Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2002, 55

Формирование новых норм поведения в России: книги по этикету 1990— 1996 гг

Этикет “дает возможность людям без особых усилий использовать уже готовые формы общепринятой вежливости для общения с различными группами людей и на различных уровнях” [1].

Если понимать под этикетом систему устоявшихся взаимных ожиданий, одобряемых “моделей” и правил общения между людьми, следует признать, что реальные нормы поведения и представления о том, “что должно”, существенно меняются со временем. Эти изменения так или иначе фиксируются в справочниках, руководствах, пособиях, которые призваны “учить манерам”, т.е. содержат свод правил поведения, их описание, характеристику конкретных “этикетных знаков” и приемы их реализации в соответствии с тем, что принято или не принято у данного круга людей.

Особенно драматичный характер поиск новых норм поведения приобретает в переломные моменты, когда резко меняется социальное устройство. Именно такая ситуация возникла в российском обществе на рубеже 1980—1990-х годов. Изменение ценностных ориентиров и социальной структуры общества в целом совпало с необходимостью изменения представлений об образце поведения. Указанное время характеризовалось социальной, идеологической переориентацией общества и изменением реальных норм и оценочных представлений о том, “что должно” в человеческих взаимоотношениях.

Для ситуации, которая тогда сложилась в России, было характерно сосуществование разных ценностных ориентаций и наличие возможности выбора образца. Анализируя книги по этикету, мы попытаемся зафиксировать динамику ценностных ориентаций общества по осям прошлое / настоящее и свое / чужое.

В нашей работе рассматриваются пособия и руководства универсального содержания, изданные в 1990—1996 гг., рассчитанные на относительно широкую и неспециализированную читательскую аудиторию и не предполагающие ограничений в зависимости от уровня культуры, профессиональной, сословной и религиозной принадлежности.

К началу 1990-х гг. отечественный издатель располагал, конечно, немалым числом книг по этикету для переиздания, однако образец поведения, заданный, скажем, в книге “Советский этикет” [2], не отвечал новым условиям. Понятно, что процесс переработки и редактирования “устаревших” работ или реализация новых проектов требуют определенного времени, и за короткий период качественное издание книги трудно подготовить уже чисто технически. Но главное — возникла возможность выбора, обращения к различным источникам, создающая предпосылки для сравнения, “примерки на себя” того или иного образца поведения.

Поиск образцов поведения, которые были бы приемлемы в новой ситуации, проводился издателями как “изнутри”, на основе отечественных книг дореволюционного и советского периода, так и “извне”, на основе зарубежных изданий.

Репринтное переиздание ранее недоступных большинству читателей книг было характерной чертой издательской практики начала 80-х годов. Примерами могут служить репринты книг “Жизнь в свете, дома и при дворе” (СПб., 1890) [3] и “Правила светской жизни и этикета. Хороший тон: Сборник советов и наставлений на разные случаи домашней и общественной жизни” (СПб., 1889) [4].

Парадокс адресации этих изданий состоит в том, что, если судить по названиям, их следует отнести к числу книг по этикету определенных социальных слоев и о заявленной нами “универсальности” рассматриваемых книг речь вроде бы идти не может. Однако в силу специфичности ситуации того времени подобные издания адресовались достаточно широкой читательской среде. Они вышли на волне общего интереса ко всему дореволюционному. В конце 80-х — начале 90-х гг. многое, к чему приложим эпитет “дворянский”, особенно уклад жизни, сфера этикетных норм и правил, ярко проявлявшихся в области бытовых привычек, в навыках каждодневного поведения, вызывало напряженный интерес. Влияние могло оказывать и стереотипное восприятие самого термина “этикет”, обязанного своим появлением XVI в., когда этикет стал “способом существования” королевских дворов Европы. Французское слово “etiquette” означает “ярлык”, “церемониал”, и его смысл может быть интерпретирован как принадлежность, приобщенность к чему-то “элитному”, изысканному и утонченному, связанному с представлениями об эталоне поведения, о “хорошем тоне” в “высоких”, привилегированных слоях общества. В современных пособиях нередки разного рода рассуждения и разъяснения на эту тему, например такое: “...так случилось, что у многих членов современного общества устоялось иронически-снисходительное отношение к нравственным ценностям этикета. Правила этикета, дескать, созданы для дворянства, это некие “барские условности”, исторический хлам. <...> История свидетельствует: этикет как социальное явление появился во времена французского короля Людовика XIV <...>. Однако сфера действия придворного этикета не выходила за круг высшего сословия. Вскоре этикет становится синонимом рыцарства с его потребностями в доброте, такте, приличии, гостеприимстве, обожествляющим отношение к женщине” [5].

