Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Журнал 2013, 271

Елена Бекиш: от Каира до Льежа

Александр Мельник

 

Елена Владимировна Бекиш (девичья фамилия – Боклевская) принимает меня в своем уютном кабинете с окнами, выходящими на живописную долину реки Вездре и небольшой городок Пепинстер, расположенный к западу от Вервье. Все стены кабинета уставлены книжными шкафами. Толстой, Бунин, Гоголь, Пушкин... Большинство книг – на русском языке. В этом, чисто бельгийском с виду, доме витает русский дух.

Прапрадед Елены Бекиш по отцу, поручик Михаил Федорович Бокля, родился в 1777 г. на Полтавщине. В качестве артиллериста он принимал участие в военных действиях против татар и турок, был участником походов 1812 года. По окончании войны вышел в отставку. Получив дворянство, герб и имение в Рязанской губернии, Михаил сменил фамилию на Боклевский. Его жена (прабабушка Елены по отцу) – дочь титулярного советника Мария Даниловна Сазонова (1788–1875). Михаил умер в 1833 г. в селе Елшино.

Его старший сын (прадед Елены Бекиш), Петр Михайлович Боклевский (1816–1897) – один из крупнейших русских художников-иллюстраторов XIX в. Он родился в том же селе Елшино, где умер его отец. Художественные способности Петр унаследовал от матери Марии Сазоновой, одаренной русской женщины, замечательной рукодельницы, хорошо писавшей акварелью и лепившей из воска. Петр учился в Московском университете, а после учебы служил мировым судьей Скопинского уезда (на Рязанщине), губернским гласным, почетным мировым судьей. Он был женат на Варваре Павловне Мальцовой (1824–1883). П. Боклевский брал уроки у профессора петербургской Академии художеств, живописца и рисовальщика Алексея Егорова. С 1845 г. он посещал академический класс Карла Брюллова. В 1850-х годах художник путешествовал по Франции, Италии, Швейцарии. Петр Боклевский много работал как карикатурист и как иллюстратор произведений Ф. М. Достоевского, М. Ю. Лермонтова, И. С. Тургенева. Широчайшую известность получили его иллюстрации к «Мертвым душам» Н. В. Гоголя. Боклевский усиливал жизненность Городничего, Хлестакова, Ноздрева, Чичи-кова и других гоголевских героев столь выразительно, что впоследствии актеры нередко специально гримировались «под Боклев-ского».

За цикл литографий «На нынешнюю войну» в 1855 г. император Александр II лично наградил П. Боклевского именным бриллиантовым перстнем. Боклевский создал любопытные этнографические серии в альбоме «Отживающие типы русской народности». Умер Петр Боклевский в Москве в 1897 г., похоронен в г. Скопин Рязанской области. Его рисунки хранятся в Третьяковской галерее, Русском музее и других музеях России. В 1985 г. Евгений Крупин написал о Петре Боклевском документальную повесть «Я жил среди них...».

Дедушка Елены Бекиш – Константин Петрович Боклевский (1862–1928), старший сын художника Петра Боклевского. Это известный русский инженер-кораблестроитель, профессор Ленинградского политехнического института и Военно-морской академии, генерал-майор Корпуса корабельных инженеров. Он был организатором и деканом (1902–1923) первого в России кораблестроительного факультета Петербургского политехнического института. При этом факультете, по инициативе Боклевского и под его непосредственным руководством, в 1909 г. были созданы курсы воздухоплавания для подготовки инженеров этой специальности. Но особенно большие заслуги принадлежат Константину Боклевскому в развитии теплоходостроения. После революции 1917 г. К. Боклевский был председателем Технического совета Регистра СССР и руководил работами по проектированию торговых судов. Два главнейших создания Константина Боклевского – кораблестроительный факультет в Санкт-Петербурге и общество «Русский регистр» (поставившее своей целью освободить отечественное судостроение от иностранной опеки) навеки оставили память о нем в летописях русского судостроения. Умер он в 1928 г., похоронен на Богословском кладбище в Ленинграде.

Константин Боклевский был женат на Флоре Николаевне Борман (1865–1930), происходившей из зажиточной лютеранской семьи, владевшей разными предприятиями, в том числе, кондитерской фабрикой «Жорж Борман» (в наше время – «Красный Октябрь»). У Константина и Флоры было трое сыновей – Сергей, Петр и Владимир. Сергей был армейским кадетом, а Петр и Владимир – морскими кадетами.

