Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2003, 62

От редакции

Анализ отдельного текста — тот вид исследования, с которого должно начинаться постижение поэзии любой эпохи и любой литературной школы. В русской филологии такой анализ после работ Ю.М. Лотмана считается, кажется, жанром почти школярским, а умение интерпретировать стихотворение “не сходя с места” — первоначальным и необходимым свидетельством компетентности любого литературоведа. С этого же анализа должно начинаться и исследование новейшей русской поэзии. Однако аналитических работ об отдельных современных стихотворениях за последние 15 лет почти не было [1]. Конечно, одна из причин такого пробела — несправедливо малое внимание филологов к новейшей литературе, но эта причина — не единственная. Невозможность или, во всяком случае, затрудненность анализа отдельного текста новейшей поэзии сама требует объяснений. Можно предположить, что современное стихотворение вообще нельзя интерпретировать в привычном смысле этого слова или же — и это представляется нам более вероятным — инструментарий анализа поэтического текста, выработанный в филологии 1960—1980-х годов, неадекватен для анализа именно современного стихотворения: ускользают, не поддаются выявлению и фиксации многие значимые особенности новейших поэтических произведений.

Однако исследователь современной литературы находится в привилегированном положении по сравнению с филологами, занимающимися словесностью других эпох: он может напрямую обратиться к автору и в диалоге выяснить, что следует считать наиболее значимым в том или ином стихотворении. Публикуемый ниже блок материалов — попытка организации подобного диалога.

Каждый материал в этом блоке — своего рода трилогия. В начале публикуется стихотворение современного поэта (оно обозначено цифрой I). Далее — автокомментарий поэта к своему тексту (обозначен, соответственно, цифрой II). Третья часть (III) — аналитическая статья об этом стихотворении, написанная филологом.

О своих сочинениях поэты высказываются редко (хотя в качестве устного жанра “авторские разборы” существуют, вероятно, с давних времен); и нас поразило то, с каким энтузиазмом приглашенные нами авторы написали комментарии к своим стихотворениям и насколько информативными и тонкими оказались их объяснения (заметим, что различие и сходство между автокомментарием поэта и интерпретацией филолога до сих пор мало исследованы и, возможно, к этой проблеме стоило бы вернуться в будущем).

Автокомментарии и статьи были заказаны одновременно — то есть поэты и филологи писали свои аналитические работы независимо друг от друга [2]. Результат позволяет сопоставить взгляды авторов и исследователей на современный поэтический текст.

Кроме этих разделов, в каждой “трилогии” есть и еще одна часть — визуальная: это изобразительные ассоциативные комментарии к стихотворениям, выполненные пензенскими художниками Анной и Михаилом Разуваевыми в виде серии марок.

Для участия в этом проекте мы пригласили филологов, чьей основной специальностью НЕ является современная русская поэзия [3]. На наш взгляд, это было необходимо для того, чтобы расширить возможное диахроническое поле анализа каждого текста; кроме того, именно те, кто исследует литературу других стран или эпох, способны привнести в исследование современной поэзии “свежий взгляд” и новые интерпретационные модели. Впрочем, в будущем возможно и обратное влияние: методики, обновленные в результате анализа текущей литературы, могут быть применены к исследованию произведений прошлого.

Из представленных в этом блоке аналитических работ отчетливо видно, кто из исследователей воспользовался имевшимися в его распоряжении методиками (“наработками”) практически без всякой коррекции, а кто стремился обновить их для того, чтобы проанализировать стихотворение максимально многосторонне.

Наиболее востребованным способом методологического обновления в данном блоке оказалась реконтекстуализация: филологи интерпретировали стихотворения, сопоставляя их с событиями в сфере кино, масс-медиа и политики (Ю. Левинг), с произведениями в различных жанрах словесности, архитектуры и изобразительного искусства (Т. Смолярова), с философскими и психоаналитическими дискурсами современности (М. Ямпольский). Этот путь — совершенно необходимый (и должен быть применен в первую очередь), но, вероятно, не единственный (хотелось бы надеяться, что в результате публикации этого проекта продолжится поиск других способов фокусировки взгляда). Но в аналитических статьях этого блока достигнут и более важный результат: показано, “как работает” то или иное стихотворение и, более того, какую реальность оно создает. Особенно выразительным и объемным оказывается это понимание, если сопоставить тексты филологов с автокомментариями поэтов.

Мы старались предложить для анализа стихотворения, написанные в последние несколько лет; это — новейшая русская поэзия в точном смысле слова. Поэты представлены в этом разделе от младшего — к старшему: самой молодой участнице Марианне Гейде — 23 года, а старшему, Михаилу Еремину — 67. Стихи одного из наиболее глубоких авторов старшего поколения, как нам кажется, по праву завершают публикацию нашего проекта.

1) Если не считать работ о Бродском, недавно собранных в книгу под редакцией Льва Лосева: Как работает стихотворение Бродского. М., 2002. Однако, по справедливому замечанию Антона Нестерова, “это только подтверждает, что Бродский окончательно достиг статуса классика” (Нестеров А. Герменевтика, метафизика и “другая критика” // НЛО. 2003. № 61. С. 76).

2) Михаил Еремин предложил считать одно свое стихотворение комментарием к другому.

3) Участвующий в этом блоке Роман Лейбов известен как литературный критик, однако основной областью своих филологических интересов он называет “русскую литературу первой╬ [и] второй половины XIX в.” (http:// www.ut.ee/FLVE/ruslit/staff /rgl.html).

Версия для печати