Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2011, 7

Слова-повторы в языке (редупликация)

Михаил Голубовский

Михаил Давыдович Голубовский родился в 1939 году. Академик РАЕН, генетик; историк науки; доктор биологических наук; член Всероссийского общества генетиков и селекционеров. Работал в Институте цитологии и генетики СО АН СССР, в Новосибирском университете. С 1988 года работает в Санкт-Петербургском филиале Института истории естествознания и техники РАН.

 

слова-повторы в языке (редупликация)

 

 

Легок на мякине (прикол)

 

В пространстве языка есть занимательные и любопытные уголки ландшафта.

Сюда относится феномен повторения слова или его корневой части. Лингвисты обозначают это термином редупликация, понимая под ним удвоение всего слова или основной части слова. Повтор может быть либо полным, либо повторяется основа слова в другом падеже, либо с добавлением предлога, приставки или суффикса. Некоторые лингвисты склонны выделять такого рода образования в особую часть речи. Действительно. Вот начало многих сказок: “ В некотором царстве, в некотором государстве жила-была принцесса...” “Жила-была” — очевидный повтор из двух сходных по звучанию и слоговому составу глаголов. Они как бы сами собой ритмически прилепляются другу, образуя уже некоторое единство, отличное от просто “была” и просто “жила”. Ну а вот скажем такая словоформа: “была не была”. Это что — глагол? Нет. Это новое слово для выражения риска, отчаянной решимости.

Образование повторов в самых разных языках часто связано со звукоподражанием. Таковы звуки животных: ква-ква, ку-ку, му-му, чик-чирик, всплеск воды, кап-кап, буль-буль. В японском языке повторы – звуковые имитации встречаются в три раза чаще, чем в английском или русском языке. Специальными терминами обозначают звуковые имтиации ( giseigo ) – звуки и движения животных, людей, природных объектов и чувственно-ситуативные (gitaigo ), связанные с чувствами и образными представления, где звуки составляют лишь часть впечатлений. Кембриджская энциклопедия (Language, 2000) приводит ряд типичных примеров (слева звучание японского слова, справа — перевод) гачагача – треск, грохот, шумная болтовня; касакаса –шорох, шелест; чиринчирин — звякать, звенеть, звон колокольчика; тоботобо — тащиться; фурафура — бродить, скитаться: дабудабу — небрежный, неряшливый; киракира – блестеть как звездочка, мерцать.

По этому же принципу звукоподражания образованы в русском слова типа татакать, хохот, сюсюкать. У Булгакова в “ Собачьем сердце”: “Фить-фить,—посвистел господин и добавил строжайшим голосом: — Бери!.. Фить-фить! За вами идти?”

В разных языках лингвисты заметили удивительную связь между звучанием буквы или слога с определенным смыслом. Так, в английском языке слова, которые начинаются со звука sl нередко связаны с неприятными ощущениями: slime — слизкий, slither—скользкий, slug — слизняк, slush — слякотный, sloppу – неряшливый и т. д. Среди слов, которые начинаются на ▒f’, группируются слова, означающие ошибки, обман, жульничество: fallacy, fake, false, felony, forgery, fraud, failure. Даниил Гранин в мемуарной книге-размышлении (Причуды моей памяти, 2009,
с. 215) приводит сходное скопление в русском языке на “про”: пройдоха, проныра, прохиндей, прохвост (добавлю: проходимец). Но, пожалуй, самая большая плеяда слов со звуками, несущими негативный смысл, начинается с “об”: обалдуй, оболтус, обжора, оборотень, оборомот, обирала, обманщик, оборванец, образина. Мало кому будут приятны и другие слова на “о”: оглоед, олух, осел, отребье, охальник, охламон и отморозок.