Будущий отец Елены Бекиш, Владимир Константинович Боклевский родился в июле 1894 г. в Санкт-Петербурге. Он учился в Петербургском политехническом институте, но не окончил его из-за начавшейся в 1914 г. войны. Старшие братья Петр и Сергей были призваны в армию. Младшему брату Владимиру еще не было 21 года, поэтому он ушел на фронт добровольцем. Владимир служил вместе с братом Петром, умершим в 1916 г. от испанки. В 1916 г. Владимир закончил Бакинскую офицерскую школу морской авиации, после чего стал летчиком Черноморского флота. В октябре 1917 г. он был награжден орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом и Георгиевским оружием. В феврале 1918 г. Владимир Боклевский стал начальником 1-го воздушного дивизиона Черноморской Воздушной дивизии. С апреля 1919 года он – летчик гидроавиационного отряда Азовского моря.

В ноябре 1920 г. в составе Русской армии генерала П. Н. Врангеля Владимир Боклевский эмигрировал из Крыма в Константинополь. Почти две недели решалась судьба русских эмигрантов, томившихся на судах. Наконец, после долгих споров с французским оккупационным командованием, было получено разрешение высадить армию на берег и разместить в трех военных лагерях. Владимир Боклевский попал в лагерь, расположенный недалеко от портового городка Галлиполи на европейском берегу Дарданелл. Здесь он встретил своего брата Сергея и многих друзей, в том числе, бывших авиаторов. Владимир с друзьями решили из Галлиполи переехать в Прагу.

Почему именно в Прагу? Чтобы ответить на этот вопрос, я должен прервать описание отцовской линии Елены Бекиш и перейти к ее материнской линии. Бабушка Елены Бекиш по маминой линии, Лидия Фадеевна Лобзá родилась в 1878 г. в семье прибалтийских баронов. Это была передовая женщина, толстовка, открывшая школу для детей крепостных крестьян. Ее брата-социалиста сослали в имение за убеждения. Около 1900 г. Лидия Лобза поступила в Московский коммерческий институт (сейчас это Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова), где познакомилась со своим первым мужем, профессором математики Николаем Горбачевым (дедушка Елены Бекиш по материнской линии). О нем известно только, что его отец был крепостным, сумевшим откупиться и стать коммерсантом. Позже в этом же институте Лидия Гобза преподавала математику. 18 июня 1902 г. у супругов (которые вскоре развелись) родилась дочь Галѝ, будущая мама Елены Бекиш (Гали – это уменьшительное имя Святой Каллисты).

Вскоре после развода Николай Горбачев женился во второй раз, а Лидия Лобза вышла замуж за профессора Александра Петровича Фан-дер-Флита (1870–1941).

А. П. Фан-дер-Флит происходил из голландского рода, обосновавшегося в России в первой половине XVIII в. Это известный русский инженер и ученый в области прикладной механики. В 1902 г. Александр Фан-дер-Флит с женой Лидией и падчерицей Гали переехал из Москвы в Санкт-Петербург. Там он стал ассистентом профессора только что открывшегося Санкт-Петербургского политехнического института Константина Боклевского (дедушки Елены Бекиш по отцу). Оба профессора – и Боклевский, и Фан-дер-Флит были специалистами в области кораблестроения и воздухоплавания. Фан-дер-Флит вел преподавательскую работу на кораблестроительном факультете. Бабушка Лидия Гобза после переезда больше не работала. У супругов родилась дочь Александра.

Именно вследствие этого переезда в Санкт-Петербурге, незадолго до Великой войны будущий отец Елены Бекиш Владимир (сын профессора Константина Боклевского) познакомился с Гали. Владимиру было тогда около 20, а Гали – около 11 лет.

Перед революцией, примерно в 1916 г., Александр Фан-дер-Флит переехал с семьей (женой и дочерьми – родной и приемной) в Херсон. В годы Гражданской войны (в 1919 или 1920 г.) семья Фан-дер-Флита на лодке переехала из Херсона в Болгарию и сразу же перебралась в Прагу (где Александр еще до революции имел научные контакты с Пражским университетом). В эмиграции он стал профессором авиации этого университета (в Чехии нет своего флота).

Будущий отец Елены Бекиш Владимир Боклевский, будучи в Галлиполи, знал о переезде в Прагу Фан-дер-Флитов. В 1920 или 1921 г. Владимир оказался в Праге в семье бывшего ассистента своего отца (который остался вместе с женой Флорой Борман в Ленин-граде). В Праге 26-летний Владимир снова встретил 18-летнюю Гали.

