Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Журнал 2016, 282

Солженицынские тетради: Материалы и исследования. Вып. 4; Российская эмиграция в борьбе с фашизмом: Международная научная конференция; И. Л. Жалнина-Василькиоти. Русская эмиграция в Греции. Судьбы. ХХ век

 

Солженицынские тетради: Материалы и исследования. Вып. 4. – М.: «Русский путь», 2015. 296 с.

«Мне хочется именно Вам писать обо всем, наверное, чтобы почувствовать, что есть еще кто-то, с кем он был наравне, кто сильный, у кого своя правдаТак писала почти полвека назад Александру Исаевичу Солженицыну Мария Владимировна Фаворская, дочь великого художника, сообщая о смерти отца и приглашая писателя в мастерскую отца.

Владимир Андреевич Фаворский был одним из немногих, кто в самые трудные и опасные годы советского террора сохранял верность национальным духовным традициям. Его небольшие гравюры несли какой-то свет вечности. В мастерской Фаворского А. Солженицын побывать не успел. Уже сняли Хрущева и начинался тяжелейший период в жизни писателя. Сталинисты поднимали голову, Александр Исаевич готовился к худшему и не мог терять ни единой минуты. В мастерскую великого графика приходила уже Наталия Дмитриевна Солженицына, когда зять Фаворского, скульптор Дмитрий Шаховской, работал над крестом на могилу Александра Исаевича. «Бывают странные сближения...»

Небольшая переписка Солженицына с Фаворскими представлена в очередном, уже четвертом выпуске «Солженицынских тетрадей». Их четко, год за годом, готовит к изданию Отдел по изучению наследия А. И. Солженицына Дома Русского Зарубежья. Задача «Тетрадей» – публикация неизвестных текстов писателя. Однако в четвертом альманахе публикуются также материалы, связанные с памятью о тех, кто был близок Александру Исаевичу.

«Солженицынские тетради» представляют стенограмму выступлений на прощании с Еленой Цезаревной Чуковской во время вечера ее памяти. Близкие и те, кого она одарила своим присутствием в жизни, отдали последнюю благодарность этой удивительной женщине. Эта маленькая, хрупкая женщина, на удивление организованная, в свое время приносила Солженицыну материалы для «Архипелага ГУЛага», распространяла и печатала его обжигающие строки. На нее несколько раз нападали, однажды она попала в более чем странную автокатастрофу – но остановить ее ничто не могло. Блистательный археограф, с первыми ветрами перестройки погрузилась Елена Цезаревна в подготовку к печати произведений деда, великого сказочника и историка литературы Корнея Ивановича Чуковского, и матери, несгибаемой Лидии Корнеевны.

Любому, кто хоть чуть-чуть соприкасался с жизнью и судьбой автора «Архипелага ГУЛаг», имя Клода Дюрана скажет о многом. Издатель, публицист, переводчик, он был проводником Солженицына в запутанном мире европейского издательского дела и норм авторского права. Став литературным агентом Солженицына и его настоящим другом, Дюран сумел пробить стену отчуждения вокруг писателя на Западе. Во времена, когда многие из зарубежной интеллектуальной элиты были убеждены в правоте теории социализма «с человеческим лицом», Дюран смог приблизить солженицынское слово к миру. Светлой памяти этого замечательного человека посвящен ряд очерков, вошедших в четвертый выпуск.

Многое для понимания выбора Солженицыным своего непростого жизненного пути даст переписка Александра Исаевича с подругой матери – Марией Васильевной Скороглядовой-Крамер. В 1953 году писателю был поставлен диагноз: рак. В это время он находился в ссылке в забытом Богом и людьми казахстанском городке Кок-Терек. В столь сложный период и завязывается его переписка со Скороглядовой-Крамер. «...Настроение у меня неизменно хорошее. Я научился жить по мудрой русской пословице: ‘счастью не верь, беды не пугайся’. Само ощущение жизни есть уже награда – в несчастьи (sic) оно бывает даже острей и глубже, чем в счастьи...» Он вспоминает о матери, говорит о чувствах, которые ему навевают бесконечные казахские ветры: «Осенние ночи и слышимая тишина одиночества – очень приятное и возвышенное сочетание для души, чего нельзя сказать о теле. Осень – мое любимое время года. Это – Чайковский, Шопен, лучшее из Пушкина и Чехова. Все эти годы непрерывной тесноты, многолюдности, многоголосой суеты я мечтал именно о такой осенней тишине и покое»... В этих частных строках уже угадывается писательский четкий, упругий стиль, продуманность каждого слова.

