Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2015, 6

Францисканские штудии. Житие святого Франциска в изложении российских авторов

Архимандрит Августин (Никитин)

 

 

Архимандрит Августин (в миру — Дмитрий Евгениевич Никитин) родился в 1946 году в Ленинграде. В 1969 году окончил физический факультет Ленинградского университета. В 1973 году принял монашеский постриг с именем Августин. Пострижен в монашество митрополитом Никодимом в Благовещенской церкви его резиденции в Серебряном Бору в Москве. В 1974 году им же рукоположен во иеродиакона и иеромонаха. Окончил Ленинградскую Духовную академию (1975), с этого времени — преподаватель, с 1978 года — доцент Санкт-Петербургской Духовной академии.

 

 

 

 

Одним из первых отечественных авторов, составивших жизнеописание святого Франциска Ассизского, была Е. П. Свешникова. В 1886 году трудами И. Д. Сытина в издательстве «Посредник» вышла популярная брошюра, озаглавленная «Франциск Ассизский»1. С этого времени книжечка русской писательницы неоднократно переиздавалась; так, в 1909 году она вышла уже седьмым изданием, и на ее титульном листе значилось: «Допущено Ученым комитетом Министерства народного просвещения в библиотеки низших училищ». Выпускавшаяся в «карманном» варианте, книжечка о святом Франциске предназначалась для широкого распространения в народе по предельно низкой цене.

В 1889 году в научно-литературном вестнике «Труд» появилась статья под названием «Франциск Ассизский»2. Она была подписана криптонимом «Л», за которым скрылся молодой автор — граф Фердинанд Георгиевич де Ла Барт (1870–1915). Он родился во Франции; его отец был французом, мать русской, из дворянского рода Тарновских. После переезда всего семейства в Россию Ф. Г. де Ла Барт в 1890 году поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета3. Статья де Ла Барта о святом Франциске Ассизском — самый ранний опыт будущего известного историка. Однако в этой публикации содержится много ценных сведений о влиянии францисканского духовного наследия на творчество русских писателей. Выход в свет книги Е. П. Свешниковой усилил интерес российских научных кругов к личности святого Франциска. Так, в 1892 году в журнале «Вестник Европы» появилась статья В. И. Герье «Франциск Ассизский, апостол нищеты»4. В эти годы жизнеописание святого Франциска стали включать в пособия, предназначенные для самообразования. Одним из таких сборников была «Книга для чтения по истории средних веков»5. Это пособие было весьма популярно. Одна из глав этого сборника — «Франциск и Доминик» — была написана профессором Московского университета Р. Ю. Виппером.

В конце XIX века на Западе печатались труды П. Сабатье, Э. Жебара, Э. Ренана и других авторов, писавших о святом Франциске. Собрав воедино эти материалы, писательница Э. К. Пименова составила биографию итальянского подвижника6. Эта книга была опубликована Ф. Ф. Павленковым в задуманной им серии «Жизнь замечательных людей» (выходила с 1890-го по 1915 год). Серией Флорентия Федоровича Павленкова были охвачены выдающиеся люди — основатели религий и святые, философы и музыканты, ученые и полководцы, путешественники и изобретатели. Позиция издателя в области религиозной — объективное изложение деятельности того или иного подвижника.

В предисловии к биографии святого Франциска Э. К. Пименова писала: «Франциск Ассизский не думал ни о преобразовании церкви или свержении ее недостойных служителей, ни о восстановлении монашества и удалении от мира. Он стремился лишь к обновлению душ путем возрождения христианства в его первобытной чистоте; он жаждал увлечь Церковь на путь усовершенствования, пробудить в ней стремление к евангельскому идеалу»7.

Примечательная биография самой Эмилии Кирилловны Пименовой (1855–1935). Ее мать была полячкой по происхождению; польское восстание 1863 года, участие в нем деда Эмилии поставили семью в известную оппозицию к русскому правительству. Но тем не менее журналистская работа Э. К. Пименовой началась в официозном издании — газете «Гражданин» (издатель — князь Мещерский). Однако, когда в начале 90-х годов в Петербурге возник журнал для юношества «Мир Божий», Э. К. Пименова стала одним из самых ревностных его сотрудников. Издавая жизнеописание основателя ордена францисканцев, отечественная исследовательница старалась как можно более достоверно изложить биографию католического святого. «Жизнь Франциска Ассизского сама по себе так хороша, что не нуждается в прикрасах, и духовные авторы оказывают ему плохую услугу, стараясь выделить из среды всего остального человечества, как будто он не имеет с ним ничего общего, — писала Э. К. Пименова. — Такие авторы, стремясь окружить Франциска как можно более лучезарным сиянием, представить его как отмеченного божественной печатью с самого рождения, как «родившегося святым», а не сделавшегося им впоследствии, быть может, и возвышают его в глазах суеверных людей, но тем не менее лишают его жизнь той поучительности, которую она должна бы иметь»8.

Книга Э. К. Пименовой о святом Франциске разделила участь всех остальных изданий, вышедших в названной серии. В Советской России эта серия была трансформирована в горьковскую «ЖЗЛ»; с этого времени Биографическая библиотека Павленкова не переиздавалась и фактически была выключена из культурного обихода на несколько десятилетий.

