Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2003, 63

ИМПРОВИЗАЦИИ У МОГИЛЫ КАНТА

Первый Международный фестиваль актуальной поэзии. Калининград, 15—18 августа 2003 г.

Середина августа — “мертвый сезон” в литературной жизни Москвы и Петербурга — ознаменовался трехдневным “фестивалем мультивидовой поэзии SLOWWWO”, прошедшим в Калининграде с 16 по 18 августа. Фестиваль был организован при поддержке Государственного центра современного искусства (ГЦСИ); в течение двух дней в помещении Музея мирового океана шли поэтические чтения, а завершился фестиваль в ресторане-клубе “Атлантика” выступлением рижской текст-группы “Орбита”.

Фестиваль “SLOWWWO” — детище Павла Настина, поэта из калининградско-московской литературно-художественной группы “РЦЫ”. Как видно уже из названия фестиваля, идея его зародилась в Интернете (в название входит аббревиатура www), и состав участников сформировался вокруг литературного сайта “Полутона” (www.polutona.ru). Поскольку большинство поэтов круга “Полутонов”, а также многие участники фестиваля “SLOWWWO” являются еще и фотографами и дизайнерами — то есть людьми, профессионально работающими не только со словом, но и с изображением, — фестиваль в Калининграде стал, по сути, попыткой синтеза разнообразных форм “поэзии” в самом широком смысле этого слова. Там, например, много говорилось о “визуальной поэзии” и “саунд-поэзии”, а также о конфликте и контрасте слова звучащего и слова написанного.

Открывая первый день фестиваля, Павел Настин произнес небольшую вступительную речь, в которой рассказал о целях и задачах, а также о специфике этого мероприятия. В основу “Первого Международного калининградского фестиваля актуальной поэзии” легла идея о том, что в контексте современной культуры язык, по сути, является единственным универсальным средством объединения людей. Целью фестиваля, по словам Павла Настина, стало “персонифицировать явление” — задача, чрезвычайно актуальная, в первую очередь, для сетевого пространства, в котором текст полностью отрывается от своего создателя, место которого занимает “виртуальный автор” — конструкт или маска.

По составу фестиваль действительно получился международным: в нем участвовали поэты из России, Латвии, Литвы, Польши, Белоруссии и США, пишущие на русском языке. Гостем фестиваля был Виктор Урин, поэт-“шестидесятник”, покинувший в свое время ряды Союза писателей из-за идеологических разногласий с советским руководством и вынужденный эмигрировать в США. При этом впечатляюще выглядел диапазон разнообразных поэтических техник, продемонстрированный участниками: от вполне традиционных, даже на грани эпигонства, акмеистских стихов Михаила Янчука (Варшава) до ярких образцов англо-американской саунд-поэзии, антологию которой подготовил и презентовал в первый день фестиваля руководитель калининградского ГЦСИ Дмитрий Булатов.

Представляя антологию саунд-поэзии, Булатов тем не менее счел необходимым говорить не столько об этом достаточно специфическом поэтическом жанре, сколько о языке художественного творчества вообще. Язык, по мнению Булатова, представляет собой типичный случай “интеллектуального фашизма”: он понуждает человека говорить, причем диктует совершенно особый способ выражения. В этом отношении саунд-поэзия, которую представил Булатов, является своего рода бунтом против тех ограничений, которые логика языка накладывает на литературное творчество.

Три композиции в жанре саунд-поэзии, которые услышали гости фестиваля, в полной мере доказывали этот тезис. Поэт, по словам Дмитрия Булатова, в своем творчестве “инсценирует собственную смерть” и “вытаскивает наружу собственную преисподнюю”. Соответственно, слушатели получили возможность приобщиться к преисподним трех английских и американских поэтов. В двух из них с помощью различных звуков органического и механического происхождения создавался отчетливый образ пробуксовывающего человеческого сознания; третья композиция с красноречивым названием “Postmodern Dilemma” представляла собой три одновременных монолога — как бы “академический спор” — в самом деле, с использованием терминологии постмодернистского литературоведения. По звуковой обработке этот “спор” напоминал то быстро проговариваемый стих, то блюзовый речитатив; поэтому вполне органично в нем выглядели сочетания типа “Baudrillard, my baby”.

В первый день фестиваля слушателям была представлена еще одна “антология”, на этот раз в виде ежеквартального издания “Сетевая поэзия”. Редакторы этого своеобразного журнала-альманаха — Андрей Новиков и Олег Шатыбелко, члены ЛИТО “Рука Москвы” — собрали, по их словам, лучшие образцы творчества современных авторов, публикующихся почти исключительно в Интернете, и заявили, что структурируют таким образом “расползающуюся литературную ситуацию”.

Нужно отметить, что, несмотря на “сетевое происхождение” почти всех участников фестиваля “SLOWWWO”, граница между сетевой и “бумажной” поэзией не ощущалась столь явственно, как на этом настаивали некоторые выступающие. Так, например, Ирина Огнева (Клайпеда, Литва) продемонстрировала изящные образцы любовной лирики в духе Елены Фанайловой; Павел Настин представил цикл стихотворений, основанных на экспериментах в области звукописи, когда слова, сближающиеся по звучанию, становятся родственными по смыслу — но этому можно подыскать параллель в творчестве Дины Гатиной, публикующейся в основном “на бумаге”. Гости фестиваля получили возможность познакомиться с творчеством группы калининградских поэтов, назвавшихся “Ревнителями бренности”, дабы подчеркнуть связь с литературной группой, существовавшей в Кёнигсберге в XVII веке. Стихи нынешних “Ревнителей бренности” проникнуты подчеркнуто кёнигсбергским колоритом; особенно это касается Антона Люциева, который прочитал длинную поэму о недавней военной истории и современной жизни Калининграда, написанную в стиле поэм Велимира Хлебникова. В творчестве остальных членов этой группы калининградская тема сочеталась со стилизациями под джазовые или рок-песни на уровне ритма, отдельных фраз и даже целых строк. Следует особо отметить также поэта Сергея Михайлова, выступившего с длинными верлибрами, внешне напоминающими стихи Кирилла Медведева (но, кажется, поэтический генезис Михайлова — иной).

