Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2003, 62

Рисунки русских писателей

Вечно живое наследие: о Хеленуктах

...Поэт волею или неволею должен быть педантом или Кесарем: писать комментарии на самого себя и на свои дела.

Кн. П.А. Вяземский

Несколько поэтов, завсегдатаев знаменитой Малой Садовой [1], ощущая творческую и человеческую друг к другу близость, решили наконец узаконить, так сказать, свои отношения и основать особую литературную группу. В сентябре 1966 года было изобретено (мною) слово “Хеленуктизм” (слово это я расшифровывать не стану, скажу только, что образовано оно было путем довольно хитроумного анаграммирования), а участники группы стали называться Хеленуктами. Была написана и “Вступительная статейка Хеленуктов” — своеобразный манифест группы.

Первоначально Хеленуктов было трое — Дм.М., Александр Миронов и пишущий эти строки. Немного позже Хеленуктами стали также Виктор Немтинов (ВНЕ), всеми нами любимый Алексей Хвостенко (Анри Волохонский, впрочем, от титула уклонился) и еще два человека, никак себя (по крайней мере, литературно) не проявивших.

Все Хеленукты работали почти во всех жанрах (стихотворения, поэмы, драматические сочинения, проза, литературная критика), однако излюбленными (и, по-моему, наиболее характерными для Хеленуктизма) жанрами были коллективное творчество [2] и Хеленуктическая полемика.

Возможно, читатель увидит в Хеленуктических писаниях отзвуки чинарей и обэриутов, но при этом окажется не совсем прав: дело в том, что Хеленукты, к сожалению, с опозданием смогли ознакомиться с произведениями Хармса и Введенского; доступными к 1966 году стали только “Стихотворения и поэмы” Заболоцкого, вышедшие в Большой серии “Библиотеки поэта”. Хеленукты, так сказать, во многом “изобретали велосипед”, идя более или менее от тех же истоков, что и чинари (обэриуты). С другой стороны, Хеленукты — в отличие от чинарей — были более ориентированы на англо- и немецкоязычный авангард (“новую венскую школу”, “лирику модерн”, театр абсурда и т.д.). Впрочем, внимательный читатель сам легко обнаружит эти отличия.

Любопытно, замечу в скобках, что незадолго до своего отъезда Сергей Довлатов прочитал свод стихотворений и прозы Хармса и сказал мне, что “обэриуты открыли свой особый путь, и этот путь в ближайшие же годы станет едва ли не магистральным путем русской литературы”...

Однако вернемся к Хеленуктам. Кроме собственно литературы Хеленукты занимались рисованием, производили нечто вроде хэппенингов или перформансов. В 1972—1974 годах Дм.М. отправил мне целую серию писем (около шестидесяти), которые можно смело считать предтечей мэйл-арта. Предвосхищен был также и “ирфаеризм” Сергея Сигея и Б. Констриктора (моя так называемая документальная повесть “В поисках за утраченным Хейфом”, 1966—1970[3]). Некоторые произведения Хеленуктов (в основном прозаические) предугадывают, на мой взгляд, и некоторые характерные особенности развитого концептуализма...

Хотя к 1972 году по целому ряду причин группа Хеленуктов свое существование как единое целое прекратила, мне представляется, что Хеленуктическое творчество, в отличие от многих иных литературных явлений, ничуть не устаревает, оставаясь живым.

Немного об основных участниках группы.

Дм.М. — постоянная (сокращенная) авторская подпись Дмитрия Борисовича Макринова (р. 1946). Дм.М. активно писал с 1964 по 1976 год и, конечно же, был ключевой фигурой Хеленуктического движения. Однако в 1976 году он полностью и бесповоротно оставил творческую деятельность, а спустя два года поступил в Духовную академию и позже принял постриг. К сожалению, его православное самосознание стало необъяснимым образом сочетаться с ярко (и яро) выражаемыми националистическими интересами... Тем не менее его произведения Хеленуктического периода остаются по-прежнему привлекательными. Часть их публиковалась в антологии К.К. Кузьминского “У Голубой лагуны” (т. 4А) и в “Митином журнале” (1986. № 11—12). Рисунки Дм.М. (немногочисленные, чаще всего цветными карандашами) подкупают своим простодушием. О “мэйл-артах” Дм.М. сказано выше.