В павленковской серии издавались биографические описания таких религиозных деятелей, как Мухаммед, Савонарола, Торквемада, Лойола. Эти выпуски были весьма популярны. как в широких читательских кругах, так и в среде представителей религиозно-философской мысли. Личность святого Франциска много значила в семье известного русского историка Сергея Михайловича Соловьева (1820–1879). Его сыновья: старший Владимир (1853–1900) и младший Михаил (+ 1903) — были почитателями итальянского подвижника. По словам племянника В. С. Соловьева — С. М. Соловьева (1885–1942) (сын Михаила Сергеевича), «в обоих братьях были ярко выраженные черты святого Франциска Ассизского. Владимир Сергеевич склонял брата написать биографию „серафического отца“ для павленковской серии биографий»9.

Впоследствии Владимир Соловьев решил сам приступить к этому делу, что видно из письма, датированного 1896 годом. «О святом Франциске Павленков даст ответ через несколько времени. Он кому-то уже заказан, но не окончательно. Я ему всячески внушал о себе»10, — сообщал он брату Михаилу. (Как мы знаем, этим «кем-то» была Э. К. Пименова.)

Перу В. С. Соловьева принадлежит жизнеописание основателя ислама — Мухаммеда. Сравнивая его биографию с некоторыми героями павленковской серии, русский философ отмечает: «Кроме пророков, собственно так называемых, многие другие исторические лица, более или менее близкие к пророческому типу, уходили в пустыню и на более долгие сроки, чем Мухаммед: так например, Шакьямуни-Будда, апостол Павел, Иоанн Златоуст, Франциск Ассизский, Раймунд Люллий, даже Игнатий Лойола»11.

Как видим, святой Франциск поставлен здесь в один ряд с Мухаммедом и Буддой. Но в отличие от Льва Толстого, Владимир Соловьев не уравнивал их служение в религиозной сфере, что следует из его строк, опять-таки имеющих отношение к павленковским персонажам. «Вот деятели, прославленные в области религиозной: Мухаммед, Савонарола, Лютер, Кальвин, Игнатий Лойола, Фокс, Сведенборг, — пишет Соловьев, — все могучие проявления человеческой природы, но попробуйте по совести сравнить их с Христом! Отчего, наконец, те исторические лица, которые наиболее приближаются к нравственному идеалу, например, святой Франциск, решительно признают свою прямую зависимость от Христа, как от высшего существа?»12

В ряду авторов, писавших о святом Франциске, заметное место занимает Зинаида Афанасьевна Венгерова (1867–1941). Известная исследовательница, она в 1897 году издала свой сборник статей, и среди них — эссе «Франциск Ассизский»13. В предисловии к своему сборнику она отмечала, что часть статей, вошедших в него, ранее публиковалась ею в периодической печати: «Настоящие очерки были помещены в „Вестнике Европы“, „Северном Вестнике“, „Мире Божием“, „Образовании“ и появляются здесь в дополненном виде»14. Отечественная исследовательница с теплотой отзывается о святом Франциске; вот несколько строк, посвященных ею подвижнику из Ассизи: «Он учил людей милосердию не во имя эгоизма, ожидающего награды за добродетель, а во имя чистой, бескорыстной любви; проповедь эта привлекала толпы последователей потому именно, что она исходила от смиренного мирянина, заменившего языческое задабривание сурового божества молитвой, т. е. внутренним общением с предметом своего поклонения, источником вечной, бесконечной любви»15.

В 1907 году сборник статей З. А. Венгеровой «Литературные характеристики» был переиздан, и в его состав снова было включено эссе о святом Франциске. Как и в предыдущем издании, читатели могли найти здесь много серьезных суждений об основателе нищенствующего ордена. «Франциск Ассизский стремился к свободе в основных вопросах духа, в отношениях человека к религии и Церкви. Кроткий и наивный во всех своих действиях, погруженный в себя и стремясь лишь к самоусовершенствованию, Франциск произвел великую реформу, сам не сознавая в себе реформатора, — писала З. А. Венгерова. — Эта непосредственность и простота составляют главное обаяние личности Франциска и показывают торжество идей Возрождения в самом их зародыше»16.

В начале XX века увидела свет монография С. А. Котляревского17. В предисловии сочинения автор так сформулировал задачу своего исследования: «Наша цель — изучить образование францисканского ордена и его отношения к Римской курии. Мы должны начать с характеристики личных идеалов Франциска и того осуществления, которое получили эти идеалы в первоначальной обшине его учеников»18.

В этом обширном трактате, представлявшем собой магистерскую работу ученого, первая глава полностью посвящена жизни и деятельности святого Франциска. Подчеркивая надконфессиональное значение этого католического святого, С. А. Котляревский пишет: «Личность Франциска Ассизского, производившая такое неотразимо-чаруюшее впечатление на всех исследователей, которые к ней подходили, навсегда останется тем светлым воспоминанием, перед которым преклоняются все партии и все направления»19. В самом сжатом виде отрывки из работы Котляревского были напечатаны в энциклопедических изданиях20.

В начале ХХ столетия на Западе продолжали выходить труды, посвященные святому Франциску; с учетом их разрабатывали эту тему и отечественные исследователи. Среди них — Владимир Иванович Герье (1837–1919), издавший в 1908 году книгу о святом Франциске21.

В. И. Герье с 1865 года был профессором Московского университета; в 1872 году он основал женские курсы в Москве; написал учебник по истории для семинарских курсов.

В книге о святом Франциске В. И. Герье дал свод всего того, что было опубликовано в русской литературе о францисканском источниковедении. Поводом для написания книги были две лекции, прочитанные Герье в Москве на систематических публичных курсах. В 1892 году эти лекции (с дополнениями) были напечатаны в «Вестнике Европы»22. О том, как продолжалась работа над составлением жизнеописания святого Франциска, повествует сам автор. «Когда несколько лет спустя в Италии на досуге я возвратился к Франциску, оказалось, что за последнее десятилетие были опубликованы недоступные раньше источники по истории Франциска и необыкновенно развившаяся литература о нем, — пишет В. И. Герье. — Таким образом, мой очерк обратился в книгу»23.

В. И. Герье писал о личности святого Франциска и в других своих сочинениях24. Свою позицию в отношении западной аскетики и деятельности виднейшего из ее представителей В. И. Герье формулировал вполне определенно. «Франциск нам не чужой; он не отошел от нас в прошлое, а своим, основанным на евангельском совершенстве идеализмом, живет вечно, как вечен и этот идеализм, — писал отечественный ученый. — Способы осуществления евангельского совершенства бывали различны, но никто не осуществлял его смиреннее, искреннее и трогательнее и никто не вложил в него столько любви как христолюбивейший бедняк из Ассизи»25.

На страницах своей книги В. И. Герье подробно рассматривает житие святого Франциска, написанное Фомой Челанским (с. 289–318. Свой монументальный труд Владимир Иванович завершает такими словами: «Идеалы меняются с веками, но идеализм вечен. Франциск представляет собою пример идеализма, охватившего и преобразовавшего всего человека, и потому он мог сказать, что поставил себе целью обращать всех людей более примером, чем словом. Потому же он останется навсегда бессмертным типом христианского идеализма, вновь расцветшего на итальянской народной почве»26.

В 1911 году в Москве вышел сборник «Сказания о бедняке Христовом»27. В этой книге были собраны разнообразные материалы из францисканского духовного наследия. Вводная статья, в которой излагалось житие святого Франциска, была написана «Сергеем Северным». Это — литературный псевдоним, которым пользовался в ранний период своей научной деятельности Сергей Николаевич Дурылин (1877–1954). В 1914 году он окончил Московский археологический институт, но к этому времени он уже являлся автором целого ряда статей, которые он иногда подписывал такими псевдонимами, как С. Северный, С. Раевский, Д. Николаев и др. В 1920 году С. Н. Дурылин был рукоположен в сан священника28, но в дальнейшем не мог продолжать церковное служение и трудился лишь на литературном поприще. (В 1945 году С. Н. Дурылин стал профессором, доктором филологических наук.) Ранние статьи Дурылина, подписанные псевдонимами, не вошли в посмертный перечень его публикаций29. Но все же в кратком очерке о его научной деятельности было упомянуто о том, что «в некоторых ранних статьях С. Н. Дурылина были заметны идеалистические воззрения»30.

«Идеалистические воззрения» С. Н. Дурылина проявились и при издании «Цветочков святого Франциска Ассизского» — книги, вышедшей в издательстве «Мусагет» в 1913 году. Выступая под своей настоящей фамилией, С. Н. Дурылин написал вступительную статью к «Цветочкам». «„Фиоретти“ — это святой Франциск Ассизский, а святой Франциск — это христианин не только шедший, но и пришедший ко Христу вместе с миром и природой, которых он вел к Сыну Божию»31, — такими словами заканчивает С. Н. Дурылин свое предисловие к «Цветочкам».

В 1912 году увидело свет сочинение М. В. Лодыженского «Свет незримый»32. Эта книга стала вторым томом «Мистической трилогии» автора. Четвертая глава трактата была посвящена жизни святого Франциска; пятая глава носила название «Мистика святого Серафима (Саровского.А. А.) и мистика святого Франциска». Составляя житие святого Франциска, М. В. Лодыженский пользовался сочинениями зарубежных авторов, таких, как П. Сабатье33, Э. Жебар34 и др. Особое внимание автор уделил книге датского исследователя И. Йергенсена35. «Главным материалом для сведений о Франциске послужило нам недавно вышедшее исследование о жизни Франциска, написанное датчанином Йергенсеном, — сообщает М. В. Лодыженский. — Это исследование основано на прежде имевшихся и вновь проверенных критикой данных о католическом святом. Означенное исследование весьма полное; оно заключает в себе все, что можно было собрать более или менее достоверного о Франциске»36.

В своем отзыве на книгу «Свет незримый» профессор Московской духовной академии С. С. Глаголев писал: «Книга Лодыженского полезна и назидательна»37. Что же касается личности самого автора, то «Лодыженский не принадлежит к числу профессиональных ученых», — пишет С. С. Глаголев, замечая при этом, что этот «мирянин порою может наставить профессионального богослова»38.

1912 год был особенно «урожайным» для отечественной францисканистики. В Петербурге вышла «Книга о святом Франциске»39. В большом предисловии В. Конради пишет: «Франциск еще при жизни был окружен целым венком сказаний, сказания не могут отсутствовать и в книге о нем. Но эти „цветочки“ легенды распускаются на стебле исторической действительности, которую мы находим в двух биографиях брата Фомы Челанского и в Speculum perfectionis»40.

Для читателей, незнакомых с этими сказаниями, В. Конради приводит краткие пояснения. Используя общепринятые обозначения житий святого Франциска, составленные Фомой из Челано (Vita I (краткое) и Vita II (более пространное)), В. Конради замечает: «Vita I написана была два года после смерти Франциска, в 1228 году; Vita II в 1246 году»41. Что же касается третьего источника — «Speculum perfectionis», то, по мнению В. Конради, это житие «основано на записках и рассказах брата Льва, ближайшего друга и ученика Франциска»42. Излагая биографию святого Франциска, В. Конради предпринял попытку сочетать материалы этих трех житийных источников, выбрав наиболее достоверные и ценные сведения, содержащиеся в них.

Приглашая читателей к знакомству с житием святого Франциска, В. Конради так отзывается об этом подвижнике: «Никто не осуществил в такой полноте и чистоте евангельский идеал. И хотя мы так же далеки от этого идеала, как Италия ХIII века, но образ Франциска не утерял своего очарования. Верующие и неверующие одинаково преклоняются перед ним как перед одним из самых возвышенных и прекрасных представителей человечества»43.

Значительный вклад в францисканистику внес Лев Платонович Карсавин (1882–1952) — русский философ, с 1912 года — профессор Петербургского университета. В 1920-х годах он участвовал в Берлине в деятельности Религиозно-философской академии; впоследствии переехал в Литву и с 1928 года был профессором Каунасского университета, а с 1940-го по 1946 год — профессором Вильнюсского университета. Скончался он в заключении в 1952 году. Перу Л. П. Карсавина принадлежит ряд статей, посвященных жизнеописанию святого Франциска Ассизского44. Идеи, высказанные в этих статьях, Л. П. Карсавин развивал в других публикациях по данной теме45.

Еще одна монография Л. П. Карсавина — «Очерки религиозной жизни в Италии ХII–ХIII веков»46; две главы здесь также были посвящены святому Франциску и его ордену. О деятельности бедняка из Ассизи повествуется и в другой монографии русского философа — «Монашество в средние века»47.

Как и В. Конради, Л. П. Карсавин стремился к тому, чтобы в биографии святого Франциска не было ничего вымышленного. «Когда приходится выбирать между субъективизмом Сабатье и слепой верой ортодоксальных писателей, когда биография невозможна, лучше от нее отказаться, ограничив свои стремления пределами возможного»48.

Монография Л. П. Карсавина вызвала положительные отклики в научных кругах. Основатель петербургской школы медиевистики И. М. Гревс (1860–1941) опубликовал пространную рецензию, посвященную этой книге49. Будучи научным наставником Карсавина, он рассказывает о возникновении и развитии интереса к теме, который возник «еще в университетском семинарии по средневековой истории, и составленный им тогда доклад об уставах францисканского ордена стал зерном дальнейших занятий по данному вопросу... От корня юношеских „францисканских штудий“, в одушевлении напряженной работы, совершавшейся на подлинной почве Италии в продолжении двух лет, выросло уже большое целое»50.

В сочинении Л. П. Карсавина прослеживается история женской ветви францисканского ордена, основанной сподвижницей святого Франциска — Кларой Оффредучи. В ХIII главе под названием «Религиозные организации мирян» имеется раздел, посвященный «третьей ветви» францисканского ордена («терциарии») — братству мирян — друзей францисканской монашеской общины («Терциарии и францисканцы»). «Главы, посвященные францисканскому движению в широком смысле, справедливо признать лучшей частью обширного труда Л. П. Карсавина, — пишет И. М. Гревс о книге своего ученика. — Особенно крупная заслуга принадлежит историку в области исследования источников для этой трудной проблемы первостепенной важности. Серьезные результаты его работы здесь лягут, как крепкий камень, для закладки фундамента будущего францискановедения»51.

Что касается источников, упомянутых в рецензии И. М. Гревса, то здесь наиболее важным представляются такие литературные памятники францисканского наследия, как Уставы, Легенды Фомы Челанского, а также Уставы терциариев. По мнению Гревса, «автор произвел систематический пересмотр всех легенд и компиляций о жизни и деле святого Франциска Ассизского, сложившихся в ХIII веке и в начале ХIV, вступая и в круг памятников более поздних»52.

