Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2003, 61

А. М 

От редактора

20 февраля этого года в Париже в возрасте 95 лет после многих лет добровольного затворничества скончался Морис Бланшо — крупнейшая фигура культурной жизни Франции в послевоенную эпоху. Его влияние до сих пор во многом определяет состояние французской литературы, критики и философии. Бланшо не создал своей философской системы, не написал толстого романа, но заразил интенсивностью и холодной страстью своего письма, ясностью и точностью мысли сразу несколько поколений французских интеллектуалов, став при жизни легендой. Из разрушения субъекта в философии и семиотического поворота в гуманитарных науках Бланшо сделал не иронико-критические и не теолого-апокалиптические, а этические и утопические выводы, превратив бессубъектное поле литературы в социально-политический проект, развитый по следам Бланшо “поколением 1968 года” — М. Фуко, Ж. Деррида, Ж.-Л. Нанси, Ф. Лаку-Лабартом и многими другими. В настоящей мемориальной подборке мы попытались внести в российский контекст разные аспекты жизни и работы Бланшо — его дружбу с Жоржем Батаем (чье короткое эссе о Бланшо мы здесь публикуем), его вклад в переоценку философии Ницше, его литературное творчество (почти исчерпывающий обзор которого представляет читателю Виктор Лапицкий) и ростки рецепции Бланшо в России (эссе Александра Уланова, само “зараженное” Бланшо). Рецепция эта идет трудно и пока в основном ограничивается литературным творчеством — спокойное освоение конкретных философских и литературоведческих идей Бланшо (как и всего послевоенного поколения французских философов) у нас еще впереди, и настоящая подборка, надеемся, внесет в него скромный вклад.

А.М.

* Блок статей подготовлен Артемом Магуном (С.-Петербург).

Версия для печати