Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Журнал 2014, 276

Агеносов В. В. Восставшие из небытия. Антология писателей ди-пи и второй эмиграции

 

 

Агеносов В. В. Восставшие из небытия. Антология писателей Ди-Пи и второй эмиграции. – Москва: АИОР-XXI, 2014. 728 с.; илл.

 

Подготовленная проф. В. В. Агеносовым антология писателей Ди-Пи (Displaced Persons) и «второй волны» эмиграции, в целом, – результат двадцатилетней работы известного российского исследователя этой все еще terra incognita русской литературы, до сих пор полузапретной – исключительно по политическим причинам – и вызывающей кривотолки литературных критиков метрополии. Да, в России уже «защищены первые диссертации о творчестве И. Елагина, Л. Ржевского, Н. Нарокова, Н. Моршена» (как сообщается в авторском предисловии к антологии, с. 33). Однако, к слову сказать, с защиты диссертации, посвященной поэзии Николая Мóршена, еще в начале 2009 г. в Московском педагогическом государственном университете сбежал один из оппонентов представленной в том же блоке второй научной работы – дескать, Моршен – «коллаборационист» (что, конечно, не так!), и он не будет присутствовать при обсуждении сомнительного автора.

Через столько лет после крушения советского строя и падения «железного занавеса», когда между русской литературой метрополии и Зарубежья исчезли границы, столь неестественные именно для литературного пространства, исследователям писателей «второй волны» эмиграции1 приходится постоянно оправдываться в выборе темы. Именно с этого начинает свое предисловие к антологии «Россия без гражданства: литература второй волны» Евгений Витковский, российский первооткрыватель этой темы: «...насколько велика, многообразна и насколько не изучена еще литература всего лишь одной волны русской эмиграции, которую по давно сложившемуся в литературоведении и совершенно ошибочному мнению принято считать уж если не качественно, то количественно более бедной по сравнению с литературами предыдущей и последующей волн эмиграции. Перед нами не случай ▒так называемого вранья’. Перед нами нечто куда худшее: приговор, вынесенный без изучения материала. Таких ошибок в нашем литературоведении – не перечесть. И нам приходится строить концепцию не после того, как изучаемый материал изучен, а в процессе его освоения: двадцать лет изучения пока еще далеко не в полной мере дали возможность осознать – что же такое литература ▒второй волны’» (с. 9).

Рецензируемая антология с характерным названием «Восставшие из небытия» – как раз соединение в одном довольно объемном томе и материала, и его исследования; это не только антология, но и полноценная монография, и справочник по русской литературе «второй волны» – самый полный на сегодняшний день. Поэтому неслучайно проф. Агеносов указан в книге и в качестве автора, а не просто составителя: им написан обширный вводный раздел «Несколько слов об архипелаге Ди-Пи и его писателях» (сс. 11-43), превосходящий по охвату материала, как исторического, так и литературного, аналогичную главу в его первой книге о литературе Русского Зарубежья2, и биографические очерки о каждом из 44 авторов, представленных в антологии, с избранной, но довольно подробной библиографией их публикаций, а во многих случаях – и с краткой характеристикой их творчества.

Кроме того, книга богато иллюстрирована архивными фотографиями, в том числе рукописей, машинописей, страниц редких изданий, недоступных в российских собраниях. Так, например, благодаря одному из таких снимков (с. 20; к сожалению, не приведены выходные данные издания) становится известно, что в лагерном литературном конкурсе 1948 г. (?) принимал участие и был отмечен молодой Моршен, а среди членов жюри этого конкурса значится Елагин, – эта, казалось бы, мелочь примечательна потому, что мы практически не знаем биографии Моршена, особенно подробностей его взаимоотношений с Елагиным, а творчество этих двух поэтов является вершиной русской литературы «второй волны» эмиграции.

Что же касается состава антологии, то из всех авторов только треть удостоилась упоминания в знаменитом «Лексиконе» Вольфганга Казака, – а это, кроме Кленовского, Елагина, Моршена, Ржевского и Нарокова (у которых в России уже выходили отдельные собрания сочинений), – Лидия Алексеева, Ольга Анстей, Юрий Иваск, Олег Ильинский, Сергей Максимов, Борис Нарциссов, Валентина Синкевич, Борис Филиппов, Борис Ширяев и Владимир Юрасов)3. Все они входят в «литературный канон» русской послевоенной эмиграции, хотя некоторые весьма значимые для нее имена оказались в оставшихся двух третях списка антологии проф. Агеносова. Большинство этих писателей публиковалось в том числе и на страницах «Нового Журнала», многие их них совмещали литературу с живописью, скульптурой, музыкой и преподавательской деятельностью. Из них В. Бабенко, С. Голлербах и В. Кушнир не попали в словарь-справочник Вадима Крейда, где «вторая волна» выделена в особый раздел, написанный Валентиной Синкевич4.

