Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Журнал 2014, 277

О создании памятника героям Великой войны

Интервью князя Никиты Дм. Лобанова-Ростовского Оксане Карнович

14 марта 2012 года князь Александр Александрович Трубецкой, Председатель Общества памяти Императорской гвардии, исполнительный председатель Франко-российского диалога, и князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, первый заместитель председателя Междунар

 

 

 

14 марта 2012 года князь Александр Александрович Трубецкой, Председатель Общества памяти Императорской гвардии, исполнительный председатель Франко-российского диалога, и князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, первый заместитель председателя Международного союза российских соотечественников, почетный председатель Координационного совета российских соотечественников в Великобритании, член Общества памяти Императорской гвардии, – обратились с письмом к Президенту Российской Федерации В. В. Путину с предложением о создании в Москве памятника героям Первой мировой войны. В этом письме они отметили, что «долгие годы эта война из-за большевистской революции 1917 года была фактически вычеркнута из истории нашей страны, а сама победа в этой войне, стоившая России более 4 миллионов человеческих жизней, оказалась украденной у нашего народа». Торжественное открытие памятника состоялось 1 августа 2014 года на Поклонной горе в Москве. Авторы монумента – скульпторы А. Ковальчук, П. Любимов, В. Юсупов; архитекторы – М. Корси, С. Шленкина.

 

 

Оксана Карнович:Никита Дмитриевич, каким образом у Вас возникла идея сооружения памятника в Москве, а также ряда сопутствующих инициатив, посвященных 100-летию Первой мировой войне?

 

Кн. Н. Д. Лобанов-Ростовский: – Три года назад мы с князем Александром Трубецким были приглашены на обед к послу Российской Федерации в Париже А. К. Орлову; обед состоялся после визита Путина в Париж в июне 2011 года, где на набережной Сены был открыт памятник в честь русского Экспедиционного корпуса, который принимал участие в боевых действиях на территории Франции. Посол заметил, что в России до сих пор не существует памятника героям Великой войны, – в отличие от Франции, где в каждом поселке и городе есть монументы солдатам и офицерам, павшим в Первую мировую. Без героизма русских солдат французская армия, да и часть английской, были бы просто раздавлены германцами. Поэтому французы чтят память погибших русских воинов. Тогда мы и пришли к заключению, что пришло время исправить эту историческую несправедливость.

15 июля 2012 года от руководителя Администрации Президента С. Б. Иванова пришел ответ о том, что наше предложение одобрено президентом, в министерство культуры РФ и в мэрию Москвы направлены указания по организации конкурса на лучший проект памятника. Дней десять спустя была создана Правительственная комиссия по вопросу увековечивания памяти о Первой мировой войне, в которую включили и меня. На заседании комиссии было одобрено 46 проектов, начиная с энциклопедии по Первой мировой (которая уже вышла), до создания кинофильмов, телевизионных передач, учебников, книг. Словом, вопрос этот стал актуален и близок и интеллигенции, и народу. Возникла необходимость переосмыслить прошлые события.

 

О. К.: – По Вашему мнению, почему в России замалчивалось значение Первой мировой войны?

 

Н. Л.-Р.: – Только по политическим причинам. Идея, что Первая мировая война была империалистическая, как ее называли большевики, не верна. Прежде ее называли Второй Отечественной и Великой войной. На Россию напали 1 августа 1914 г., и она вынуждена была защищаться. Ленину было необходимо замять факт, что он отдал часть Российской Империи, четверть ее земель, подписав позорный Брестский мир для сохранения власти большевиков. Новой власти нужны были памятники героям Октябрьского переворота, а для этого требовалось уничтожить значение прошлых побед Российской Империи. Один из наглядных примеров – это демонтаж памятника генералу-адъютанту российской армии Михаилу Дмитриевичу Скобелеву напротив московской мэрии – на месте которого сейчас возвышается памятник Юрию Долгорукому.

Конечно, присутствуя на заседании 31 июля 2014 г., в преддверии открытия монумента, нам было забавно слушать, что выступающие говорили о том, как хорошо, что создан памятник, – и все ссылались на речь В. В. Путина 2012 года. Но никто не задал себе вопроса, а что же было до 2012-го? Трубецкой сидел в президиуме, я – в первом ряду. Выступающий из Администрации Президента ни слова не сказал, откуда эта затея возникла. И только по окончании заседания министр культуры В. Мединский подошел и поблагодарил нас за инициативу.

Мы же с Трубецким несколько лет проталкивали эту идею в Русском Зарубежье, чтобы заручиться поддержкой диаспоры. В ходе открытия четвертого Всемирного конгресса соотечественников, проживающих за рубежом, 27-28 октября 2012 года в Санкт-Петербурге, я обратился к 650 делегатам с объяснением инициативы о создании памятника героям, павшим в Первую мировую войну, и просьбой, по возможностям каждого, участвовать в сборе средств на памятник. Более 90% делегатов проголосовали за это предложение. «Обращаемся с призывом... присоединиться к этой благородной акции, имеющей исключительно важное значение для сохранения нашей общей исторической памяти, для будущего России и воспитания ее молодого поколения в духе патриотизма и любви к своей родине. Просим при внесении пожертвований сообщать данные о себе – с тем, чтобы сохранить воспоминание о личном вкладе каждого, кто был причастен к этому проекту, как это было когда-то с возведением Храма Христа Спасителя в Москве в память о героях Отечественной войны 1812 года

Деньги со сборов хранились в парижском банке, а затем были пересланы Трубецким в МИД. В итоге было приятно получить 10 ноября 2013 г. письмо от Владимира Мединского: он писал, что проект памятника в Москве был выбран с учетом мнения широкой общественности по результатам открытого голосования на сайте; что Российское военно-историческое общество (кстати, старейшее, основанное в 1907 году), на свои средства установит памятники по проектам, занявшим 2-е и 3-е места, в других городах России.

 

О. К.:Как Вы оцениваете сам монумент?

 

Н. Л.-Р.: – Несмотря на то, что эстетически мы не совсем согласны с символикой памятника, безусловно, он впечатляет. Для нас более важно, чтобы по всей России молодое поколение воспитывалось в духе патриотизма и любви к своему отечеству. На том же заседании было рассказано, что нашли архив, затерянный в дальней губернии, где сохранились карточки всех воевавших, по которым потомки смогут узнать, кто из родственников участвовал в войне и что с ними случилось. Так что, со своей стороны, я страшно рад, как и говорил своей супруге Джун, когда мы присутствовали на открытии памятника, что нам с князем Трубецким удалось сделать что-то значительное.

 

P.S. По элетронной почте князь Александр Трубецкой из Парижа прокомментировал это значительное событие – создание мемориала памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне.

Кн. А. А. Т.: – Наша инициатива имела для нас самих радостное и неожиданное последствие. После решения установить в Москве памятник появилась вереница других проектов памятников Первой мировой войны во многих городах России. Некоторые из них, как, например, в Санкт-Петербурге и Калининграде, были открыты еще до московского. Кроме памятников издано много книг, проводятся научные конференции, реконструкции событий и уход за уцелевшими могилами. Одним словом, наконец Россия вспомнила забытую войну и начала чтить своих героев.

Август, ЛондонМоскваПариж

Версия для печати