М.С. Лунина.

Небольшой архив Уварова хранится в Отделе рукописей РГБ. Наиболее интересны одиннадцать записных книжек, составляющих, как выяснилось, лишь часть «целой библиотеки» записей. Написанные неразборчивым почерком на множестве произвольно сменяющих друг друга языков, с разнообразными аббревиатурами и условными значками, они казались исследователям малопонятными. И все-таки в конце 1960-х гг. Сарре Владимировне удалось прочесть дневниковую часть записей (вот что значит опыт археографа и знание языков!). И тут-то в книжке под № 27 обнаружились записи о движении декабристов, о Лунине. Переведя с французского, С.В. опубликовала их (совместно с Н.Я. Эйдельманом) в «Записках Отдела рукописей» (Вып. 36. М., 1975). А через 20 лет в Отделе письменных источников Государственного исторического музея обнаружилась еще одна записная книжка, которую считали утраченной. Прочесть ее было не менее сложно. Но время и труды не пропали даром: находка внесла много нового в источниковедение декабризма и в историю публикаций Вольной русской типографии Герцена.

Занимаясь столь специальными вещами, С.В., однако, никогда не была сухим «кабинетным ученым», замкнувшимся в кругу собственных исследований. Опубликованная в 1976 г. в «Литературной газете» ее статья «Что мы оставим в наследство?» открыла длительную дискуссию в печати. Как и ее тогдашняя сотрудница Мариэтта Чудакова в своих «Беседах об архивах» (1975), Житомирская привлекла общественное внимание к проблеме отбора личных архивов, принимаемых на государственное хранение, и в том числе документальных материалов «рядовых людей». Сама постановка проблемы в статье и последовавшие за ней выступления писателей, ученых, архивистов стимулировали изменения в отношении государственных архивов к собиранию этой важной части исторических источников.

С присущим ей общественным темпераментом С.В. «несла в массы» новые архивные открытия, последние достижения историков, сотрудничая с «Литературной газетой», «Комсомольской правдой», с журналами «Наука и жизнь», «Знание — сила», «В мире книг», а в последние годы — с «Новым литературным обозрением». На страницах «НЛО» она откликается на только что вышедшую в 1993 г. книгу Н.Я. Эйдельмана «Из потаенной истории России XVIII—XIX веков», там же появляется ее рецензия на издание писем родителей Пушкина к его сестре О.С. Павлищевой-Пушкиной (НЛО. 1994. № 7, 8). В 1995 г. ее внимание привлекает новое издание «Писем к родным» И.С. Аксакова (НЛО. № 15).

Яркая, одаренная, много читавшая и знавшая, Сарра Владимировна притягивала к себе людей, щедро делилась своим опытом, знаниями, идеями.

Многолетняя дружба, основанная на общности научных и общественных интересов, связывала ее с Н.Я. Эйдельманом. С.В. была в числе первых читателей его новых работ, иногда еще в рукописном варианте. Натан Яковлевич ценил ее мнение, прислушивался к критическим замечаниям, хотя временами (в соответствии с  темпераментами обоих) вспыхивали жаркие споры. Они вместе трудились в редколлегии серии «Полярная звезда». В 1988 г. С.В. стала ответственным редактором «Сочинений, писем, документов» М.С. Лунина, подготовленных для серии Эйдельманом с участием И.А. Желваковой. После смерти Н.Я. Эйдельмана в 1989 г. С.В. много сделала для сохранения памяти о нем [5]. Почти 10 лет она активно участвовала в Эйдельмановских чтениях, организованных при редакции журнала «Знание — сила» и прерванных смертью их руководителя А.Г. Тартаковского.

Весьма плодотворным оказалось и ее сотрудничество с С.В. Мироненко, и не только в декабристоведении. Когда то, что было невозможно в советских условиях, стало возможным, они напечатали не публиковавшиеся ранее письма 1894—1900 гг. Николая II «дражайшей бабушке» — английской королеве Виктории (Исторический архив. 1995. № 1). Через три года С.В. перевела с английского для издательства «Прогресс» (имеется в виду издательство И. Лесневской) книгу А. Мейлунаса и С. Мироненко «Николай и Александра. Любовь и жизнь».

В это время она сама была уже «дражайшей бабушкой» двух внуков и прабабушкой четырех правнуков. А работа не прекращалась. Поражает финальный виток ее жизни.

2001 год. Прощание с декабризмом — Сарра Владимировна переводит с французского знаменитую книгу Николая Тургенева «Россия и русские», пишет статью о ней и ее авторе [6].

2002 год. Переводит с английского труд американского исследователя Р. Уортмана «Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии» [7].

1999, 2002 годы. Выходят из печати последние заметки архивиста [8] — фрагменты ее собственных мемуаров.

Публикуемая здесь последняя ее работа, лишь отчасти соприкасающаяся с воспоминаниями, дает строгий и, что касается существа дела, лишенный какой-либо субъективности анализ конкретных архивных данных — образец того, сколь точным может и должен быть гуманитарий — архивист, текстолог, источниковед. Это действительно сжатое пособие по архивному делу — на стыке с литературоведческой текстологией.

Почти 87 лет жизни Сарры Владимировны Житомирской пришлись на годы революционных потрясений, войн, сталинской тирании, брежневского гниения, но и — она считала это подарком судьбы — последующих долгожданных перемен, увенчавшихся августом 1991 года. Она была свидетелем, а иногда и участником многих событий, встречалась с людьми, оставившими след не только в ее жизни, но и в истории страны. Ей было о чем рассказать — и делала она это блестяще.

Все последние годы С.В. писала мемуары. Боялась не успеть. К счастью, успела поставить последнюю точку. Книга готовится к печати.

Преодолеть неизбежные трудности, пройти через тяжкие испытания и сделать столь многое в науке можно было только с такой целеустремленностью, необыкновенным трудолюбием, очень твердым характером и, конечно же, талантом, которыми обладала Сарра Владимировна Житомирская.

 

1) Сибирь и декабристы. Вып. 1. Иркутск, 1978. С. 28—40.

2) Азадовский М.К. Страницы истории декабризма. Иркутск, 1991. Т. 1. С. 3—54.

3) Расшифрованный дневник А.Г. Достоевской / Подг. текста, вступ. статья, примеч. С.В. Житомирской // ЛН. 1973. Т. 86. С. 155—290.

4) См. также подготовленную Житомирской совместно с А.И. Володиным публикацию чернового автографа статьи Герцена «Дилетанты и цех ученых»: ЛН. 1997. Т. 99. Кн. 1. С. 149—185.

5) Натан Яковлевич Эйдельман (некролог) // Археографический ежегодник за 1989 год. М., 1990. С. 535—537 (совм. с А.И. Володиным и Н.Н. Покровским).

6) Тургенев Н. Россия и русские / Вступ. статья, перев. и подготовка текста С.В. Житомирской. Коммент. А.Р. Курилкина. М.: ОГИ, 2001.

7) Уортман Р. Сценарии власти. М.: ОГИ, 2002.

8) Конец сюжета (Вокруг архива Булгакова) // НЛО. 1999. № 38. С. 212—229 (ср. ранее: Легко ли купить архив Мастера? А обнародовать? // ЛГ-Досье. 1991. № 5 (в рубрике «Заметки архивиста»)); В условиях несвободы (Из записок архивиста) // Тыняновский сборник. М., 2002. Вып. 11. С. 811—843.

 

Версия для печати