С самого начала атмосфера фестиваля была почти карнавальной, а первоначальная программа дополнялась всевозможными импровизациями и акциями, проходившими не без доли эпатажа. Первый же вечер ознаменовался поэтическим “перформансом”, устроенным по инициативе Жоржа Уаллика (“Орбита”, Рига, Латвия) и Андрея Новикова (“Рука Москвы”, Москва, Россия) на могиле Иммануила Канта. По сути, спонтанные (и весьма экспрессивные) чтения на могиле немецкого философа представляли собой своего рода поэтическую дуэль между этими двумя авторами, а в конечном счете — между двумя поэтическими техниками (традиционалистской, скорее шестидесятнической — Андрея Новикова, и экспериментальной, с сильно расшатанным ритмом и абсурдистскими текстами — Жоржа Уаллика). Случайно оказавшиеся на могиле Канта культурные калининградцы, не участвовавшие в чтениях и ничего не слышавшие о фестивале, понаблюдав за происходящим, дружно прочитали стихотворение Катулла “К Лесбии” — сначала на русском, а потом и на латыни.

Следующий день фестивальных чтений начался с выступления “Орбиты” — группы рижских поэтов, дизайнеров, музыкантов и фотографов, стремящихся к синтетическому искусству, которое бы соединяло слово, музыку, изображение и танец. Частично такое соединение продемонстрировал предыдущим вечером Жорж Уаллик; однако в зале Музея мирового океана он, а также трое других участников “Орбиты” — Владимир Светлов, Сергей Тимофеев и Александр Заполь — ограничились простым чтением стихов. Творчество текстовой группы “Орбита” имеет подчеркнуто европейский характер [4]; четыре поэта представили, по сути, единый блок текстов о рижском поколении тридцатилетних, существующих в культуре глянцевых журналов и модных кафе.

Тем большим контрастом выглядело выступление двух поэтов из Нижнего Новгорода — Дмитрия Зернова и Евгении Риц. Зернов, в противовес длинным верлибрам “Орбиты”, представил венок сонетов “Щенки ладоней” с двумя магистралами: один был составлен, как и следует, из первых строк каждого сонета, а другой — из строк, послуживших эпиграфами к этим сонетам (то есть из строк различных авторов — Неклюдова, Кибирова, Кальпиди и других). Риц же прочитала очень экспрессивный цикл стихотворений с явно выраженным религиозным подтекстом.

Другие участники второго дня фестиваля продемонстрировали слушателям целый ряд тем и поэтических жанров. Так, Анастасия Киселева (Минск) представила произведения, сочетающие мифологическую (индийскую) и гомоэротическую линии; Ирина Максимова (Калининград) прочитала нарочито инфантильные, “детские” стихи, отличающиеся невинным и непосредственным взглядом ребенка; Юлия Тишковская (“РЦЫ”, Москва) выступила с женской любовной лирикой; наконец, Елена Журавлева (“Неела Велуража”, Рига) продемонстрировала прекрасное владение техникой хокку, а также представила короткие верлибры и моностихи. Закрывал второй день фестиваля Павел Настин, который прочитал цикл стихотворений “Письма к королеве Луизе” о Кёнигсберге 1944 года.

Вечером и ночью третьего фестивального дня были представлены произведения, так или иначе связанные с идеей синтеза искусств. Четверо поэтов “Орбиты” — Светлов, Уаллик, Заполь и Тимофеев — представили аудиовизуальную программу в ресторане-клубе “Атлантика”. Видеоряд, включавший коллажи и фотографии с наложенным на них текстом, сочетался с электронной музыкой и живым чтением произведений; некоторые строчки из стихов также возникали в качестве подписей к фотографиям на экране. Таким образом, создавался эффект наложения трех “дорожек” — видео, аудио и текста.

Зрители также познакомились с несколькими работами, участвующими в очередном фестивале “Word in Motion” (“Слово в движении”), который в тот момент готовился; он прошел в Риге 13—14 сентября 2003 года. Работы эти представляют собой короткие видеоклипы, скорее, напоминавшие “растянутые”, движущиеся фотографии (двое ходят по осеннему лесу и зовут “старуху”; человек, много раз сфотографированный в разных позах на асфальте, так что из-за быстрого видео-“пролистывания” фотографий создается впечатление, что он бежит, и т.д.). Наконец, “Орбита” представила несколько произведений питерской акционно-поэтической группы “Дрэли куда попало”, работающей в этом же жанре.

Фестиваль “SLOWWWO” формально закончился поздним вечером 18 августа, когда был показан последний из видеоклипов, однако чтение стихов и музыка (функции ди-джея взял на себя Сергей Тимофеев) продолжались до самого утра. Для жителей Калининграда и зарубежных гостей фестиваль стал просто-таки праздником всевозможных поэтических форм, причем в выступлениях участников явственно ощущалась потребность в соединении слова написанного, слова звучащего и изображения (фото или видео). Думается, что у фестиваля с таким ярким и запоминающимся началом большое будущее; хочется верить, что он станет проводиться ежегодно, как, например, Московский международный фестиваль молодой поэзии, Московский фестиваль верлибра и другие подобные мероприятия.

Юлия Идлис

4) Подробнее см., например: Львовский С. Возьмите нас к звездам, отведите нас в кино // НЛО. 2003. № 62. С. 461—462.

 

Версия для печати