Книги, о которых идет речь, заметно различаются по логике подачи материала и объему, но содержание их имеет много общего. Объединяет нынешние издания и внешнее оформление — полное воспроизведение оригинала от обложки до последней страницы (исключение составляют только сведения о современных выходных данных); скромная черно-белая графика, изображение сценок в духе XIX в. на обложках, старинные шрифт и орфография, бумажная обложка.

“Правила светской жизни и этикета” имеют довольно длинное заглавие, которое полностью звучит так: “Правила светской жизни и этикета. Хороший тон: Сборник советов и наставлений на разные случаи домашней и общественной жизни: как принято в светском обществе держать себя на крестинах, именинах, свадьбах, юбилеях, обедах, вечерах, балах, раутах, на прогулках, в театрах, маскарадах и т.п.; изложение обязанностей посаженных и крестных отцов, матерей, дружек, шаферов; с приложением образцов светской переписки”. Поэтика названия, как видим, довольно архаична. Уже заглавие, полностью приведенное на обложке, дает представление о необходимых составных частях, структурных элементах “правильного” поведения в “общежитии того общества, которое принято называть хорошим, т.е. благовоспитанным” (с. 1). Дополняет возможный ассоциативный ряд воспроизведенная на обложке сценка — музицирование при свечах, вероятно, на одном из вечеров. Дамы в длинных платьях сидят в окружении господ. Соответствующие наряды, расположение фигур уже сами по себе символизируют “светскость”, принадлежность к определенному кругу, ориентируют на восприятие культурных ценностей XIX века.

Внешнее оформление сочетает одновременно простоту, явную дешевизну полиграфического исполнения и изысканность. Парадоксальным образом такое сочетание создает впечатление некоей “подлинности”, эффект приобщения к “духу старины”, с ценностными установками которой потенциальному читателю хотелось бы ознакомиться и, возможно, в какой-то мере “вновь” воспроизвести в реальности.

Объем “Правил светской жизни и этикета” довольно солидный. Открывает книгу введение, в котором излагаются “общие понятия”, сведения о том, “где прежде всего развился этикет”, а также исторический очерк о “начале и развитии этикета в России”. Под этикетом здесь понимается “ничто иное, как собрание (свод) правил и формальностей, касающихся внешности и образа действий в общежитии того общества, которое принято называть хорошим, т.е. благовоспитанным. Самое слово “благовоспитанный” (или хорошо воспитанный) показывает, что “приличные манеры” есть нечто приобретаемое, прививающееся к человеку воспитанием и, действительно, хорошее, благое воспитание прививается с детских лет” (с. 1). Таким образом, уже в начале книги обозначены границы: это этикет “приличного общества”, выводящий за пределы дозволенного, например, элементы культуры русского крестьянства или русского духовенства. С первых страниц делается акцент на строго определенных рамках приличия, выходить за которые настоятельно не рекомендуется.

Под словом “свет” в “Правилах светской жизни и этикета” предлагается подразумевать “интеллигентное, привилегированное и благовоспитанное общество в какой-либо более или менее цивилизованной стране” (с. 131). Отсюда — складывающийся образ некоего светского человека (“мущины” или дамы), желательно достаточно обеспеченного, с определенным положением и “вхожего” в “приличное” общество “цивилизованной страны”.

Книга состоит шести частей: “В семье”; “Об обязанностях вообще”; “Гражданские акты. Семейные праздники”; “Светский этикет”; “Увеселения”; “Общие советы в разных случаях общественной жизни”.

Первая глава открывается рассуждением о репутации, т.е. том мнении, которое составляется о человеке в обществе, в особенности о репутации женщины, необходимости ее образования и должного воспитания как хозяйки дома, хозяйки-землевладелицы. Все дальнейшее изложение утверждает непререкаемость авторитета института семьи и идею о возможности существования “приличного” человека исключительно в рамках этого института с соблюдением предписанного долга. Есть в книге главы, в которых специально оговорены обязанности — относительно родителей и родных, по отношению к своим подчиненным и к прислуге, относительно вообще ближних, по отношению к самому себе, относительно отечества.