Многим переехавшим из Галлиполи в Прагу русским эмигрантам было всего по 26-30 лет. Некоторые из них начали учиться в пражском университете, получать стипендию. Но финансовая сторона жизни была далеко не лучезарной. Поневоле приходилось задумываться о будущем... Однажды в Прагу в гости к детям из Ленинграда приехали Константин Боклевский и Флора Борман. Они дали сыновьям Владимиру и Сергею немного денег. В 1923 г. в Праге Владимир женился на Гали. Через некоторое время братья узнали, что в Египте не хватает транспортных предприятий. И молодые супруги, Сергей Боклевский и их верные русские друзья переехали в Египет. Дружная группа русских эмигрантов обосновалась в «городе солнца» – Гелиополисе (или Гелиополе). В наши дни это пригород Каира Миср аль-Джидида. Друзья купили несколько грузовиков и начали заниматься перевозками строительных материалов. При этом одни работали механиками, другие шоферами.

23 июня 1929 г., на второй день Троицы, в Каире родилась Елена Бекиш. В это время в Египте у сыновей гостила бабушка Флора Борман. Ей посчастливилось вдали от России увидеть свою внучку. Во время пребывания в Египте Флора узнала, что в Ленинграде от сердечного приступа умер ее муж Константин Боклевский. Это известие настолько ее потрясло, что в 1930 г. там же, в Египте, она скончалась (похоронена в Гелиополисе).

Елена Бекиш прожила в Египте около четырех лет. Когда конкуренция в транспортном бизнесе стала очень острой, родители решили сменить место жительства. Они узнали, что в столице Сирии Дамаске одна французская транспортная компания продает часть своих акций и ищет управляющих. В 1933 г. большая часть той группы русских эмигрантов, которая десять лет назад перебралась из Праги в Каир, уехала в Дамаск.

Дядя Елены Сергей Боклевский остался в Египте. Он пережил бурную любовную историю. В том же 1933 г. в Египете появилась одна богатая разведенная американка. Познакомившись с Сергеем, она узнала, что он – барон, имеющий свой герб, что ее заинтриговало. Американка вышла замуж за Сергея, также быстро с ним развелась и уехала обратно в США. Там она стала именовать себя баронессой и первым делом нарисовала фамильный герб на своем автомобиле. Сергей же так и остался в Каире. В Египте в те годы снималось много художественных фильмов. Сергей был представительным, статным мужчиной. Он стал актером, играя, в основном, роли англичан. В этой же стране он умер, так больше и не создав семьи.

Переехавшие в Дамаск русские друзья получили акции транспортной компании «Transport transdésertique». В то время автомобильных дорог между Дамаском, Багдадом и Тегераном не было. Ездить приходилось по каменистой пустыне. Это было очень опасно – бедуины нередко нападали на проезжавшие машины, грабили и убивали водителей. Отец Елены, барон Владимир Боклевский, мало что понимал в коммерции; он предпочитал ездить по камням, чем управлять компанией. Перевозил он, в основном, ковры. Некоторые из таких ковров украшают нынешний бельгийский дом мадам Бекиш.

Елена ходила во французскую смешанную школу в Дамаске. Сирия вместе с Ливаном была в те годы французской подмандатной территорией, управлявшейся по мандату Лиги Наций. Родители жили в Дамаске до 1945 г. Там сформировалась небольшая русскоязычная колония. В отличие от Египта, война в Сирии почти не ощущалась. В Дамаске русские эмигранты сначала ходили в сирийскую православную церковь (одна из шести древневосточных Православных церквей, признающих три Вселенских собора, также именуемых «нехалкидонскими» церквями. Именно в Дамаск, согласно «Деяниям апостолов», Христос привел ослепшего фарисея Савла, чтобы вернуть ему зрение и обратить злобного гонителя христиан в великого «апостола язычников» Павла). Затем русская колония сняла дом и на первом его этаже устроила домашнюю русскую православную церковь. Время от времени для проведения службы приезжал православный священник из Иерусалима, а иногда (особенно на свадьбы и крестины) – отец Соломон из сирийской православной церкви, который учился когда-то в семинарии в России и немного говорил по-русски. Во время Второй мировой войны Советский Союз стал обращать пристальное внимание на русскую диаспору в Сирии. Было объявлено, что поскольку новая церковь построена русскими, то она будет находиться в юрисдикции Московского патриархата. Приход был вынужден отказаться от услуг священника из Иерусалима. Для службы в церковь прислали священника из Москвы. После его появления мужчины перестали ходить в церковь. Женщины какое-то время ходили, но потом тоже перестали.

