Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2000, 44

Читатель ждет уж рифмы “розы”


Смесь

Сергей Козлов

ЧИТАТЕЛЬ ЖДЕТ УЖ РИФМЫ “РОЗЫ”

Комментируя “Евгения Онегина” (IV, XLII, 1—4), Набоков приводит в качестве первой параллели ст. 349—351 из “Опыта о критике” Поупа:

Where — e’er you find the cooling western breeze,
In the next line, it whispers thro’ the trees...

Поуп это называет “обязательным возвратом ожидаемой рифмы”. К этой параллели Набоков прибавляет послание Вяземского “К В.А. Жуковскому”, где бессилие поэта перед волей рифменных созвучий иллюстрируется именно рифмой розы — морозы:

И, в самый летний зной в лугах срывая розы,
Насильственно пригнать с Уральских гор морозы.

Лотман же для начала цитирует рассуждение о скудном запасе русских рифм, взятое из позднейшего пушкинского “Путешествия из Москвы в Петербург” (написанного в 1833—1834 г.; среди примеров “принудительной” рифмовки, приводимых здесь Пушкиным, рифма розы — морозы, впрочем, отсутствует), а в качестве прецедентов ссылается на пародийное использование рифмы розы — морозы в “Одах вздорных” Сумарокова и в послании “К В.А. Жуковскому” Вяземского.

Между тем существует еще одна параллель, которую Лотман в 1980 году оставил без внимания.

Лагарп во второй части “Лицея”, посвященной веку Людовика XIV (Лицей, ч. 2, кн. 1, гл. 1), пишет:

Самые прелестные стихи Вуатюра находятся вовсе не в его сочинениях и даже не в сборниках, составленных впоследствии. Их сохранила для нас г-жа де Мотвиль в своих “Записках”. Во время своего пребывания в Рюэле королева Анна заметила Вуатюра, прохаживавшегося в садах с задумчиво-мечтательным видом. Она спросила его, о чем он думает: несколько минут спустя он приносит ей следующие стансы. Надобно иметь в виду, что в ту пору она уже была регентшей, прежде терпела гонения от Ришелье и в предыдущее царствование герцог Бекингэмский имел смелость объясниться ей в любви.

<Опускаем первую строфу. — С. К.>

Je pensais que la destinОe,
AprПs tant d’injustes malheurs,
Vous a justement couronnОe
De gloire, d’Оclat et d’honneurs;
Mais que vous Оtiez plus heureuse
Lorsque vous Оtiez autrefois,

Je ne veux pas dire amoureuse,
La rime le veut toutefois.

[Я думал, что судьба,
После стольких несправедливых гонений,
По справедливости увенчала Вас
Славой, сиянием и почестями;
Но что Вы были счастливее,
Когда Вы некогда были —
Я не хочу сказать: влюблены,
Но этого, однако же, хочет рифма] 1.

Именно историю с подношением этих стансов и именно по Лагарпу Лотман пересказывает в своей заметке “Пушкин и “Historiettes” Таллемана де Рео”, где проводится яркое сопоставление социального поведения Пушкина и Вуатюра 2.

Если учесть:

1) тривиальность рифмы heureus e — amoureuse;

2) ее фонетическую близость рифме морозы — розы;

3) бесспорное знание Пушкиным курса Лагарпа;

4) вероятную значимость для Пушкина фигуры Вуатюра, столь убедительно продемонстрированную Лотманом ;

5) а также то, что в вышеприведенной строфе заключен некий конспект сюжета “Евгения Онегина”, —

есть, кажется, основания считать данный фрагмент из Лагарпа одним из источников ЕО IV, XLII, 1—4.

1 La Harpe J. F. de. LycОe, ou Cours de littОrature ancienne et moderne. T. 4. Paris: H. Agasse, An VII [17 99]. P. 140—141.

2 Лотман Ю.М. Три заметки к проблеме “Пушкин и французская культура” // Проблемы пушкиноведения. Рига: ЛГУ им. П. Стучки, 1983. С. 67—68. Сами стансы Лотман цитировать не стал. Сборник был сдан в печать 1 апреля 1983 года; комментарий Лотмана к “Евгению Онегину” вышел в 1980 году. Нам остается лишь гадать, знал ли Лотман стансы Вуатюра в 1980 году, помнил ли их, и если да, то почему воздержался от указания на эту параллель.

 

 





Версия для печати