Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Журнал 2013, 271

Элен Каррер д’Анкосс 

Интервью «Русский путь Элен Каррер д’Анкосс»

 

               В историю и культуру Франции в ХХ веке тесно вплетены имена лучших представителей русской эмиграции. Мадам Элен Каррер д’Анкосс это знает доподлинно, из истории собственной семьи. Дочери беженцев из Российской Империи пришлось самой пройти весь нелегкий путь апатрида, путь интеграции в чужие культуру и общество, – чтобы выстроить свою биографию, которую мы со всей ответственностью можем сегодня назвать блестящей биографией!

               Элен Каррер д’Анкосс (Hélène Carrère dEncausse, урожденная Зурабишвили) – один из ведущих общественных деятелей современной Франции, политолог, историк. Она является постоянным секретарем Académie française с 1999 года, сменив на этом послу Мориса Дрюона. Мадам Каррер д’Анкосс – известный, признанный специалист по русской истории, автор более 20 научных книг; это оригинальный глубокий исследователь политических и культурологических процессов в современном мире. Известность к историку пришла в 1978 году с выходом в свет ее книги «Расколовшаяся империя», в которой д’Анкосс за 20 лет до реальных событий предсказала неизбежный раскол Советского Союза. В 1994 году мадам Каррер д’Анкосс была избрана депутатом Европейского парламента, в 2008 году – почетным зарубежным членом Российской академии художеств. Мадам Каррер д’Анкосс – Grand officier Ордена Почетного легиона (2008), имеет Большой Крест Ордена (2011). Среди многочисленных наград мадам Каррер д’Анкосс есть и российская Большая золотая медаль им. М. В. Ло-моносова, РАН (2009). Сегодня в круг ее профессиональных связей входят президенты крупнейших держав мира, ведущие политики и ученые.

               Мы выражаем искреннюю признательность мадам Элен Каррер д’Анкосс за то, что она любезно согласилась ответить на вопросы «Нового Журнала». Мы также благодарим нашего постоянного автора, исследователя русско-грузинских культурных связей мадам Ирину Дзуцову за проведенное ею интервью.

Редакция НЖ

 

– Госпожа Элен, еще в юности Вы обратились к изучению истории и политологии. Связано ли это с историей Вашей семьи – семьи грузинских и русских эмигрантов? Расскажите о Ваших предках из Российской империи, о том, как они оказались в эмиграции во Франции, как проходил процесс интеграции русских беженцев во Франции?

Элен Каррер д’Анкосс: – Корни мои – русские на 37%, так как мама была наполовину русской, наполовину немкой, а также грузинские, на 37%, ведь мой отец был на три четверти грузин, и на четверть – русский.

            Если копнуть глубже, во мне течет еще и польская, и шведская кровь, но росла я на второй – русской культуре – (первая, естественно, французская культура) и на русском языке, который является для меня родным. Россия – часть моего интеллектуального пути, часть моего жизненного пути. Грузинского языка я не знаю, не знакома я и с реалиями Грузии. Я определяю себя как человека франко-русского. Меня всегда привлекала Россия, русская литература, сопровождающая меня по жизни, история России, далекая и недавняя, изучению которой я посвятила свою жизнь.

            Возможно, мои русские предки, среди которых Орловы (приведшие Екатерину Вторую на трон и завоевавшие Крым для России), Панины (один из представителей этого рода был министром иностранных дел Екатерины Второй, другой – министом юстиции, подписавшим закон об отмене крепостного права, и т. д., список слишком длинен), так вот, возможно, мои предки и подвигли меня на то, чтобы я посвятила свою деятельность России. Но не только предки. Кроме них, конечно же, – Гоголь, Достоевский, Пушкин, Ахматова, которых я читаю всю свою жизнь. Один из близких Пушкину людей, поэт Винивитинов, – тоже был моим предком.

            Моя семья много путешестовала, была открыта миру. Мать родилась в Италии, во Флоренции, которую ее русско-немецкие родители почитали за единственное место, достаточно интернациональное, чтобы жить там в приятной обстановке. Из Италии  мама переехала в Париж, город, ставший одним из центров русской культурной жизни после падения Российской империи. Мой отец, родившийся в Грузии (бывшей тогда в составе Российской империи), приехал в Париж по той же причине, через Турцию. Однако мои родители, космополиты, в совершенстве владевшие пятью языками, не хотели становиться частью собственно эмиграции. Единственной связующей нитью с эмигрантами была Русская Православная Церковь и Русское Христианское Студенческое Движение (РХСД), а также церковь на улице Кримэ (ул. Крымская.Прим. пер.) в Париже, где мои родители венчались.