Если же сравнивать антологию «Восставшие из небытия» с другими антологиями Русского Зарубежья (причем только с поэтическими), она существенно полнее и по количеству авторов, и по объему подборок текстов: так, в антологии Е. Витковского не представлены стихи В. Бабенко, Н. Бернера, С. Голлербаха, А. Касима, Н. Кудашева, В. Кушнир и Р. Тер-Погосиана5, а в антологии В. Крейда, кроме тех, кто не попал в его словарь, отсутствуют также В. Ант, Н. Бернер, Э. Боброва, В. Марков и Р. Тер-Погосиан. Тем интереснее антология проф. Агеносова, что в ней впервые собраны образчики поэзии, прозы и публицистики второй эмиграции, опубликованные в мало- или вовсе недоступных для российского читателя изданиях.

Конечно, можно долго спорить о достоинствах приведенных в этой антологии текстов и по-разному оценивать их важность для истории русской литературы, – однако тот факт, что книга проф. Агеносова «Восставшие из небытия», синтезирующая в себе жанры антологии, монографии и справочника, представляет собой значимое событие в русском литературоведении и в истории русской литературы, – сомнению вряд ли кем будет подвергнуто. Хотелось бы только при последующих переизданиях усилить научную, справочную составляющую, снабдив книгу библиографией работ, посвященных приведенным в ней персоналиям, а также убрать досадные опечатки. Наконец, учитывая исчезающе малый тираж (всего 500 экз.), смею надеяться, что автор и издательство позволят разместить антологию в открытом доступе в Интернете.

 

 

_______________________________________

1. Не будем вдаваться в споры о терминологической неточности понятия «вторая волна» или «вторая эмиграция», куда включаются также представители первой эмиграции, после нескольких оккупаций (советской и немецкой попеременно) разделившие судьбу «вторых» эмигрантов.

2. Агеносов В. В. Литература Русского Зарубежья. – М.: Терра, Спорт, 1998. С. 383-411. Следует отметить, что в других монографиях и учебных пособиях по русской эмигрантской литературе о «второй волне» сообщается существенно меньше сведений (Ср. Млечко А. В., Нартыев Н. Н., Лебедева Т. В. Война и зарубежная русская литература (Вторая волна) // Литература Русского Зарубежья (1920–1990) / Под общ. ред. А. И. Смирновой. – М.: Флинта. Наука, 2006. С. 380-443; «лекция» «Литература ▒второй волны’ русской эмиграции. Творчество И. В. Елагина, Н. В. Нарокова» в учебном пособии: Буслакова Т. В. Литература русского зарубежья. – М.: Высш. шк., 2009. С. 271-292; Белова Т. Н. Литература второй волны Русского Зарубежья (1940–1965) // История литературы Русского Зарубежья (1920-е – нач. 1990-х гг.) / Под ред. А. П. Авраменко. М.: Академический проект; Альма матер, 2011. С. 405–453).

3. Казак В. Лексикон русской литературы XX века. – М.: РИК «Культура», 1996. Еще меньше имен в биографическом словаре «Русские писатели 20 века» под ред. П. А. Николаева. – М.: Большая российская энциклопедия; Рандеву. 2000.

4. Словарь поэтов Русского Зарубежья / Под ред. В. П. Крейда. – СПб.: РХГИ, 1999. С. 282-346. Некоторые авторы, оказавшиеся в антологии проф. Агеносова, отнесены здесь к «первой волне», разнятся и некоторые биографические сведения.

5. «Мы жили тогда на планете другой...»: Антология поэзии Русского Зарубежья. 1920–1990 (Первая и вторая волна): В 4-х кн. – М.: Московский рабочий, 1994–1997. Впрочем, поэтические подборки некоторых авторов, включенных в антологию Агеносова, здесь несколько больше; Б. Филиппов представлен только стихами, тогда как у проф. Агеносова – только прозой. Отсутствуют в антологии «Восставшие из небытия», но небольшими подборками представлены у Е. Витковского такие представители «второй волны» эмиграции, как Михаил Надеждин (во 2-й книге), Александр Ростовский, Владислав Эллис, Николай Митрофанов, Михаил Дараганов (в 4-й книге).

 

Александр Грищенко, Москва

 

 

Версия для печати