Повторы особенно свойственны детской речи, указывая на интимную связь процесса овладения речью с ритмикой, рифмовым созвучием. Склонность к ритму/рифме – врожденная, генетически обусловленная особенность восприятия.
Греческий гекзаметр возник как имитация мерного ритма волн, набегающих на берег. Видимо, нет музыкальных пьес без повторов, а большинство песен включают повторы-припевы. Ритм/рифмика прямо-таки завораживают детей от двух до пяти. Типична детская считалка ““эники-беники си колеса, эники-беники ба!” Или дразнилка “тили-тили тесто, жених и невеста”. Известный питерский композитор, музыковед и культуролог Абрам Григорьевич Юсфин вспоминает, как в возрасте двух лет он целыми днями бегал по дому, с упоением выкрикивая : “У та-акана усики, а у Аб-амы т’у-сики”. Недаром самые главные для ребенка понятия детства мама, папа, баба, тятя (у Пушкина: “Тятя, тятя, наши сети притащили мертве-
ца”) —это повторы, слитые в разных языках в одно слово. Занятно, что при неизменности этих звуковых повторов порядок слогов и соотнесение к полу могут варьировать. Так, в тамильском языке мама — аммаа, папа – аппа, а в грузинском языке мама означает отец.

Классики детских книжек, К. Чуковский, С. Маршак вовсю использовали повторы и сочиняли новые, типа Бибигон или “Мистер-Твистер, бывший министр” (академик Дмитрий Сергеевич Лихачев вспоминал услышанную в лагере на Соловецких эпиграмму: “ Не слушайте, дети, / Врет вам Маршак: /Мистер-Твистер совсем не дурак, / И не было этой глупой истории /Ни в “Англетере, ни в “Астории”).

 

Слова-повторы рассыпаны в стихах Н. Гумилева:

Когда я кончу наконец

Игру в cache-cache со смертью хмурой,

То сделает меня Творец

Персидскою миниатюрой.

И небо, точно бирюза,

И принц, поднявший еле-еле

Миндалевидные глаза

На взлет девических качелей.

(Персидская миниатюра)

 

Я выделил редупликаты cache-cache (игра в прятки – франц.) и еле-еле.

Или в других стихах: “Дива дивные зрелись тогда,/ Чуда чудные деялись сами (“Змей”) ; “День, когда ты узнала впервые,/Что есть Индия, чудо чудес”.

В языке взрослых повторы чаще всего встречаются в разговорном языке, газетных статьях, языке сказок и народных песен. Негативная рецензия на один театральный спектакль 2000 годау называлась “Жик-жик по пушкинскому ямбу”. В середине 1970-х возник хип-хоп — примитивистский молодежный музыкально-танцевальный жанр с элементами афрокультуры, движения-скачки и вверх ногами на голове, в сочетании с однообразными отрывистыми повторными бормотаниями
рифмфраз.

В самом общем виде слова-повторы (или редупликаты) можно классифицировать на четыре группы:

1. Точные или почти точные повторы: бай-бай, еле-еле, только-только, едва-едва.

II. Повторы, при которых изменяется склонение или же добавляются связки (предлоги, приставки, суффиксы): дурак дураком, полным-полно, точь-в-точь.

III. Повторы с заменой одной гласной или согласной буквы динь-дон, пинг-понг, гоголь-моголь, тары-бары, шаляй-валяй.

IV. Самая обширная группа повторов, образуемых по принципу сходного сочетания гласных/согласных (аллитерация) или доминирующего слога: там-сям, то да се, с бухты-барахты, шиворот-навыворот, в пух и прах

Сюда же примыкают устойчивые аллитеративные присловья, типа: подобру-
поздорову
(ооу-ооу), долго ли, коротко (оо-и-оо), серединка на половинку. Или же пословицы, явно возникшие из рифмового повтора: на чужой роток не накинешь платок. Вот, к примеру, выражение целиком и полностью. Кажется, если целиком, то ведь уже и полностью. Но эти два слова, как заметил К.Чуковский, естественно нашли друга из-за аллитеративной связки л-и-о- и-о-л, они усиливают смысл друг друга.

Повторы обычно служат для усиления или уменьшения какого-либа признака или действа, его продолжительности. Не просто толстый, а толстый-претолстый. Не просто точно, а точь-в-точь или тютелька в тютельку. Не просто тянут, а тянут-потянут — действие очень натужное и длительное. Иногда один из элементов повтора сохраняет свой смысл, а другой его утратил или же это просто фантом – звукоподражание — фокус-покус. Либо уже обе части сами по себе ничего не значат— фигли-мигли. Когда Светлана Аллилуева, дочь Сталина, осталась за рубежом, возникла частушка: “Малина-калина, /сбежала дочка Сталина, /Светлана Аллилуева, /Ну и семейка ..уева”. Здесь ударение в повторе перенесено на первые слоги, рифмуясь с первым слогом имени тирана. А исходный смысл слов ушел в тень и как бы стушевывался. Этот повтор я недавно встретил в заголовке одного размышления “ Малина-калина, или Жизнь Сталина” (см. В. Пригодич, 2003 www.lebed.com). Два слова в повторе, объединяясь в одно целое, нередко образуют новую смысловую единицу— елки-палки “Ёлки-палки лес густой, ходит Ванька холостой” — это выражение удивления, досады. Здесь новая форма слова творит его новое содержание!

Разные языки отличаются по встречаемости и роли повторов. Этот феномен анализировал выдающийся лингвист Эдвард Сапир (1984—1939) (родившись в ортодоксальной еврейской семье из Германии, которая эмигрировала в конце XIX века в США, он стал знатоком множества языков индейцев и одним из основателей структурной лингвистики). Сапир установил “естественность редупликаций, или повторов”, в самых разных языках для обозначения таких понятий, как распределение, множественность, увеличение в объеме, повышенная интенсивность, длительность. В разговорном языке, отметил Сапир, повторы распространены гораздо больше, чем об этом пишут учебники. “Такие слова, как goody-goody ▒паинька’ и to pooh-pooh ▒фыркать на ...’, вошли в состав нашего нормального словаря, но ведь метод удвоения порою используется еще свободнее, нежели в этих стереотипных примерах. Такие выражения, как a big big man ▒ большой - большой человек ▒ или Let it cool till it’s thick thick ▒ (остужайте, пока не станет густым-густым)’, гораздо распространеннее, в особенности в речи женщин и детей, чем предполагают наши учебники... Слова этого типа имеют почти повсеместны”.

Можно заметить удивительное сходство в использовании повторов в обычных языках и в генетическом языке. Уже сам термин “редупликация” —один из основных в генетике. Он означает удвоение, самовоспроизведение цепи молекулы ДНК, кодирующей код жизни. Повторы генов, как в обычном языке, обычно служат для усиления функции какого-либо гена. Иногда эти повторы связываются воедино, образуя новую генетическую семантику. В других случаях повторы служат знаками генетической пунктуации в хромосомной нити-фразе.

По моим ощущениям, в английском языке повторы бытуют гораздо даже чаще, чем в русском. Приведу некоторые примеры:

 

chin—chin — болтовня, светская беседа, тост “за ваше здоровье”

fat cat — богач, денежный мешок

flip—flop – резкий переворот, шлепанцы (сланцы)

fifty—fifty — поровну, половина на половину

hush—hush – секретное дело или совещание

nit—wit – дурак, простофиля

hob а nob – панибратство, дружеский тост “за ваше здоровье!”

tit for tat — глаз за глаз, как аукнется, так и откликнется

dilly—dally — слоняться без дела, валять дурака

fiddle—faddle – болтовня, околесица, вздор

fuddy—duddy – консерватор, лицо, не одобряющее современные идеи

higgledy—piggledy — полный беспорядок

hither and thither – туда—сюда

hoity—toity – обидчивый, раздражительный, “скажите пожалуйста”

hurly— burly — смятение, сумятица , суматоха

knick—knack – безделушка, дешевый сувенир

know—how — знание и умение, накопленный опыт, “ноухау”

razzmatazz — пустые обещания, надувательство (вешать лапшу на уши)

razzle—dazzle – кутеж, суматоха

tittle—tattle – судачить, болтать о жизни других людей

willy—nilly — волей—неволей

wishy—washy — невыразительный, бледный, плохо заваренный чай

Помнится, повтор super-duper в значение “потрясающий, необыкновенный” мелькал в газетах США несколько лет назад, когда сверхсекретный самолет с потрясающей системой обнаружения был брошен на поиски машины, на которой разъезжали убийцы мирных людей в штатах Вирджиния и Вашингтон. В итоге машину убийц обнаружил не super=duper, а просто наблюдательный человек на одной из стоянок.

