Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2015, 6

Стихи

 

Юрий Анатольевич Татаренко родился в 1973 году в Новосибирске. Поэт, автор четырех книг стихов. Член Союза писателей России. Победитель открытого городского поэтического турнира (Новосибирск, 2013), открытого областного конкурса «Томск поэтический (Томск, 2013), Международного фестиваля поэзии (Симферополь, 2012). Публиковался в журналах «Сибирские огни», «День и ночь», в «Литературной газете» и др. Живет в Новосибирске.

 

 

Вешняя Лета

Взяли Крым — да из рук брадобрея!
Календарь прячет взгляд в новый день…
Глупый дождь все быстрей и быстрее
С
тавит лайки кругам на воде.

Все спонтанное — значит  с понтами:
Проступает икра сквозь бинты
Н
а троих с государственной тайной
Посидим в Первомай я и ты.

Дедка с бабкой скребут по сусекам:
Колобку в путь-дорогу пора!
Энд и хеппи живут по соседству —
Только видятся в год пару раз…

И над киевским пердимоноклем
Н
а Донце пулеметы заржут…
Срок майдавности не установлен:
После смуты — дежурная жуть.

Триколор на домах и деревьях —
Тех, что чуют пожары нутром
И
«Россия, Донецк, лотерея», —
Шепчет
           молнии на ухо
                              гром.

 

Новейшая история

Ждали мы счастья жить без конвоя,
Ждали мы, глядючи ввысь,
Сильного неба над головою
Ж
дали — не дождались.

Конюх в Малиновке не горожанил,
Зла не искал в голубом,
Кисой ходил Ипполит-каторжанин,
Гоголем — было слабо…

Зелени ждали, с голоду воя,
Красную выхаркав слизь,
Сильного неба над головою
Ж
дали — не дождались.

Роза запала на лавку Анзора,
Сразу открыла стрельбу,
Телеэфир — в криминальных обзорах,
А на балеты — табу…

Выбрали Вову вечным главою,
Думали: все зашибись!
Сильного неба над головою —
Ждали… Не дождались.

Зимы и весны коротки стали нам,
Руки по швам разошлись —
Ждали мы нового,
Ждали мы Сталина,
Ждали мы
Н
е дождались.

 

Бюджетная Россия

Свершилося!
Гамлет — родным не опасен,
Возросшим на песнях блатных,
Катарсис в глубоком культурном запасе
И
в шопинге — смысл выходных.

Трехдневной нетрезвостью не козыряют
Н
а кассе у входа в музей…
Пока человеческий облик киряем
Находимся в стаде друзей.

И саунинг с бухлингом русскую душу
О
т пушкинга уберегут,
Пустые бутылки бомжи обнаружат
На черном речном берегу.

Край неба закатного нежно подоткнут
И
к прошлому нервно пришит.
Плачу подоходный, пока не подохну
В
своей алкогольной глуши!

Рифмуется точка со знаком вопроса,
Со знаком вниманья — постель
П
од карканье стаи ворон-альбиносов
Отмучился век скоростей.

 

Грибной дождь

Для пишущего в рифму приколиста
Стихотворенье — это смех пунктиром.
Таблица в кабинете окулиста
Написана поэтом Велимиром.
Ослепшего художника этюдник —
Хранилище идей и бутербродов…
Моим стихам не нужен поэтюнинг,
Им проще жить без лишних наворотов.
Вселенная рифмуется с пельменной
У
всех, кто пишет ямбом о хорее.
Из пункта А — и сразу в пункт обменный
Решаем, как добраться поскорее.
И гению талант не подотчетен,
И взвод шестидесантников прогуглен,
И снова сметафизики в почете,
Покуда инвалирики в загуле.
Над радугою, вставленною в детство,
Хихикают украдкой занавески.
Поэты погружаются в фуршетство,
Не дописав последней эсэмэски.

 

Призерам «SOCHI-2014»

Постаралась лента новостная
С
делать наших звезд еще известней!
Олимпийцев липовых — не знаю,
О Липницкой — складывают песни…

Узок круг героев настоящих,
Страшно далеки они от мысли,
Что из всех непьющих-некурящих
Лыжник популярней Арамиса

Нет, никто не кланяется в пояс
В
сем пришедшим во втором десятке —
Но за каждый опустевший офис
Гранд мерсипасибочки, ребятки!

 

Урок географии

Стоит у доски в ожидании двойки
И
смотрит в окно второгодник Рашид.
С большой перемены на школьной помойке
Н
а крышке контейнера глобус лежит.
Копейка в копейку — лицо ботанички:
Надутые щеки не в силах втянуть!
На первый попавшийся бок по привычке
У
легся, пузан, «на минутку» вздремнуть —
Ему нипочем ни жара, ни мороз
В своем камуфляже телесно-небесном…
И снова указке вынюхивать место,
Где Волга впадает в анабиоз.

16+

Входная дверь пришпорит тишину,
А та
     с утра
             и так уже
                         вся в мыле!
Щекой прижалась форточка к окну —
И встал завод по производству пыли.
На солнышке воркуют сизари,
И на душе — как будто пух лебяжий,
В шампанском стыд пускает пузыри —
Мы
     весь День знаний
                       провели на пляже.

 

Двадцать лет спустя

Когда ты простой неудачник
(А главное слово — «простой») —
Глотаешь года, как подачки,
И жив суетой-маетой.
Хватает ума и силенок
Д
обраться до дома в пургу —
И тешишься мыслью спросонок:
«Я крут! Я еще! Я могу!»
Иллюзия потенциала —
Реально надежный капкан,
Своим для тебя уже стал он —
Так с пятницей дружит стакан,
А в пору студеного глянца
Отсутствие чистых носков —
С причиною не появляться
Н
а вечере выпускников.
Не верю в графьев Монте-Кристо:
Судьбу обнуляет — петля
Д
авно уже звездная пристань
Не ждет моего корабля.

 

Версия для печати