Учеником и последователем И. М. Гревса в области медиевистики был также и Петр Михайлович Бицилли (1879–1953). И хотя в научных дискуссиях П. М. Бицилли и Л. П. Карсавин нередко были оппонентами, каждый по-своему внес достойный вклад в развитие отечественной францисканистики. Перу П. М. Бицилли принадлежит монография под названием «Салимбене»53. П. М. Бицилли рассматривает «Хронику» монаха-францисканца Салимбене, охватывающую период с 1282-го по 1287 год. Этот источник по религиозной жизни Италии ХIII века особенно ценен тем, что его составление было начато в век кончины святого Франциска (1226)54.

В работе «Элементы средневековой культуры» П. М. Бицилли проанализировал несколько житийных источников, в частности «Житие», принадлежащее перу Фомы Челанского. Вот как Бицилли оценивает этот церковно-литературный памятник: «Фома (Челано) далек от мистики... Главный источник вдохновений Фомы Челанского — „Жития святых отцов“ и восходящая к ним литература, в особенности писания Григория Великого и Сульпиция Севера... На первый план у него выдвинуты внешние обстоятельства жизни святого... Во Франциске он лучше знает „внешнего человека“, чем „внутреннего“»55.

П. М. Бицилли сопоставляет житие святого Франциска, принадлежащее Фоме Челанскому (+1255), с жизнеописанием «бедняка из Ассизи», составленным генеральным настоятелем францисканского ордена святым Бонавентурой (+1274). «Что ставит произведение святого Бонавентуры на недосягаемую высоту по сравнению со всеми житиями того времени — это поразительная внутренняя логичность, изумительная выдержанность единственно верной точки зрения на историю человеческой жизни как на историю закономерного непрерывного развития духа»56, — пишет П. М. Бицилли.

Дореволюционная библиография произведений, повествующих о святом Франциске, была бы неполной, если не упомянуть еще о двух книгах, вышедших уже в разгар Первой мировой войны. Речь идет о популярной брошюре карманного типа, выпущенной издательством «Вера»: «Франциск Ассизский» (М., 1915). Другая книга, озаглавленная «Св. Клара» (М., 1916), была написана двумя авторами: Т. Сапожниковой и Д. Зандберг. Это произведение с подзаголовком «Исторический роман для юношества» посвящено Кларе Оффредучи, основательнице женской ветви францисканского ордена. И вполне понятно, что ее жизнеописание излагается в неразрывной связи с деятельностью святого Франциска.

В первые послереволюционные годы еще появлялись работы, в которых медиевисты касались францисканских тем; впоследствии свободная разработка всех подобных тем стала невозможной. И отечественные исследователи должны были пользоваться зарубежными изданиями, посвященными святому Франциску. Так, автор монографии «Итальянское Возрождение» (Л., 1947) М. А. Гуковский пишет: «Переводы источников о Франциске Ассизском мы цитируем по изданию „Книги о святом Франциске (СПб., 1912)“»57. Оторванный на десятилетия от западных источников, тот же автор тем не менее должен был сделать любопытное заявление: «Научная литература о святом столь огромна и растет столь неудержимо и беспрерывно (см. хотя бы регулярно выходящий журнал „S. Fransesso“), что ссылаться на нее совершенно бесполезно»58.

Но в русском зарубежье продолжали выходить книги и статьи, посвященные святому Франциску. О нем писали Борис Константинович Зайцев (1881–1972), Владимир Алексеевич Смоленский (1901–1961), Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865–1941). Жизнь бедняка из Ассизи привлекла внимание поэтессы и журналистки Тамары Антоновны Величковской (1908–1999). «Расцвет Величковской как историка и журналиста пришелся на шестидесятые–восьмидесятые годы. В это время она создала циклы исторических очерков, время от времени помещавшихся на страницах „Русской мысли“; здесь же печатаются десятки ее рассказов, рецензий и статей, — отмечалось в ее некрологе. — Наибольшую известность принесли ей работы о Леонардо да Винчи, Савонароле, о поэзии Микеланджело. Пересказ в отдельных очерках житийного повествования о святом Франциске Ассизском — едва ли не лучшее русскоязычное жизнеописание этого святого, столь любимого русскими эмигрантами»59.

В последнее десятилетие и российские исследователи постепенно возвращаются к францисканским штудиям. Из недавно вышедших трудов заслуживает внимания монография В. Л. Рабиновича под названием «Исповедь книгочея, который учил букве, а укреплял дух»60. Четвертый раздел книги, озаглавленный «Урок Франциска, который не учил ничему, а только и делал, что жил», написан в виде философских размышлений на вольную тему. Авторская речь здесь перемежается со вставками из «Цветочков святого Франциска»; текст этих отрывков (главы 8, 9 и 21) приводится в переводе А. П. Печковского (по изданию «Цветочков» 1913 года).

О жизни святого Франциска рассказывается и на страницах российской католической печати. Так, в журнале «Истина и жизнь» в 1994 году появилась статья А. Калмыковой под названием «Он видел Господа. Св. Антоний Падуанский»61. Здесь речь идет о святом Франциске — в связи с деятельностью его ученика и последователя — святого Антония Падуанского (1195–1231).