Во французском языке повторы, возможно, более редки. Но и здесь мы находим типичные звукоподражания: coucou — кукушка glou-glou –звук воды, joujou — игрушка, murmur —мурлыканье кошки, niam-niam — вкуснятина. И конечно же, есть типично французские повторы chichi — манерничать, bebette — глуповатый,
frou-frou — шум, шелест юбок, cocotte — кокотка, gueguerre — маленькая война, tohu-bohu —неразбериха, bric-a-brac — беспорядок (Л. Кирпичникова – личное сообщ.).

В приложении дан составленный мной словарь повторов, классифицированных по четырем группам. Насколько мне известно, такого словарика ранее не было.

 

Приложение

 

СЛОВАРЬ ПОВТОРОВ (РЕДУПЛИКАЦИЙ)

 

I. Повторы из идентичных или почти идентичных
однокоренных слов:

Агар-агар1

Бай-бай, баю-бай

Бери-бери

Буль-буль

Дум-дум

Ей-ей

Еле-еле

Дзинь-дзинь

Едва-едва

Жик-жик

Канкан

Как-кап

Кис-кис

Ку-ку

Кускус

Мур-мур

Мяу-мяу

Ну-ну

Няня

Ням-ням

Сю-сю

Так-так

Тик-так

Только-только

Тук-тук

Трюх-трюх

Тю-тю

Тятя

Фифи

Фуфу;

Ха-ха-ха

Хе-хе-хе

Хип-хоп

Хлоп-хлоп

Хохот.

Хруп-хруп

Хрю-хрю

Цаца

Цок-цок

Чача

Ча-ча-ча

Цып-цып

Чуть-чуть

Шлеп-шлеп

Шу-шу-шу

 

II. Повторы, образуемые с помощью другого падежа или связки (предлога, приставки, суффикса и т. д.)

Абра-кад-абра

Была не была

Был да сплыл

Волей-неволей

Горе-горькое

Видимо-невидимо

День в день; день за днем; день ото дня;

День-деньской

Диво дивное

Дурак дураком

О-го-го

Кар-кар, каркать

Плечо в плечо; плечо к плечу

Полным полно

Пьяным-пьяно

Рука об руку

Сбоку на бок

Скок-поскок

Слыхом не слыхать

Сюсюкать

Так-таки

Татакать

Тартарары

Тет-а-тет

Точь в точь; точка в точку

Трах-тарарах

Темным-темно

Тьма-тьмущая

Тютелька в тютельку

Хихоньки да хаханьки

Час в час; час за часом; час от часу

Честь честью

Чин чином

Чисто начисто

Что в лоб, что по лбу

Чудо чудес; чудо чудное

Чур-чура

Шаг в шаг; шаг за шагом

 

III. Повторы из слов с заменой одной-двух
гласной/согласной буквы

Аты-баты

Буги-вуги

Ванька-встанька

Во веки веков; во веки вечные

Воленс-ноленс

Жил-был, жила-была

Зигзаг

Мать-и-мачеха

Пиф-паф

Рыжий-пыжий

Помпон

Сопли-вопли (вульг. молодежный жаргон)

Супер-пупер (молодежный жаргон — превосходный, шик-модерн)

Фигли-мигли

Флип-флоп (электро переключатель, перескок молекул в слоях биомемб ран)

Флик-фляк (в акробатике — прыжок назад с двух ног)

Фокус-покус

Хали-гали

Чик-чирик

Сыр-бор

Так-сяк

Такой-сякой

Там и сям

Трень-брень

Триктрак (старинная французская игра типа нард)

Тыр-пыр

Тяп-ляп

Чудо-юдо

Шалтай-болтай

Шахер-махер

Шахсей-вахсей

Шурум-бурум

 

IV. Повторы из слов, сходных по рифме или сочетанию гласных/согласных

Бухты-барахты

Вкривь и вкось

Елки-палки

Жадина-говядина (детская дразнилка)

Живете-можете

Каша-малаша (детская речь)

Лягушка-квакушка (сказочный персонаж)

Ноу-хау

От ворот поворот

Пух и прах

Рожки да ножки

Сбоку припёка

Страсти-мордасти

То да се

Так и сяк

Там-сям

Трали-вали,

Трын-трава

Туда сюда

Фон-барон

Халды-балды

Хухры-махры

Цап-царап

Чижик-пыжик

Шатия-братия

Шило на мыло

Шиворот-навыворот

Шито крыто

 

 

 

Версия для печати