С Дамаском у Елены Бекиш ассоциируются молодость, друзья, война, а также антифранцузская революция. В 1945 г. все французские школы в Сирии были закрыты. Оставшиеся школы должны были преподавать на арабском языке. Родители решили переехать в Ливан. В 1945 г. Елена с мамой и крестной обосновались в столице Ливана Бейруте. Они жили на доставшуюся маме долю в транспортной компании. Отец остался в Дамаске, так как у него было больное сердце и ливанский климат был ему противопоказан. 9 января 1947 г. в Дамаске Владимир Боклевский умер. В этом же году в Бейруте Елена закончила школу (она проучилась в Ливане два последних класса).

Родители давно между собой решили, что Елена уедет учиться во франкоязычную часть Европы. Они не хотели, чтобы дочь вышла замуж за араба. Отец, однако, не любил Францию. Поэтому выбор был небогатым – Бельгия или Швейцария. Выбор пал на Бельгию, во многом из-за советов одного багдадского лекаря, ночевавшего однажды у Боклевских. Сын этого лекаря еще до войны переехал в Бельгию. Он закончил Лёвенский университет и теперь работал в Институте гигиены во Фландрии (позже Елена встретила его в Бельгии). Рас-сказы багдадского лекаря о репутации университета определили окончательный выбор.

В 1947 г. Елена с мамой приехала в Бельгию и поступила в Лёвенский университет на фармацевтический факультет. По словам Елены, это была самая большая глупость в ее жизни. Мама после смерти мужа находилась в глубокой депрессии, и Елене некому было помочь выбрать профессию. Никто не смог ей подсказать, что, будучи сирийской гражданкой, она, если только не выйдет в Бельгии замуж, должна будет вернуться в Сирию или Ливан и жить и работать там. А Елена не говорила по-арабски!

Еще большей была проблема с латинским языком. Его знание было необходимым условием для учебы в университете. Елена изучала латинский язык в школе в течение шести лет, но в школьном аттестате об этом не было упомянуто. О проблеме с латынью Елена узнала примерно через год после начала учебы, но вначале дело не казалась ей столь серьезным. Некий инспектор сказал ей, что она всегда сможет обратиться в Центральное жюри и сдать латинский язык. Именно так и поступила ее подруга-бельгийка. Но Елена в Бельгии была иностранкой, и в конечном счете ей не разрешили сдать экзамен. В результате, после окончания Лёвенского университета ее диплом не был признан государством. В 1952 г. Елена приехала в Париж и в течение года изучала бактериологию в Институте Пастера. Через год был получен аттестат этого института, дававший право работать в лаборатории.

В 1953 г. Елена вернулась к матери в Лёвен. Она работала бактериологом, но из-за отсутствия бельгийского гражданства зарплата была маленькой (до 1962 г. у Елены было сирийское гражданство). В этом же году Елена вышла замуж за Симеона Ивановича Бекиша. С будущим мужем она познакомилась во время учебы в Лёвенском университете. Симеона Елена звала на русский манер Сеней. Фамилия Бекиш, по-видимому, венгерского происхождения, но сама семья Бекишей была русской и происходила из юго-восточного польского города Межиречь. До революции это была Люблинская губерния Царства Польского, находившегося в унии с Российской империей. Отец Симеона, Иван Дмитриевич Бекиш (1892-1981) был священником. В 1944 г. Иван Бекиш эвакуировался вместе с семьей в Германию (в Мюнхен), где служил в лагерях для перемещенных лиц. Симеон до 1947 г. работал на кухне в американском лагере. Из Мюнхена он вместе с родителями переехал в Бельгию, где жил сначала как апатрид. Два года он работал на шахтах, а в 1949 г. поступил на агрономический факультет Лёвенского университета. Друзья принимали его за венгра и называли его Бекéш.