Очерки и записи, сделанные А. Солженицыным в Вермонте, получили в альманахе название «Литературная коллекция». «Солженицынские тетради» уже публиковали наброски писателя о Булгакове, Лескове, Астафьеве. В этом выпуске мы имеем возможность познакомиться с его размышлениями над пьесами Островского. В них нет коленопреклоненности. Солженицын совершенно не принимает «Не в свои сани не садись», не все ему нравится в «Доходном месте»: «Обнаженность приемов, возникает вялость от неинтересности, незаполненности действием, и диалоги неоживленные, и куда испарился их сверкающий язык?»... Зато самые добрые слова вызывают у Александра Исаевича «Гроза», «На всякого мудреца довольно простоты», «Лес». И вот – заключение: «У Островского – весьма самобытная драматургия. По сути – он создал русский национальный театр».

Много нового для заинтересованного читателя содержит этот том «Солженицынских тетрадей». Возвращение писателя продолжается.

В. Леонидов

 

 

* * *

Российская эмиграция в борьбе с фашизмом: Международная научная конференция. 14-15 мая 2015. К 70-летию Великой Победы. – М.: «Русский Путь», 2015. 664 с.

На заседание Круглого стола международной конференции в Доме Русского Зарубежья эту удивительно обаятельную женщину внесли на кресле, на пятый этаж. Там уже собрались участники – гости из Бельгии, Аргентины, Франции, Израиля, Греции, Италии, Польши, Сербии, исследователи из многих российских регионов. Прилетела и она – Светлана Юрьевна Завадовская, чтобы рассказать о своем отце, замечательном востоковеде, расшифровщике древних африканских надписей, французском дипломате, участнике Сопротивления Юрии Николаевиче Завадовском. Форум стал одним из самых заметных общественных и культурных событий во время празднования юбилея победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

До сих пор тема участия русских эмигрантов в событиях Второй мировой войны – одна из наиболее острых в истории российских изгнанников. Почему многие из них приняли участие в армиях Оси, а другие, чью жизнь также раздавила Советская власть, с первого дня четко решили: надо защищать родину от гитлеризма. Истории этих судеб, исследования о борьбе русских эмигрантов с нацистами, уникальные документы из государственных и частных архивов и создали 661-страничный том, изданный по итогам конференции. Составители – Марина Сорокина и Константин Семенов – в короткий срок собрали тексты докладов и выступлений и подготовили эту книгу к печати.

Ни такого форума, ни подобной книги до сих пор не было. Отдельные разделы издания посвящены истории участия в войне русских эмигрантов во Франции и Югославии, в других осмысляется опыт сопротивления нацизму в странах Европы, Южной Америки и в Китае. Настоящей «жемчужиной» издания стала предоставленная архивом МИД РФ стенограмма беседы советского посла во Франции Александра Богомолова (предвоенный и послевоенный периоды) с представителями Русского Зарубежья. Среди них, к примеру, Василий Маклаков, бывший посол Временного правительства, вице-адмирал Михаил Кедров, бывший командующий ВМФ Вооруженных сил Юга России... Встреча происходила 12 февраля 1945 года, и этот уникальный документ показывает, какие изменения происходили в сознании эмиграции, для которой победа стала прежде всего триумфом их родины.

В книге развернуто огромное полотно героев и судеб. Вы можете прочесть письма с фронта правнука создателя «Войны и мира» Никиты Ильича Толстого, впоследствии одного из патриархов отечественной филологии и славяноведения. Сын белого офицера, выросший на Балканах, Никита Толстой был участником сербского партизанского отряда, потом солдатом советских войск, а после войны вернулся в СССР. Взявшие в руки этот том прочтут о судьбе одного из руководителей Земгора во Франции, одного из ближайших друзей генерала де Голля, – о Николае Васильевиче Вырубове. Он был в Англии, когда началась война. «Есть такое понятие, как нравственный долг. Если разбойники врываются в дом, надо помочь хозяину», – объяснял он свое решение принять участие в военных действиях. Из-за отсутствия английского гражданства Вырубов не мог быть призван в армию Великобритании; он отправился в Африку, чтобы присоединиться к подразделениям де Голля. А как не упомянуть статью о князе Сергее Сергеевиче Оболенском – участнике движения младороссов?! Во время Второй мировой войны члены «Союза молодой России» оказались в рядах Сопротивления. Одна из статей рассказывает о матери Марии; также мы узнаем о легендарном немецком антифашисте и подпольщике, уроженце Оренбурга Александре Шмореле, распространявшем в фашистской Германии «Листовки Белой Розы» – прокламации против нацистского безумия. Уверен, значительный интерес вызовет публикация документов ученого-биофизика Сергея Степановича Чахотина, ученика академика Павлова, – в сборнике представлен план его книги «Насилие над массами путем политической пропаганды». И это лишь небольшой перечень тем, вошедших в это фундаментальное издание, которое в силу уникальности собранных здесь текстов будет востребовано многими историками и широким читателем.

