Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2001, 49

Четыре тезиса

Григорий Дашевский,

поэт, переводчик

ЧЕТЫРЕ ТЕЗИСА

1. О философской стороне сочинений Фуко и насколько она актуальна для русской философии, не могу судить.

2. Идеологическая сторона мне кажется неактуальной. Книги Фуко (при всем различии ранних, поздних и самых поздних) складываются в квазирелигиозный учебник самоосвобождения, адресованный не индивиду, а члену социального слоя (интеллигенту 1). Идеология Фуко применима к конкретно французской пастве, тяготящейся своим ветхим буржуазным “я” и радующейся, узнав, что понятие “человек” и, главное, “нормальный человек” исторично и, следовательно, устранимо. Повторять здесь его приемы, разоблачать “антропологическую иллюзию” было бы неумно. Я не имею в виду, что раз у нас “трансгрессия” — рядовое явление, то нужно воспевать норму и укреплять “антропологическую иллюзию” в педагогических целях; просто надо думать про то, что есть здесь, и про здешние иллюзии, а не про заграничные.

3. Историческая сторона его сочинений, начиная с “Надзирать и наказывать”, то есть тех, где исследуются не книги, а практики и понятия внутри практик, актуальна. Но я не думаю, что для таких исследований Фуко незаменим. Замечательная книга Е. В. Анисимова “Дыба и кнут” решает похожие задачи — насколько я могу судить, без обращения к опыту Фуко. Здесь опять-таки важно помнить — он занимался “археологией” и “генеалогией” того, что видел вокруг и внутри себя; соответственно, первая задача — видеть то, что есть вокруг и внутри нас.

4. Самой актуальной для России стороной наследия Фуко я считаю его участие в “Группе информации о тюрьмах”.

Версия для печати