Как нравственное и должное признается наличие образования (для мужчин как само собой разумеющееся, для женщин как важное и похвальное: “...когда женщина образованна, она может сделаться украшением дома и всегда будет в нем полезной”, с. 35), внимательное отношение к вопросам воспитания с юных лет, поддержание родственных отношений, необходимость трудиться. Среди нравственных постулатов — такие качества, как честность, скромность, осмотрительность, умеренность, благоразумие. Особые главы посвящены вопросам учтивости, вежливости, благопристойности.

Молодому человеку, желающему усвоить “привычки, осанку и манеры” светского человека, настоятельно рекомендуется посещать лишь “хорошие общества”, “незаметно” приобретая эти внешние качества. Этикет признается именно как знание приличий, умение держать себя так, чтобы заслужить общее одобрение и никаким своим действием или поступком “не оскорбить людской слабости”. Основа учтивости, например, по мнению авторов, заключается в добросердечии и выражается в общей внимательности и предупредительности ко всем и к каждому. Среди пятнадцати главных правил учтивости, перечисленных в книге “Правила светской жизни и этикета”, можно найти следующие: непременно отвечать на поклоны, уступать место дамам и старикам и не спрашивать их о возрасте, не говорить на иностранном языке в присутствии людей, которые не понимают этого языка, “становиться у камина так, чтобы не мешать греться другим” и т.д.

Итак, складывающийся образ светского человека предполагает в его поведении определенный “лоск”, не щегольства, но “тренированного”, “взвешенного”, обдуманного умения держаться, причем не только в обществе, но и наедине с собой, уравновешенности без излишней эмоциональности, “приличной степени самоуверенности” без навязчивости и доверчивости, сдержанного достоинства с “благородством и изяществом в манерах”. Подобный образ возникает и по прочтении книги “Жизнь в свете, дома и при дворе”. Однако есть ряд различий.

“Жизнь в свете, дома и при дворе” создает впечатление более “легкого чтения”, хотя, как ни парадоксально, изложенные тут требования выглядят менее “прикладными” и прагматически направленными и одновременно более строгими в моральном отношении. Объем книги небольшой. Рекомендации слабо детализированы, структура книги менее сложная: четыре отдела (“Жизнь в свете”; “Жизнь дома”; “Жизнь вне дома” и “Жизнь при дворе”) и “Прибавления”, которые составляют краткие справки “О письмах” и “Как должны держать себя в обществе мужчины”. Последняя из этих справок довольно значима. Дело в том, что, хотя советы в книге касаются и мужчин и женщин, общая их направленность более “дамская”, чем “мужская”.

Свое представление об образце поведения “благовоспитанных людей” авторы резюмируют в заключительной части: “Вообще, человек, строго придерживающийся законов благовоспитанности, не только привлекает всех своим изяществом, утонченностью, вежливостью, но в то же время он вырабатывает в себе терпение, снисходительность, приветливость к низшим, почтительность к высшим; у него есть сердце и благородство, он никогда и никого не оскорбляет.

Благовоспитанная женщина пользуется хорошей репутацией, не нарушает декорума, не заставляет говорить о себе. У нее есть подруги и, что еще больше — друзья; она умеет воспитывать своих детей; дом ее мирен, спокоен, благоустроен; она не нуждается в молодости и красоте, обладая и без них вечным очарованием, источник которого мы открыли нашим читательницам в настоящей книге” (с. 140).

Итак, книги, представляющие собой репринтное воспроизведение изданий дореволюционного периода, дают современному читателю представление о “классических”, “эталонных” образцах поведения, которые трудно воспроизводимы в современной реальности и в значительной степени отличаются от нынешних оценочных представлений того, “что должно” [6].

С начала 90-х гг. стали выходить переводы зарубежных книг по этикету. Рассмотрим два характерных издания этого типа [7].

Вынесенный в заглавие книги Инги Вольф вопрос “Джинсы или смокинг?” задает определенный тон всему изданию. Читателя сразу ориентируют на восприятие ценностей, норм и правил поведения, соотносимых с понятиями “современной светскости” и “динамичного ритма жизни”, “коммуникабельности”, “мобильности”. Весь “облик” издания, его дизайн и содержание как бы дают понять, что возможный адресат и покупатель обязательно получит все необходимые ему сведения о том, как строить свое поведение в соответствии с лучшими западными образцами.