В. Леонидов

 

 

* * *

И. Л. Жалнина-Василькиоти. Русская эмиграция в Греции. Судьбы. ХХ век. – М.: Старая Басманная, 2015. 480 с.

На солнечной земле Эллады побывало уже несколько миллионов россиян. Но вряд ли многие из них знают о русском военно-морском кладбище в афинском порту Пирей. Там похоронены морские офицеры, казаки, адвокаты и писатели, их спутницы жизни, – те, кто завершил свой путь в Греции, оказавшись там после революции и Гражданской войны. Во времена «черных полковников» это кладбище было снесено почти до основания. Чтобы спасти хоть какую-то память о своих товарищах, русские эмигранты облицевали часовню святой Ольги, построенную там же, плитами с могил. Так и стоит эта небольшая церковь, до верха закрытая табличками с кладбища. Имена гардемаринов, капитанов, матросов... Это кладбище в греческом порту – подлинный символ трагедии и триумфа российского изгнания. К сожалению, почти забытый. О тех, кто нашел последний приют в раскаленной греческой земле, и рассказывает новая книга Ирины Жалниной-Василькиоти.

Почти тридцать лет живя в Греции, Жалнина-Василькиоти посвятила жизнь спасению наследия русской эмиграции. Она переписывала фамилии с могил, добираясь до самых дальних островов, встречалась со стариками, их детьми и внуками, делая все, чтобы не пропали письма и бумаги. Сутками работала в архивах и библиотеках. Выдирала сорняки на заброшенных могилах и неутомимо билась за спасение исчезающих погостов.

Несколько лет назад в московском издательстве «Русский Путь» вышла ее книга «Родной комок земли сухой... Русский некрополь в Греции». И вот сегодня – новый труд. Перед читателями разворачиваются страницы жизни последнего российского императорского посланника в Греции Елима Петровича Демидова, потомка знаменитого уральского рода, и его жены Софьи Илларионовны, урожденной Мусиной-Пушкиной. Сколько они сделали, собирая средства для больных и изувеченных русских солдат и моряков, которые попали на землю Эллады. Напомним, что на Салоникском фронте в годы Первой мировой воевали и русские войска.

Читатели узнают о легендарном герое, четырежды Георгиевском кавалере Владимире Дейтрихе Белуха-Кохановском, председателе Союза русских военных инвалидов в Греции. Мы прикоснемся к судьбе протоиерея Ильи Апостолова, едва не расстрелянного большевиками за участие в боях в составе Дроздовской дивизии, принимавшего участие, вместе с Великой княгиней Еленой Владимировной, в создании в Афинах Русского старческого дома. (Отец Илья впоследствии стал епископом Монреальским и Канадским.) Конечно, книга рассказывает и о самой княгине, племяннице Александра III, принцессе Греческой и Датской. Как и о королеве эллинов, легендарной Ольге Константиновне. Всех этих людей объединяло благородство, самопожертвование и неистребимое желание помочь русским эмигрантам, оказавшимся на краю гибели. А ведь в Греции, измотанной войнами и беженцами, и для своих граждан не всегда хватало средств.

И. Жалнина-Василькиоти приводит много документов из государственных российских и греческих архивов и, что особенно ценно, из частных собраний, – посвященных сбору средств в помощь беженцам, просьбам к властям об открытии русских церквей и госпиталей... Уверен, что настоящим открытием для многих станет история жизни Николая Дулгера-Шейкина: он сумел внедриться в гестапо и оттуда передавал сведения антифашистскому подполью. Хочется рассказать и о подъесауле Анатолии Белофастове, ставшем одним из самых знаменитых греческих летчиков, и об архимандрите Тимофее Саккасе, и сегодня возглавляющем Дом престарелых им. Святой Троицы в Афи-нах, и о графине Шереметьевой, урожденной княжне Юсуповой, и о многих других. В рецензии трудно перечислить всех героев этой книги. Предоставим читателям самим познакомиться с ними.

Виктор Леонидов

 

Версия для печати