Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Журнал 2012, 269

Стихи

Ян Пробштейн

Ян Пробштейн

 

Если слушать не можешь, хотя бы подслушай,

подсмотри, если смотреть не любишь:

там, где сцепились снежинки, как будто души, –

хрупкая связь, которую не разрубишь,

 

ибо нет в невесомости ни весов, ни мер,

не разрубишь бирюльки, словно гордиев узел:

что это – зов небес или музыка сфер?

Невесомая ноша эта сродни обузе.

 

Словно карты, светила ложатся веером вер,

трудно отшельником быть, если ты не дрозд,

здесь даже только что выпавший снег сер,

во сне падаешь вверх – в просветы меж звезд –

 

то ли обуза, то ли крест добровольный.

Падает, падает снег, и ему не больно.

2011

 

 

* *.*

Юре

Беги, дитя, себя,

бойся себя, дитя,

бойся так же, как

паводка, полноводья

рек, уносящих тебя

прочь от тебя самого

к чужим берегам, блазня

изобильем, какое в природе

редко встретишь, но волю

не давай, дитя, и бичу:

втайне любим себя, казня

при всем народе честном

(и не очень) – он будет рад

поглазеть на любую казнь

(и подумать: какой дурак).

Здесь каждый третий распят

и четвертован пятый,

а каждый второйсоглядатай.

 

 

* * *

All the world is a stage.

Shakespeare

Не монтаж, не фанера – живой эфир:

импровизация без репетиций.

Жизнь сценарий, приятель, а сцена – мир,

всё остальное нам только снится.

 

Сколько пленки отснято – версты, мили,

но просмотреть можно только во сне,

и просишь зрителей, чтобы простили –

во сне все видится намного ясней,

 

а потом просыпаешься, словно всадил

ангел в сердце тебе ледяное шило –

мил этот белый свет или не мил,

свет приветствуй, пока его тьма не скрыла,

 

а иначе ты постепенно сойдешь на нет,

но здесь ты не за себя одного в ответе –

прими противоядье из кофе и сигарет,

а потом растворись в работе и в интернете.

 

Суток сутолочь. Сплетен сплетенье. Раж –

жизнь виртуальная слишком порой реальна,

а реальная проходит, словно мираж,

пока не шарахнет шторм восьмибальный:

 

буря, цунами, потоп накроет волной –

катаклизмы нас пробуждают к жизни,

и снова ковчег выстроит новый Ной,

чтобы всякой твари жизнь сохранить на всемирной тризне.

 

Чуть отвернусь – вот он, идет стеной,

не говори: пронесло – черед твой.

2011, Нью-Йорк

 

Версия для печати