Однако «вторая волна» российской францисканистики более связана с переизданием сочинений дореволюционных авторов. В 1992 году была выпушена книга «Свет незримый» М. В. Лодыженского62. В том же году вышло в свет переиздание книги Л. П. Карсавина «Монашество в средние века»63. На этот раз книга русского ученого, погибшего в лагерях (1952), была рекомендована «в качестве учебного пособия комитетом по высшей школе Министерства науки». Текст книги предваряло предисловие М. А. Бойцова, в котором излагалась биография Л. П. Карсавина. В этой книге, как и ранее, святому Франциску и его ордену были посвящены ХI и ХIII главы.

В свое время Л. П. Карсавин проанализировал «Источники раннего францисканства» и, в частности, «Легенды Фомы Челанского»64. Спустя восемьдесят пять лет на страницах журнала «Литературное обозрение»65 О. А. Седакова опубликовала свой перевод биографии святого Франциска. Ею были переведены следующие отрывки: «Второе житие святого Франциска Ассизского, составленное Фомой Челанским. Раздел: Любовь святого Франциска к молитве» и «Созерцание Творца в творениях».

Ольге Седаковой принадлежит также перевод «Похвалы добродетелям» и «Приветствие Пресвятой Деве», опубликованный в 1997 году66 на страницах православной печати. В том же журнале и в том же цикле — «Хвалы и молитвы святого Франциска» — помещены переводы, выполненные С. С. Аверинцевым: это «Молитва перед Распятием», «Молитва о любви», «Песнь благодарения во всех тварях Божиих». Завершает францисканский цикл «Молитва о мире» и «Призыв к братьям» (перевод Е. Широниной).

В 1994 году издатели рижского альманаха «Христианос» (вып. III, 1994) поместили «Житие святого Франциска Ассизского», составленное еще в 1906 году А. В. Ельчаниновым (1881–1934) (с 1905 года — секретарь Московского религиозно-философского общества имени Вл. Соловьева; с 1921 года — в эмиграции; в 1926 году принял сан священника).

В 1995 году была переиздана книга П. М. Бицилли «Элементы средневековой культуры»67; здесь, как и ранее, много места уделялось житийным источникам, повествующим о святом Франциске. Почти через сто лет со времени своего первого выхода в свет была переиздана книга Э. К. Пименовой о святом Франциске. В 1995 году ее выпустили сразу два издательства — московское «Республика»68 и челябинское «Урал»69.

Оба издательства выпустили «пименовскую» биографию святого Франциска в сборнике, составленном из книг «Биографической библиотеки» Ф. Павленкова. Уральское издание книги о святом Франциске было украшено его портретом, «гравированным в Лейпциге Геданом». В кратком издательском предисловии, предваряющем публикацию, отмечалось, что идеи святого Франциска «были народными идеями, и он воплощал в себе душу итальянской нации совершенно так же, как воплотил ее позднее Данте»70.

Материалы о жизни святого Франциска, изданные за последние годы, были настолько исчерпывающими, что последующие издания на францисканскую тематику должны были заполнять новые «ниши». Одной из таких книг явился первый том «Францисканского наследия», озаглавленный «Франциск Ассизский. Сочинения»71. Основной текст предваряет пространная статья В. Л. Задворного «Св. Франциск и история францисканского ордена». «Учитывая то, что на русском языке имеется много книг о жизни святого, — пишет В. Л. Задворный, — мы сочли целесообразным остановиться более подробно не на биографии Франциска, а на некоторых аспектах его духовности, а также на главном произведении: его жизни — францисканском ордене и его почти восьмивековой истории»72.

В статье В. Л. Задворного кратко излагается житие святого Франциска и его ранние биографии. Для российских читателей особый интерес представляют главы «История францисканского ордена» и «Францисканцы в России», поскольку ранее воедино эти сведения в русской печати собраны не были. Здесь упоминаются те предстоятели Римско-католической церкви, которые были членами францисканского ордена; это римские папы Николай IV (1288–1292), Сикст IV (1471–1484), Сикст V (1585–1590), Климент XIV (Ганганелли, 1769–1774).

В первом томе «Францисканского наследия» тексты сочинений святого Франциска помещены параллельно на латыни и на русском языке. Это такие произведения святого Франциска, как «Наставления», «Уставы», «Завещания», «Послания», «Молитвы и гимны» (переводы Е. Широниной и К. Клюшникова). В этом сборнике также помещены краткие сочинения, приписываемые святому Франциску. Все публикуемые тексты сопровождаются краткими комментариями В. Л. Задворного.

Во введении к этой книге отца Ланфранко М. Серрини (генеральный министр OFМ Соnv.) пишет: «Я с удовольствием представляю это издание произведений святого Франциска на русском языке. Это дань уважения, приносимая нашими собратьями, работающими в России, русскому народу, которому доступнее станет проповедь Бедняка из Ассизи и усвоение его духовной вести»73.

Здесь же помещено предисловие от составителей сборника «Францисканское наследие»; свою задачу они видят в том, чтобы «познакомить широкий круг читателей с той духовностью, идеями и мистическим опытом, которые вот уже на протяжении почти восьми столетий вдохновляют многие тысячи людей, объединенных особым почитанием святого Франциска»74.