Большой формат, яркость, красочность оформления, множество рисунков и цветных иллюстраций, хорошего качества бумага, переплет, солидный объем, крупный шрифт создают впечатление дорогого подарочного издания. На обложке помещен рисунок, воспроизводящий пару дамских ног, поднимающихся вверх по “виртуальной” лестнице, причем изображение левой ножки, в красной туфле на высоком каблуке и капроновом чулке, как бы накладывается на изображение правой — в кроссовке и джинсовой штанине. С подобной семантикой “двоякости”, предполагающей процедуру выбора приемлемого варианта, читателю этой книги приходится сталкиваться не раз.

Прежде всего, это оценка другой культуры через призму своей собственной, сопоставление “своего” и “чужого”: рекомендации немецкого автора необходимо проецировать на реалии современной российской жизни. Кроме того, в книге много сопоставлений с правилами приличия других исторических эпох. Сама И. Вольф высказывается по этому поводу следующим образом: “Правила хорошего тона всегда были и наверняка останутся выражением духа времени, соотношения сил, социальной структуры. Современные манеры поведения должны помогать, а не мешать, быть свободными, а не догматичными <...>. Когда я пытаюсь поставить себя на место шестидесяти-, семидесяти-, или восьмидесятилетнего человека, мне становится абсолютно ясно, что ему наверняка захотелось бы сохранить привычные для него манеры, хотя бы частично” (с. 7). Автор полагает, что такая книга, объясняя старые и новые правила этикета, может “помочь людям лучше понимать друг друга”.

И. Вольф рассматривает правила и нормы поведения с точки зрения их “общеупотребительности” в разных странах. Это своего рода “унифицированные” правила, соответствующие представлениям о критериях современного “цивилизованного общения”. “Терпимость, признательность, предупредительность и готовность помочь я рассматриваю как четыре угловых опоры здания, в котором многие будут чувствовать себя комфортно, даже если стены, потолки и окна сконструированы по-разному” (с. 7), — говорит она в начале книги.

Автор делает акцент на проблеме индивидуальных особенностей каждого человека и необходимости их учитывать. Вводится понятие “дистанционных зон” — “интимной дистанции” между людьми, равной расстоянию от 50 сантиметров до 1 метра, “общественной дистанции” — на уровне рукопожатия и до 2 метров, и “социальной дистанции”, равной расстоянию, например, между оратором и публикой.

Эти и подобные сведения преподносятся как научно обоснованные, что, вероятно, должно создать изданию определенный “имидж” авторитетности и компетентности. Этой же цели служит алфавитный указатель в конце книги, который позволяет быстро найти нужные справки о различных понятиях и предметах. С помощью указателя читатель может, например, выяснить, что такое “язык жестов”, кто кому может “дать закурить”, как выглядят “палочки для еды” и как ими нужно пользоваться, что значит соблюдать определенный “климат в производственной сфере”, как нужно располагать “малый столовый прибор”, произносить “речи и тосты”, есть за столом “крабов”, “спаржу”, “омаров” и т.п.

Стилистически текст далек от сухой дидактики и “суровой” назидательности, носит рекомендательный характер. Автор держится дружеского тона в отношении предполагаемого (вероятнее всего, молодого) читателя, делает небольшие отступления и проводит сопоставления современных правил приличия с предшествующими, дает описания казусных ситуаций с некоторой долей юмора и иронии по поводу человеческой неловкости. Приведем пример из главы “Никто не совершенен”: “Он слишком опоздал. Почему именно сегодня перед его носом ушел поезд метро, а потом на стоянке не оказалось ни одного такси? Устремляясь вверх по лестнице (лифт тоже, конечно, не работает), он обдумывает подходящие слова для извинения, которые намерен сказать хозяйке. Все еще подыскивая нужную формулировку, он вручает завернутый букет цветов и замечает ошибку лишь тогда, когда хозяйка начинает его распаковывать. Причина ли это для того, чтобы окончательно прийти в замешательство? Вряд ли. Понимающая хозяйка наведет мосты понимания, намекнув незадачливому гостю, что она не считает его незначительную ошибку трагической” (с. 18). В такой своеобразной манере автор “Современного этикета” обыгрывает ситуацию, при которой важно соблюдение пунктуальности и знание правила о том, что цветы не принято дарить в упаковке. Далее следуют советы, каким образом загладить неловкость и принести извинения.

Книга И. Вольф создает впечатление “легкости”, “праздничности”, демократичности правил этикета, их “общедоступности”. Складывается образ молодого, динамичного, коммуникабельного и жизнерадостного человека, чувствующего себя уверенно в разных ситуациях частной и общественной жизни, умеющего сгладить “огрехи”, допущенные в общении, и выйти из затруднительного положения.

“Этикет” Э. Вандербильт несколько иного рода, хотя во “внешнем” оформлении есть схожие черты: большой формат, красочная обложка, большой объем. Однако этой книге подошел бы статус не просто универсального объемного пособия, а настоящего “капитального” труда, обстоятельнейшего руководства по этикету, своеобразной энциклопедии, содержащей обширнейшую информацию. Достаточно сказать, что объем книги составляет почти пятьсот страниц текста, набранного мелким убористым шрифтом в две колонки.

Работа И. Вольф впервые увидела свет в 1992 г. в Германии, а Э. Вандербильт — в 1972 г. в США. Разница в двадцать лет — довольно большой срок, если иметь в виду динамику изменения представлений о нормах и правилах поведения в современном обществе.

Книга Э. Вандербильт воспроизводит образец поведения представителя, вероятнее всего, среднего класса американского общества периода 1960—1970-х годов. Все рекомендации тут очень подробны, требования достаточно дидактичны, серьезны, проникнуты “духом ответственности”. Издание создает образ довольно обеспеченного городского жителя, заинтересованного в деловой карьере и “крепкой” семье, придерживающегося ценностей добропорядочного общества, стабильного и структурно четко определенного.

В 90-е гг. появилось и другие переводы зарубежных книг по этикету [8]. Как правило, оформлены эти издания ярко, красочно, с ориентацией на сегодняшние тенденции спроса и конъюнктуру книжного рынка.

Третья группа книг по этикету, оформившаяся к середине 1990-х гг., — пособия, в которых находят отражение рекомендации и дореволюционных, и советских, и зарубежных изданий, а также вновь сформулированные образцы.

Сборник “Искусство хороших манер: Советы и наставления” [9] представляет собой подборку материалов из отечественных книг, вышедших во второй половине XIX — начале XX века. Среди источников, взятых за основу, есть издания с указанием в качестве авторов (или составителей) Юрьева и Владимирского. Следует напомнить, что именно они подготовили книгу “Правила светской жизни и этикета”.

Аннотация сообщает, что “книга представляет собой своего рода энциклопедию благородного тона, которая дает ответы на вопросы, повседневно возникающие у нас дома и в обществе, начиная с проблемы, что кому дарить, и кончая такими глобальными проблемами в жизни человека, как выбор жены или мужа” (с. 207). Указывается, что читатель найдет в книге массу полезных советов и, кроме того, любопытные подробности из истории этикета, а также “дюжину правил”, как “спастись от хандры” и быть довольным и счастливым в любые времена и в любых обстоятельствах.

В кратком предисловии читателя приглашают включиться в процесс восприятия культурного наследства и оценить по достоинству “мудрость предков”, которые полагали “разум, обдуманность, рациональность” в ведении хозяйства и в своем поведении в обществе “главными началами культурного человека”: “...с тех самых пор, как подгоняемые ветром петровских нововведений мужчины и женщины России начали выходить из своих теремов на просторы европейской культуры, с тех самых пор все чаще возникал вопрос о том, что такое жизнь в обществе и дома, и как эту жизнь устроить по законам красоты и морали, чтобы все были счастливы и довольны” (с. 5). Человеческое общение признается основой культуры: “Человек живет среди людей, и его внутреннее благородство зависит от того, какое положение он займет в обществе и как себя в нем поставит. Счастье находится в руках самого человека, оно стоит в прямой зависимости от его характера, бодрости, привлекательности — так прежде полагали многие” (с. 5).

Небольшой томик с глянцевым и красочным переплетом, плотной бумагой, цветными иллюстрациями, воспроизводящими иллюстрации К. Сомова к редкой книге начала XX в., производит впечатление милой, довольно изящной и одновременно полезной вещицы.

