Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Журнал 2006, 243

Стихи

Уснуть под какой-то шубейкой,
Под чей-то глухой перебор:
...исаич... семеныч... налей-ка...
...рублев... петушки... за бугор...

...в отказе... н.я... на таганке...
Качнет – это поезд? Стоим? –
...аквариум... новые стансы
и сизый предутренний дым.

...до белочки... сердца... желудка...
...шагнул из окна по весне...
Чем ты зачиталась, голубка?
В какой это было стране?
2006

 
* * *
Как ветки ломают – дыхание рвется,
Как ствол омертвелый недобро скрипит...
А здесь, в этом долгом, холодном сиротстве,
Одно расставанье болит и болит.

И мертвый глядится в живого – и та же
Упорная мысль проступает в глазах.
Приметы мои – в муравьиной поклаже
И в жале пчелином на мертвых губах.

И голос чужой отражается в слове,
Но зеркало зрит, а смотрящийся слеп...
И время за край забегает и ловит,
И боль землянику несет в подоле.

 
* * *
Так платит судьба аккуратную пеню
За это зиянье, за эту несвязь, –
И вот, уступая терпенью и зренью,
Садятся, заняв золотые ступени,
Завистник и витязь, сказитель и князь.
И купчая крепость, и подписи кровью
Под брачным контрактом и перечнем прав...
К лицу санбенито, роскошно раскроен,
Но трудно попасть с непривычки в рукав.

И, перстнем блеснув, долговую расписку
Сминает в перстах и бросает в костер.
И горе, сгорев, рассыпается в искры.
...приход: Откровенье, катрен, разговор.

* * *
Душистый хмель февральского тепла
Вот-вот забродит, и до боли ясно,
Что мне зима отпущена была
Как некий срок – и, кажется, напрасно.

И с каждым часом убывает власть,
И в март чужой уже не будет входа...
И эта роль мне плохо удалась.
Начни меня с другого эпизода.
лето 2003, Москва
 

Версия для печати