Отец Симеона, Иоанн Бекиш с 1948 г. был настоятелем Свято-Троицкого храма в Шарлеруа. В 1952 г. протоиерей Иоанн уехал с женой Ксенией Бекиш в США, где стал настоятелем Троицкого храма в Мак-Аду (McAdoo) в штате Пенсильвания. В 1953 г. отец Иоанн был избран епископом Токийским и Японским. В этом же году, после смерти жены, он принял монашеский постриг с именем Ириней и был возведен в сан архимандрита. С 1954 г. до конца пятидесятых годов архимандрит Ириней работал в Японии. Его деятельность в Японии была высоко оценена Большим Архиерейским Собором Американской Митрополии, который в 1957 г. возвел Иринея в сан архиепископа. В 1960 г. отец Ириней (Бекиш) стал архиепископом Бостона и Новой Англии, а в 1965 г. на XII Нью-йоркском Всеамери-канском Соборе он был избран главой Американской Православной Церкви.

С 1965 по 1977 гг. архиепископ Ириней был митрополитом всея Америки и Канады. Его предстоятельство было ознаменовано полным примирением Московского Патриархата и Американской митрополии и дарованием последней автокефалии от русской Матери-Церкви в 1970 г. Вскоре после обретения Американской Церковью нового статуса ее Архиерейский Синод даровал митрополиту Иринею, как главе автокефальной Церкви, титул «Блаженнейший». Скончался Иоанн Бекиш 18 марта 1981 г. в Нью-Йорке. Он похоронен на кладбище Южно-Ханаанского Тихоновского монастыря в штате Пенсильвания.

...Итак, в 1953 г. Елена и Симеон поженились. Мама Елены, Гали Боклевская так и не смогла найти общего языка с зятем. В том же году она вернулась в Ливан, где и умерла 28 декабря 1961 г. (По странному совпадению, ее зять Симеон умер тоже 28 декабря, хотя и намного позже.)

Симеон закончил Лёвенский университет и работал сначала в Бельгийском центре промышленности и ферментации, расположенном в Брюсселе (семья жила тогда в Лёвене), а затем нашел работу на Пивоваренном заводе в Вервье. В 1955 г. супруги Бекиш переехали в Вервье. Елена в течение года работала в бактериологической лаборатории, а после годичного перерыва она в течение трех лет работала в текстильной лаборатории (там же, в Вервье).

В 1960 г. у супругов Бекиш родилась дочь Марина. В тот же год в Вервье из Праги приехала бабушка по маминой линии Лидия Лобза. Лидия Лобза прожила у внучки 10 лет и умерла в ее доме в 1970 г. в возрасте 92-х лет. Марина живет сейчас в районе Банё, она замужем за франкофоном фламандского происхождения господином Виндевогель. Супруги воспитывают мальчика Тиля (12 лет). Марина закончила факультет славистики Брюссельского свободного университета и свободно говорит по-русски. С Тилем она старалась разговаривать по-русски, но лишь до тех пор, пока он не пошел в школу. С мамой она разговаривает по-французски.

В 1968 г. у Елены родился сын Олег. Сейчас он хирург-дантист, живет в Вервье, женат на бельгийке, у него две дочери – Софи и Александра. Олег по-русски уже не говорит, но немного понимает. Тем не менее, и Марина, и Олег считают себя русскими.

Когда родилась Марина, супруги сняли дом в деревне напротив Пепинстера, где прожили шесть лет, а в 1966 г. они построили свой собственный дом. В нем Елена прожила с мужем 40 лет. Симеон Бекиш умер 28 декабря 2006 г.

До 65 лет Елена занималась бальными танцами. Вместе с мужем она посещала школу танцев в немецком Аахене, а затем в Льеже. Елена очень любит читать, причем читает понемногу всех русских классиков. Четвертый год подряд она изучает латынь в Льеже, в Университете третьего возраста.

Впервые Елена Бекиш побывала в России в 1983 г. Она приехала тогда в Москву к дочери, стажировавшейся там. В следующий раз она посетила Россию с мужем в 1995 г. для участия в теплоходном круизе по Волге и паломничестве по святым местам. Ей запомнились тесные каюты, отсутствие кофе и мест для умывания. В 2002 г. Елена с подругой совершила теплоходный круиз из Ленинграда в Москву. Корабль уже был более комфортабельным. В Москве Елена посетила Третьяковскую галерею, а в Ленинграде видела Политехнический институт, в котором когда-то работал ее дедушка Константин Боклевский. В России она остро почувствовала, что это – ее родина.

Сейчас Елена Бекиш активно участвует в жизни православного прихода льежской церкви имени святого Александра Невского и преподобного Серафима Саровского. Она бессменный секретарь приходского совета.

 

Льеж

Версия для печати