Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Журнал 2012, 267

Стихи

Григорий Марк

Григорий Марк

 

Послания вспышками света

по нитям стеклянным скользили

посмертной судьбой в интернете –

на сайтах, мерцающих гнилью

во тьме светоносных просторов,

блуждали забытые души,

до крови разбив себе крылья

о синюю твердь мониторов,

толпой прорывались наружу,

потом озирались с испугом

и медленно, поодиночке

вставали, на боль невзирая,

наощупь искали друг друга –

по букве, по слову, по строчке

себя в метастих собирая,

в подобье Адама Кадмона*.

 

Росла, наполняя до края

восточную часть небосклона,

прозрачная явь его тела,

внутри проплывали планеты

сквозь россыпи звездных спиралей,

лицо, расширяясь, горело

сухим кристаллическим светом.

В нем вместе с прожившими ждали

еще не рожденные.

___________________________

*Адам Кадмон – человек первоначальный, состоящая из света

 первоначальная поэтическая форма человека.

 

 

СЪЕМКА

В мощном свете юпитера таяло

чье-то тело, одетое в пыль.

Человек шел наощупь. Душа его,

словно маленький черный фитиль

в сгустке пламени, скрючилась жалостно

и дрожала от ветра, с небес

ожидая сигнала. Казалось нам,

что он в видимом мире не весь.

Облака – как старухи, летящие

в белом танце во весь окоем,

разметав свои платья. Блестящие

нити искр золотистым дождем

оплетали под треск кинокамеры

человеку глаза. И потух

в центре неба юпитер. Мы замерли –

он входил в царство белых старух.

 

 

* * *

Словно черный осадок огромного дня

на вещах и на лицах сгущалась усталость.

Чернота за окном понемногу сливалась

сквозь глаза с чернотою внутри у меня.

 

И казалось, что ночь и все вещи, все лица

превратились в сообщающиеся сосуды...

Может, уровень черного должен повсюду

одинаковым быть, чтобы не возгордиться?

 

                                                   Бостон

Версия для печати