Перечислив использованные в книге издания XIX — начала XX в., составительница причину обращения к ним объясняет следующим образом: “Отличительная черта всех книг о правилах приличия и хороших манерах того времени — их чрезвычайная разносторонность, универсальность. Чего только не найдешь в подобных изданиях” (с. 8). И продолжает свою мысль: “Просматривая как-то одну из таких книг, я обратила внимание на главу о правилах для пешеходов и пассажиров. Помню, тогда подумалось: вот бы наших предков да в сегодняшний троллейбус, куда каждый норовит ворваться первым, не снимая при этом с плеча не только сумки, а подчас и рюкзака, сшибая им всех на своем пути и расчищая таким образом себе “жизненное пространство”” (там же).

В приведенном высказывании рюкзак или сумка на плече расценивается не только как знак непочтительности и неуважения к окружающим, но как символ “снижения” нравов в современном обществе по сравнению с нравственными критериями, существовавшими во второй половине XIX — начале XX века. Таким образом, читателю предлагается по возможности вдумчиво и внимательно ознакомиться с изложением “истин наших предков”, пытаясь соотнести с сегодняшним днем, может быть, не столько приемы реализации конкретных “этикетных знаков”, сколько смысл их применения.

Названия глав и их последовательность также повторяют дореволюционные издания — от общих понятий о нравственном поведении (главы, посвященные вопросам учтивости, благопристойности, “уважения к себе”, формирования лучших черт характера, нравственного долга, обязанностей в отношении к ближним и т.п.) до детальных советов о манерах, осанке, движениях, походке, ведении разговоров и благозвучии голоса, приличиях пешеходов, умении сделать из домашнего очага “мирное родное гнездышко”, мягкое и уютное, “согретое родительской любовью”, где всегда “ждет нежная встреча”.

Есть в книге рекомендации “преимущественно для женщин” — о ведении счетов, домашних расходах, “умении хозяйки купить и выбрать”.

По мнению автора-составителя, “Искусство хороших манер” как своего рода квинтэссенция целого ряда книг по этикету второй половины XIX — начала XX в., раскрывает перед читателем “главный залог преуспеяния и в обществе и дома — это закон экономии, который объемлет все сферы человеческой жизни. Экономия — это ведь не только бережливое расходование материальных средств, но и бережливое расходование своих сил, например, когда ведешь беседу в гостиной. <...> Культурный человек везде и всегда — даже один на один с самим собою — будет соотносить собственную персону с другими людьми и каждый раз задаваться вопросом: а не мешаю ли я кому, не раздражаю ли кого?..” (с. 9).

Складывается образ предполагаемого адресата и покупателя книги “Искусство хороших манер” — думающего, интеллигентного, ориентированного на поддержание культурных ценностей, способного оценить юмор, имеющего представление о хорошем вкусе.

Книга “Искусство хороших манер” вышла в свет в 1995 году. Тремя годами ранее был издан справочник “Правила этикета” [10]. Цель его — в сжатой и доступной форме ознакомить читателей с международными нормами поведения в наиболее широком диапазоне встречающихся в жизни ситуаций: “Каждому человеку необходимо получить хотя бы элементарные навыки поведения за столом, в гостях, в транспорте, в театре. По тому, как человек ведет себя за столом, что и какими приборами ест, когда и из каких бокалов пьет, всегда можно определить степень его воспитанности. Умение хозяйки правильно и красиво сервировать стол всегда вызовет уважение гостей. Искусство подобрать и подарить цветы придаст дополнительный смысл вашему букету” (с. 3).

Тридцать главок этого небольшого справочника с минимальным числом иллюстраций (представляющих собой схематические изображения столовых приборов, видов специальных сосудов для коктейлей и напитков, а также план примерной сервировки праздничного стола) задают книге “рабочий” характер.

Текст лаконичен, главы пронумерованы. Структура книги довольно проста: правила обращения (знакомство, приветствие и т.п.); правила разговора (в том числе телефонного); правила переписки; нормы поведения на улице, в театре, в православном храме; некоторые советы отдельно женщинам и мужчинам; “супружеская галантность”; правила “домашней” жизни (о гостях, подарках, поведении за столом, сервировке стола); рекомендации по поводу курения; вопросы делового этикета.

В тексте можно обнаружить заимствования из источников дореволюционного периода. Так, глава “В православном храме” представляет собой несколько адаптированный вариант начала третьего раздела книги “Жизнь в свете, дома и при дворе”.