Александр Николаевич Миронов (р. 1948) — как будто один из самых значительных поэтов Петербурга. Его стихотворения публиковались в машинописных ленинградских журналах “37”, “Северная почта”, “Часы”, “Обводный канал”, парижских “Эхо” и “Беседа”; большие подборки печатались в журнале “Октябрь” (1991. № 4) и антологии В.Л. Топорова “Поздние петербуржцы” (СПб., 1995). В апреле 1994 года в издательстве “Призма-15” вышла (подготовленная мною) его первая книга — “Метафизические радости” [4]. Несомненно, А. Миронов — самый талантливый художник среди Хеленуктов. Кроме рисунков ему принадлежат работы и в другой технике — монотипии, коллажи, фроттажи и т.д.

Виктор Алексеевич Немтинов (р. 1947; авторская подпись — ВНЕ) начал заниматься литературным творчеством в конце 1966 года, а рисовать годом позже; и то и другое по семейным обстоятельствам было практически прекращено в начале 1970-х. В настоящее время занимается издательским бизнесом, обозначая себя главным редактором издательства “Новый город” [5] (бывшая “Призма-15”). Ряд сочинений ВНЕ был опубликован в нескольких номерах журнала “Транспонанс” и в “Митином журнале” (1987. № 13). Большинство рисунков ВНЕ тяготеет к жанру карикатуры.

Наконец, о себе. Владимир Ибрагимович Эрль родился в 1947 году под знаком Тельца. Пишет с 1963 года, печатается с 1965-го. Автор трех книг, известен также как критик и текстолог. Опубликованный в “Книге Хеленуктизм” рисунок (с. [69], сверху) — один из наиболее ценимых самим автором.

Большая часть рисунков Хеленуктов к настоящему времени разошлась по частным и иным коллекциям и стала, к сожалению, труднодоступной. Однако и сохранившаяся в моем распоряжении их часть хорошо дополняет наши литературные труды. Впрочем, это, вероятно, можно сказать и о рисунках большинства писателей.

Рисунки Хеленуктов — как простодушные, так и профессиональные (прошу прощения за непрошеную оценку) — видели в свое время многие. Могу похвастаться, что мои и Миронова рисунки с интересом рассматривала Герта Михайловна Неменова, хвалил Всеволод Николаевич Петров, не ругал Николай Иванович Харджиев, а к одному моему рисунку Крученых, хмыкнув, приписал трехстрочный экспромт...

Апрель 1993; декабрь 1997

 

* Неизданное предисловие к публикации стихотворений, прозы и рисунков Хеленуктов.

1) Сообществу Малой Садовой как культурно-социальному феномену 1960—1970-х годов должно быть (и, разумеется, будет) посвящено специальное исследование.

2) В сравнительно полном объеме оно представлено в моей книге, вышедшей в издательстве В.А. Немтинова “Призма-15” (Эрль Владимир. Хеленуктизм (Книга Хеленуктизм): Стихи, драмагедии, полемика. СПб., 1993). Книгу украшают не только фотографии и рисунки, но и — по примеру Крученых — произведения других Хеленуктов. Не вошедшая в “Книгу Хеленуктизм” проза все еще ждет своего часа.

3) Владимир Эрль. В поисках за утраченным Хейфом. СПб.: Митин журнал, 19999 [sic!]. См. рецензию А. Скидана (Новая русская книга. 2000. № 3(4). С. 23—25). — Примеч. 2002 г.

4) В августе этого года вышла его вторая книга: Миронов А. Избранное: Стихотворения и поэмы. 1964—2000. СПб.: ИНАПРЕСС, 2002. — Примеч. 2002 г.

5) В этом издательстве вышли еще две книги, которые также необходимо назвать: Хвостенко Алексей. Продолжение (июнь 1995-го, опять же моими стараниями) и Эрль Владимир. Трава, Трава (декабрь 1995-го).

Версия для печати