В 1997 году журнал «Православная община» — печатный орган Свято-Филаретовской московской высшей православнохристианской школы — опубликовал сразу две статьи, посвященных святому Франциску. Одна из них принадлежит перу священника Георгия Кочеткова75; она была написана еще в 1983 году, в годы его обучения в Ленинградской (ныне — Санкт-Петербургской) духовной академии. Поводом для написания статьи явилась тема, предложенная студентам третьего курса в качестве семестрового сочинения: «Жизнь и деятельность cв. Франциска Ассизского (1182–1226) в оценке русской православной мысли». Блестящая работа, написанная на высоком научном уровне, заслуживала публикации на страницах церковной печати, но в «застойные восьмидесятые» это было сделать невозможно, и статья шла к читателям целых четырнадцать лет. Как сказала А. А. Ахматова, «в нашей стране автор должен жить долго»...

Статью отца Георгия Кочеткова предваряет эссе С. С. Аверинцева, озаглавленное: «„Цветики милые братца Франциска“: итальянский католицизм русскими глазами». В название вошла строка из стихотворения Михаила Кузмина, посвященного Умбрии и святому Франциску; на страницах журнала Сергей Сергеевич размышляет о взаимовлиянии духовного опыта Восточной и Западной церквей. В статье дается ответ на вопрос: чем объяснить такую популярность святого Франциска в России начала ХХ века? «На Западе, постепенно открывают того итальянского святого, которому и в России суждено было стать тем же, чем он стал в странах Европы, в особенности, пожалуй, протестантских, — любимым святым интеллигентов, далеких от католицизма: Франциска Ассизского, — пишет Сергей Сергеевич. — Открытие это происходило постепенно: отметим роль исследований Поля Сабатье и гейдельбергского искусствоведа Тоде, имевших немалый резонанс и в России. И вот пришло время, когда русская цензура на двенадцать лет — от октябрьского манифеста 1905-го до октябрьского переворота 1917-го — перестала противиться проникновению католических сюжетов. Это двенадцатилетие сделало возможным множество русских публикаций, так или иначе связанных с Ассизским Беднячком»76.

В заключение приведем еще несколько строк из той же статьи. По словам С. С. Аверинцева, «если Франциск не является лицом, официально „прославленным“ Русской православной церковью, то он, вне всякого сомнения, — один из неофициальных небесных заступников русской литературы»77.

 

__________________

1 Франциск Ассизский (Рассказано Е. П. Свешниковой). М., 1886.

2 «Л». Франциск Ассизский // Журнал «Труд». Т. III. № 17. 1 сентября 1889 г. С. 482–495.

3 Ф. Г. де Ла Барт. Публикация П. Р. Заборова. // Наследие Александра Веселовского. Исследования и материалы. СПб., 1992. С. 329. Примеч. 4.

4 Герье В. И. Франциск Ассизский, апостол нищеты // Вестник Европы. 1892. Май. С. 86–111; июнь. С. 519–545.

5 Книга для чтения по истории средних веков / Под ред. проф. П. Г. Виноградова. Вып. 2. М., 1897.

6 Пименова Э. К. Франциск Ассизский. Его жизнь и общественная деятельность. СПб., 1896.

7 Там же. С. 8.

8 Там же. С. 9.

99 Соловьев С. М. Жизнь и творческая эволюция Владимира Соловьева. Брюссель, 1977. С. 48.

10 Соловьев В. С. Письма. Т. IV. Пг., 1923. С. 134.

11 Соловьев В. С. Собрание сочинений. Т. IX. Брюссель, 1966. С. 311. Статья: «Значение поэзии в стихотворениях Пушкина».

12 Указ. соч. Т. VIII. Брюссель, 1966. С. 223. Оправдание добра.

13 Венгерова З. А. Литературные характеристики. СПб., 1897. Кн. I. Глава «Франциск Ассизский».

14 Там же. С. III (предисловие).

15 Там же. С. 317.

16 Указ. соч. СПб., 1907. С. 316.

17 Котляревский С. А. Францисканский орден и Римская курия в ХIII и ХIV веках. М., 1901.

18 Там же. С. 19.

19 Там же. С. 19.

20 См., напр.: Христианство. Энциклопедический словарь. Т. III. М., 1995. С. 150–152.

21 Герье В. И. Франциск Ассизский, апостол нищеты и любви. М., 1908.

22 Герье В. В. Франциск Ассизский, апостол нищеты // Вестник Европы. 1892. Май. С. 86–111; июнь. С. 519–545.

23 Герье В. И. Франциск Ассизский, апостол нищеты и любви. М., 1908. С. 1–2.

24 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. З6-а (72-й полутом). СПб., 1902. С. 522–529; Западное монашество и папство. М., 1913; Расцвет западной теократии. М., 1916.

25 Герье В. И. Франциск Ассизский, апостол нищеты и любви. М., 1908. С. 2.

26 Там же. С. 345.

27 Сказания о бедняке Христовом (Книга о Франциске Ассизском). М., 1911.

28 Фудель С. И. Воспоминания о С. Н. Дурылине // Вестник РХД. № 123. Париж; Нью-Иорк; М., 1977. С. 212.

29 Список работ С. И. Дурылина // Сообщения Института истории искусств. № 6. Театр. М., 1955. С. 110–118.