Советы в справочнике имеют рекомендательный характер, построены по схеме: “Поступайте следующим образом, а таким образом поступать не рекомендуется”. Читатель избавлен от необходимости сопоставлять с сегодняшним “мир вещей” прошлого, интерпретировать нормы поведения, т.е. проводить критико-аналитическую работу, имея перед глазами многословные общие объяснения и характеристики различных терминов, моральных качеств, анализ “самоочевидного”, исторические экскурсы и другие отступления. Это действительно краткий справочник современных норм поведения.

Возможный образ, складывающийся по прочтении книги, — “среднестатистический” современный городской житель, пользующийся общественным транспортом, не отказывающий себе в посещении театра, имеющий определенный круг знакомых, следящий за своим внешним видом, возможно, заинтересованный в деловой карьере.

Судя по аннотации, книга адресована неограниченному кругу читателей, независимо от возраста и образования. Формулировка “независимо от возраста” вступает в некоторое противоречие с тем фактом, что около 20 страниц текста, т.е. около четверти ее объема, занимают рецепты приготовления напитков, большинство из которых — алкогольные (коктейли, крюшоны, сангари, фиксы, коблеры, хайболы, пунши, глинтвейны и т.п.). Наличие подобного рода информации как бы подчеркивает возникновение новых реалий и тенденций в обществе, ориентацию книги именно на сегодняшнюю публику и ее интересы. Здесь есть известное упрощение культурных образцов, предполагающее рационализированное к ним отношение и использование лишь в адаптированном виде.

Более яркое и продуманное оформление при приблизительно том же формате, чуть большем объеме и лучшем качестве полиграфического исполнения имеет книга А.И. Чиненного и Т.А. Стоян с несколько претенциозным заглавием “Этикет на все случаи жизни” (курсив наш. — Д.З.) [11]. Судя по аннотации, книга рекомендуется в качестве учебного пособия преподавателям и студентам, изучающим курс культурологии, и “всем, кто стремится стать культурным человеком”. Статус учебно-практического пособия во многом определяет его специфику. Пособие отличается обилием сведений разного характера (подробный список имен в соответствии с православным календарным указателем; таблица с указанием дней, в которые, согласно православной традиции, не совершается венчание; символические определения юбилеев и свадебных годовщин — от “ситцевой” до “золотой” и “бриллиантовой”; указание символики цветов и красок), афоризмов, изречений, пословиц и поговорок.

Начиная с обложки и далее на протяжении всей книги читателя “сопровождает” забавный рисованный старичок в пенсне, в старомодном костюме, при “бабочке” и с тростью. Его присутствие как бы “обыгрывает”, подчеркивает знаковость некоторых этикетных ситуаций, участниками которых выступают узнаваемые современные рисованные типажи — не слишком опрятные родители; нетактичные, возможно, незваные гости; небритый посетитель ресторана в рубахе с засученными рукавами; сидящие перед стоящим в вагоне метро старичком мужчины, читающие некие материалы под заглавием “Этикет”, и т.п. Авторы стремились избежать “скучной стандартности” в названиях, максимально их разнообразить, причем использовали известные обороты и выражения.

Опираясь на современное понимание этикета, неоднократно подчеркивая, что нравственный аспект — “ведущая линия” этикета, используя в своей работе различного рода сведения и ориентируясь на источники дореволюционного периода, авторы излагают свое понимание современного образца поведения. При этом они исходят из возможности “возвращения” в культуру повседневности элементов православной обрядности, традиций, характеризующих “национальный характер”, отношений и “этикетных знаков”, получивших отражение в “народной мудрости”.

Среди изданий, посвященных проблеме этикета, анализ которых не был проведен в настоящей работе, заслуживают упоминания такие пособия, как “Школа этикета: поучения на всякий случай” Л.С. Лихачева [12], “Энциклопедия этикета” Л.Н. Рукавчук [13], “Этика и этикет” Т.Ф. Кругляницо [14] и многие другие.

Все подобные издания отражают тот динамичный и в определенной степени драматичный характер, который приобрел в начале 90-х гг. поиск в российском обществе ответа на вопрос, каким же, собственно, должен быть современный образец поведения, каких ценностных ориентиров стоит придерживаться читателю в сегодняшней ситуации.

Подведем итоги нашего анализа. Мы рассмотрели несколько вариантов предлагавшихся издателями ответов читателю на вопрос о том, каких норм этикета придерживаться.