            Материально им приходилось трудно, как и всем эмигрантам, но они не хотели, чтобы и их дети оставались эмигрантами. В детстве, как и мои родители, я имела статус апатрида, хотя и родилась в Париже, но была воспитана как французский ребенок. С той разницей, что раз в неделю я посещала приходскую школу при русской церкви. Там я изучала религию, культуру и историю России.

– Круг ваших тем как историка-исследователя поразительно широк – от первых Романовых до прогнозирования падения государства советской идеократии (о чем Вы написали еще в 1978 году в книге «Расколовшаяся империя»). Какова Ваша оценка роли Дома Романовых в становлении Российской империи и в том, что случилось с Россией в ХХ веке?

Э. Каррер д’Анкосс: – Мои исследования и центры интереса менялись с географической и хронологической точки зрения. Вначале я заинтересовалась «встречей» России и ислама, затем взаимоотношениями между Средним Востоком и Россией/СССР. Впоследствии я посвятила себя изучению внешней и внутренней политики СССР, дабы понять мир после 1917 года и его разделение на два блока после 1945 года.

            После падения коммунизма меня привлекла тема имперской России. Недавно я завершила исследование истории (охватывающей три столетия) династии Романовых, пытаясь понять, что привело Россию к катастрофе 1917 года. Этот труд показывает, что, несмотря на пережитые в течение веков трагедии, династия Романовых сумела стать блестящей династией, создавшей огромную империю, где в мире жили разные народы и цивилизации. И что политической катастрофы 1917 года можно было избежать при условии политической модернизации России. Почему же модернизационные устремления провалились ?

            Этот центральный вопрос моей книги (переведенной на русский язык). «Русская беда» является и заключительным выводом всей трехсотлетней истории династии Романовых.

– Вы высказали как-то мысль, что Александр III фактически отказался от пути своего отца, императора Александра II. Что, с Вашей точки зрения, вообще было более продуктивным для России: революционное развитие страны, определенное реформами Петра I и его последователей из Дома Романовых или эволюционный путь политики Алексея Михайловича? Как Вы оцениваете правление последнего Императора России – Николая I, с его идеей укоренения в национальной истории в рамках парламентской монархии?

Э. Каррер д’Анкосс: – Русские самодержцы, как великие – Петр Первый, Екатерина Вторая, Александр Второй – так и менее знаменитые, хотя и реалистичные хорошие правители, все они имели общую цель: утверждение России как европейской страны. Но у них были разные концепции русской традиции и даже разные концепции русской идентичности. И все они находились под револиционным давлением, сводившим на нет усилия модернизаторов. Так, Александр Второй, начавший политические реформы, был убит. Если бы ему удалось довести до конца эти реформы, Александр Третий, его сын, свернул бы он с отцовского пути?.. А Николай Второй – испугался бы он реформ? Один из таинственных парадоксов  русской истории – это чередование длинной и триумфальной истории этой династии и трагических моментов, разрушавших амбиции. Заключительный эпизод этой истории – 1917 год, когда Россия, находившаяся на экономическом подъеме до 1914 года и совершившая большой прогресс в политической и социальной сферах (так, Ленин был обеспокоен усилением гражданского общества, деятельностью земств), стала, вопреки иллюзиям Ленина, единственной европейской страной, осуществившей революцию и прожившей три четверти века в системе, рожденной в 1917 году.

– Ваш прогноз – как профессионального историка и политолога, как политика – члена Европейского парламента, – перспектив развития современной России.

Э. Каррер д’Анкосс: – Каковы перспективы постсоветской России? Мое оптимистическое видение базируется на трех элементах :

А) Русские «ликвидировали» коммунистическую систему мирным путем, не пролив крови, без сведения счетов. Какое свидетельство моральной зрелости общества! И этот подвиг совершил не homo sovieticus, а русский человек, возродившийся в 1989 году и движимый высокими моральными требованиями.

Б) Высокая степень образованности российского общества. Это общество с высокой культурой, общество ищущее.

В) Отвага, с которой российское общество прожило период хаоса, испытаний и бедности в постсоветские переходные годы годы. Таким образом проявляет себя гражданское общество, которое продолжает свой путь, начатый в 1991 году.

 

Париж, 2013

 

Перевод с французскогоАльда Енгоян

Версия для печати