30 С. Н. Дурылин. Краткий очерк научной деятельности. Там же. С. 105.

31 Цветочки святого Франциска Ассизского. М., 1913. С. ХХХII (предисловие).

32 Лодыженский М. В. Свет незримый. СПб., 1912.

33 Сабатье П. Жизнь Франциска Ассизского. М., 1895.

34 Жебар Эмиль. Мистическая Италия. СПб., 1900, главы 3 и 5.

35 Iorgensen Iohannes. Saint Francois d’Assise. Paris, 1910.

36 Лодыженский М. В. Свет незримый. Изд. 2-е. Пг., 1915. С. 88.

37 Богословский вестник. № 6. 1914. Отдел критики. С. 385.

38 Там же. С. 382–383.

39 Книга о св. Франциске. СПб., 1912 (ч. 1. Celano, ч. 2. Speculum, ч. 3. Fioretti). Перевод и предисловие В. Конради.

40 Там же. С. ХV (предисловие).

41 Там же. Примеч. 1.

42 Там же. Примеч. 2.

43 Там же. С. II–III (предисловие).

44 Карсавин Л. П. Speculum perfectionis и его источники. Speculum perfectionis, Scripta Leonis и Speculum Лемменса // ЖМНП. 1908. Июль. С. 103–141; продолжение: Speculum и легенды Челано // ЖМНП. 1909. Май. С. 22–56; окончание: Speculum, Actus и Leggenda antica // ЖМНП. 1910. Январь. С. 92–120.

45 Карсавин Л. П. К вопросу о Speculum perfectiones (Списки Speculi и Leggenda Antiqua) // Историческое обозрение. 1909. Т. 15, C. 1–21; Церковь и религиозные движения ХII–ХIII веков // Голос минувшего. № 7. Июль. 1913. С. 59–60.

46 Карсавин Л. П. Очерки религиозной жизни в Италии ХII–ХIII веков. СПб., 1912.

47 Карсавин Л. П. Монашество в средние века. СПб., 1912.

48 Карсавин Л. П. Очерки религиозной жизни в Италии ХII–ХIII веков. СПб., 1912. С. 284.

49 Гревс И. М. Новый труд по религиозной истории средневековой Италии в русской научной литературе. (На книгу Л. П. Карсавина «Очерки религиозной жизни Италии ХII–ХIII веков». СПб., 1912) // ЖМНП. 1913. Ч. 48. Декабрь.

50 Там же. С. 337.

51 Тамм же. С. 372.

52 Там же. С. 374.

53 Бицилли П. М. Салимбене. Очерки итальянской жизни ХIII века. Одесса, 1916. Это издание представляет собой отдельный оттиск из историко-филологического выпуска «Записок Имп. Новороссийского университета» (прим. авт.).

54 О хроникере Салимбене см.: Голенищев-Кутузов И. Н. Средневековая латинская литература Италии. М., 1972.  С. 225; Гаспари А. История итальянской литературы. Т. 1. М., 1895. С. 149–152.

55 Бицилли П. М. Элементы средневековой культуры. СПб., 1995. С. 179–180.

56 Там же. С. 183.

57 Гуковский М. А. Итальянское Возрождение. Л., 1947. С. 306.

58 Там же. С. 306.

59 Клементьева С., Клементьев А. Отвлечься от суеты, остановиться, оглядеться // Русская мысль. № 4271. 27.05.1999–02.06.1999. С. 13.

60 Рабинович В. Л. Исповедь книгочея, который учил букве, а укреплял дух. М., 1991.

61 Калмыкова А. Он видел Господа. Св. Антоний Падуанский // Истина и жизнь. 1994. № 3. С. 29–38.

62 Лодыженский М. В. Свет незримый. СПб., 1912. М., 1992. Через восемьдесят лет книга М. В. Лодыженского была выпущена издательством «Русское слово» (Москва) совместно с издательством «Русский архив» (Новосибирск).

63 Карсавин Л. П. Монашество в средние века. М., 1992.

64 ЖМНП. 1909. Май.

65 Литературное обозрение. 1994. № 3–4.

66 Православная община. № 38. 1997.

67 Бицилли П. М. Элементы средневековой культуры. СПб., 1995. Первое издание: Одесса, 1919.

68 В сборнике: Будда. Конфуций. Магомет. Франциск Ассизский. Савонарола. М., 1995.

69 В сб.: Будда IIIакьямуни. Конфуций. Мухаммед. Франциск Ассизский. Биографические повествования / Урал. Челябинск, 1995.

70 Там же. С. 243.

71 Францисканское наследие. Т. 1. Издательство францисканцев-братьев меньших конвентуальных. М., 1995.

72 Там же. С. 7 (предисловие).

73 Там же. С. 5.

74 Там же. С. 6.

75 Кочетков Георгий, свящ. Жизнь и деятельность Франциска Ассизского (1182–1226) в оценке русской православной мысли (вступление и 1-я глава) // Православная община. № 2 (38). 1997. С. 105–125.

76 Аверинцев С. С. «Цветики милые братца Франциска»: итальянский католицизм — русскими глазами // Там же. С. 104.

77 Там же. С. 105.

 

Версия для печати