Репринтные воспроизведения отечественных книг по этикету дореволюционного периода были привлекательны для читателя именно в конце 1980 — начале 1990-х годов, когда особо остро переживалась необходимость восстановления прерванной традиции. Они возвращали к “утраченным” в советский период ценностям. Вновь был открыт доступ к культуре “дворянских гнезд” и культуре “серебряного века”. Данная группа изданий интересна также тем, что, несмотря на заявленный в них сословный характер, предлагаемый образец воспринимался как доступный всем эталон классичности, изысканности, утонченности.

Переводы современных зарубежных пособий по этикету предлагали иной образец. Он основывался на ценностях современной западной культуры — динамичного, демократичного, “цивилизованного” общества. Особенно актуальной была тема делового общения и его “технологий”, а также соответствующий им образ современного делового человека, который распространялся на все формы социального поведения и предлагался как универсальный образец. Издания такого рода не были адаптированы к культурной специфике России. К середине 1990-х годов обнаружилась потребность в другого рода пособиях по этикету, синтезирующих представления о нормах и правилах поведения, свойственные России и “Западу”. Вначале появились подготовленные на основе разных источников (книг по этикету советского периода, дореволюционных изданий, зарубежных пособий) сборники, справочники, энциклопедии. В этих книгах отсутствует “целостность” предлагаемого для подражания образа. Здесь делается попытка соединить “классические”, но несколько архаичные для современного читателя советы XIX — начала XX в., современные образцы (во многом базирующиеся на зарубежных нормах) и представления о “советском” образце, лишенные, однако, идеологической направленности. Авторские книги, претендующие на осуществление синтеза этих традиций, стали появляться во второй половине 1990-х, но они не рассматривались в данной работе и должны стать предметом специального изучения.

___________________________________________________

1) Холопова Т.И., Лебедева М.М. Протокол и этикет для деловых людей. М.: Анкил; ИНФРА-М, 1995. С. 258.

2) См.: Советский этикет. Л.: Знание, 1974.

3) Жизнь в свете, дома и при дворе. М.: Интербук, 1990. 142 с.

4) Правила светской жизни и этикета. Хороший тон: Сборник советов и наставлений на разные случаи домашней и общественной жизни / Сост. Юрьев и Владимирский. М.: РИПОЛ, 1991. 416 с.

5) Чиненный А.И., Стоян Т.А. Этикет на все случаи жизни: Учеб.-практ. пособие. М.: АКАЛИС-ВИЦГУЛ, 1996. С. 5.

6) См. также: Хороший тон: Сб. правил и советов на все случаи жизни общественной и семейной. Репринт воспроизв. изд. 1881 г. М.: Сов. писатель, 1991. 532 с.; Светозарская К. Светский человек, изучивший свод законов общественных и светских приличий / Подгот. текста, вступ. ст. Е.К. Крандиевской. СПб.: Ассоц. “Невский проспект”, 1991. 128 с.

7) Вольф И. Джинсы или смокинг: Современный этикет / Пер. с нем. М.: Кристина и К╟, 1996. 227 с.; Вандербильт Э. Этикет: В 2 кн. / Пер. с англ. М.: Авиаль, 1995. 216 с., 264 с.

8) Уффельманн И. Хорошие манеры — в любой ситуации / Пер. с нем. Минск: Этоним, 1997; Ротшильд Н. де. Искусство нравиться и добиваться успеха: Правила хорошего тона для современной женщины. М.: Текст; Культура и традиции, 1998.

9) Искусство хороших манер: Советы и наставления / Сост. Т.Б. Забозлаева. СПб.: Лениздат, 1995.

10) Правила этикета: Краткий справочник / Под ред. Л. Васильевой-Гангнус. М.: Дельта-МКС, 1992. 96 с.

11) Чиненный А.И., Стоян Т.А. Указ. соч.

12) Школа этикета: поучения на всякий случай / Сост. Л.С. Лихачева. Екатеринбург: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1995. 446 с.

13) Энциклопедия этикета / Сост. Л.Н. Рукавчук. СПб.: ИКФ “МиМ-Экспресс”, 1996. 350 с.

14) Кругляницо Т.Ф. Этика и этикет: Эксперим. учеб. пособие. М.: Изд. центр “Аз”, 1995. 157 с.

Версия для печати