Опубликовано в журнале:
«Нева» 2011, №8

Стихи

Камелия Санрин



Камелия Санрин родилась в Новосибирске. В разные годы жила в Сибири, Узбекистане, Англии. Автор книги “Сказки для глупых взрослых” (лонг-лист “Русской премии” 2008).
 

Утро тиранa

Вставай, тиран!
Проснись и пой!
Какое утро на планете!
Какие мухи над тобой!
И как смешно смеются дети!

Тебе не стоит долго спать:
за горизонтом злые тучи,
и надо скуку разогнать
и зависть до смерти замучить.

Тебя другие ждут дела,
которые нельзя оставить.
Гора мышонка родила,
и надо к ней сходить, поздравить.

Гора — союзница твоя,
в ней застревают тучи с градом.
Еще в далекие края
тебе слетать сегодня надо.

Мечта на привязи дрожит,
трепещет, удила кусает —
ей нужен воздух, чтобы жить
и чтоб гореть, не угасая.

Весь мир затих, — тиран, вставай! —
ждет твоего прикосновенья.
Пусть ты засоня и лентяй —
тираны не сдаются лени!

Тираны любят воевать,
они без дела не скучают.
Проснись, тиран!
Пора вставать!
И булочки готовы к чаю.

 
От банка до магазина

В банке уснули деньги,
символами труда.
Люди их собирали
и складывали туда:
в несгораемой колыбельке,
время моё, усни!
Кровь моя, пот мой, сила!
Банк тебя сохрани!

А где-то в большом магазине
в софитах среди шелков
спит моё бальное платье,
мечта моя и любовь...
Цокают по асфальту
хрустальные башмачки -
от банка до магазина -
от юности до тоски.

 
ОГУРЕЧНОСТЬ

Огурец наполнен огуречностью,
малосольностью и нежностью.
Это символ вечной быстротечности,
символ юности и свежести.

Запах огурца — ни с чем не схожий,
тонкий, бесконечно огуречный
аромат пупырчатости кожи,
сохраненный хреном безупречным.

Кстати же, о верном старом хрене:
огуречность без него не вечна.
В тесном мраке внутрибочных трений
хренов гений всех хранит сердечно.

Говоря о годах быстротечных,
вспоминай сей символ огородный,
что хранит простую огуречность,
братство, равенство и мир международный.


Я уничтожу тебя

Я уничтожу тебя.
пуля меня не затронет.
Я предвкушаю азарт,
предвижу побег и погоню.
Следы на траве и камнях,
твой пот и комочки кала.
Зачем ты стрелял в меня?
Других тебе было мало?
Можешь кричать: “Сдаюсь!” —
винтовку с себя сдирая.
Я верю, что ты не трус,
но я с тобой не играю.
Оружие подними —
веди себя как мужчина.
Мы оба были людьми,
пока ты не выстрелил
               в спину.
Я пулю тебе верну,
но я не люблю драться.
Я ненавижу войну.
Я не умею сдаваться.
 

Больше меня

Когда приходишь, пути не зная,
туда, куда тянула душа,
ты думаешь: к черту судьба другая!
Мне моя судьба хороша.

Мне моя всех прелестниц прелестней,
я счастью радуюсь своему.
У нее незатейливы песни,
а я улыбаюсь, не зная чему...

Конечно, не раз назад оглянешься:
где и когда был выбор сделан?
И где ошибался вчерашний, ранешный,
и как удалось оставаться смелым?

Увидишь в другом тоску вчерашнюю,
кивнёшь, узнавая: помню-помню...
мне тоже было тоскливо и страшно
стоять на грани, на переломе...

Стоять, замирая, сжимаясь в точку —
и не решаясь, не отрешаясь, —
трусить. Робость последних отсрочек
все краски мира с черной смешает.

Пора летать. Остывает эхо
в пропасть моих шагов неуверенных...
Ничто не станет любви помехой,
ни мной и никем любовь не мерена.

Больше меня, выше меня,
я верю ей, не пытаясь понять.

 
Кемеровское комарство

Каждому — карма.
И комару — карма:
кемарь укромно,
кормись шикарно.
Недокумекай,
недокемарь,
лети, калека —
шестирукий Икар!
Костлявым торсом
секи пространство!
На скорый поезд!
Освой устройство
скоростного стоп-крана!

Ариведерчи, Рига!
Саёнара, Сургут!
Пассажиры не прыгают,
энергию берегут.

Стучат колеса,
комар не дремлет:
он длинным носом
кровяку внемлет.
У пассажиров
потоки крови
струятся в жилах.
Прими с любовью
сей дивный дар,
младой комар!

Кроликам — норы!
Тиранам — царства!
Пассажирам скорого —
Кемеровское комарство!

Каждый стоп-кран
комаром освоен.
Комар — тиран.
Пассажир — не воин.
Пассажир воет,
проявляя чувства.
Комар доволен.
Комару вкусно.

Комару — пир!
Пассажиру — кара.
Плачь, пассажир!
У каждого — карма.

Один — в кинотеатр,
хрустеть попкорном,
другой — в скорый,
комару кормом.

Вечер, ариведерчи!
Утро, саёнара!
Взор комара доверчив —
на стоп-кран!
Помирать...

Не в комара корм,
не в комара...






© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте