Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2010, 6

Чему учит учебник

Евгений Пономарев

Евгений Рудольфович Пономарев родился в 1975 году. Кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. Автор научных работ о творчестве И. А. Бунина, литературе русской эмиграции, советской литературе. Публиковался в журналах «Вопросы литературы», «Русская литература», «Новый мир», «Звезда», «Нева». Лауреат премии журнала «Нева» (2008).

 

 

ЧЕМУ УЧИТ УЧЕБНИК

Литература послевоенными глазами

 

Изменения и дополнения, вносившиеся в учебник второго поколения, кардинально изменили его начальную концепцию. От «стадиальности» Г. А. Гуковского (арестованного в 1949 году и умершего в Лефортове в 1950 году) учебник перешел к идеологии тотального патриотизма, созданной Агитпропом ЦК на волне народной победы. Первая переработка учебников произошла в 1944–1946 годах. Особый упор был сделан на воспевание классиками побед русского оружия. Державин в связи с этим стал одной из крупнейших фигур XVIII века, едва ли не значительнее Фонвизина (на это указывает перемена мест: Державин стал изучаться до Фонвизина, а не после, как было раньше). Жуковскому простили монархизм и реакционные баллады ради патриотической лирики 1812 года: раньше над ней посмеивались, теперь ее анализировали подробнейшим образом. В пушкинской «Полтаве» сместились оценки: главным моментом сюжета стало не предательство Мазепы, а победа Петра. У каждого поэта и писателя жирно подчеркнули тему родины (особенно ярко — в главе о Некрасове); те же из программных авторов, кто о родине писал мало, стали патриотами в силу того, что боролись с самодержавием или просто «служили народу». Кроме того, русская литература стала рассматриваться как первая литература мира, ведущая за собой не только национальные литературы СССР, но и литературы народов Европы. В этом плане принципиально важной стала известность русских классиков за рубежом. В главу о Л. Н. Толстом с 1944 года ввели параграф «Яснополянский мудрец» (см. ниже), из которого стало окончательно ясно, кто был главным реалистом всех времен и народов. Сильно укрепились позиции Тургенева: за популяризацию русской литературы на Западе ему простили либеральные убеждения. На патриотической волне в программу вернулся Ф. М. Достоевский (пока осторожно, в обзорную главу). Широкая популярность на Западе перевесила антиреволюционные убеждения писателя. В новом учебнике десятого класса, написанном Л. И. Тимофеевым (впервые вышел в 1946 году), появилось даже имя Бунина — по-видимому, тоже за европейскую известность.

Вторая правка постигла учебник в 1949 году. Во-первых, идеологи Еголин и Жданов объяснили авторам учебников, что не всякий патриотизм хорош. Бывает патриотизм прогрессивный, революционный — и патриотизм реакционный. В связи с этим пришлось убавить оценки Жуковскому: из всей патриотической лирики поэта в учебнике остался только «Певец во стане русских воинов», а также выкинуть из учебника десятого класса все нереволюционные имена. Л. И. Тимофеев предлагал оставить хотя бы краткие характеристики разных непролетарских течений Серебряного века. С пролетарской прямотой ему не разрешили. А на всякий случай, параллельно учебнику Тимофеева, с 1951 года стал выходить другой учебник для десятого класса, написанный А. Г. Дементьевым, Е. И. Наумовым и Л. А. Плоткиным. Начиная с 1960 года он станет единственным.

Во-вторых, в рамках борьбы с космополитами из учебника убрали «Песню о Роланде» («Витязь в тигровой шкуре» как братский, почти русский эпос остался еще на несколько лет). Все произведения европейских литератур, ранее рассматривавшиеся в учебнике, сначала ушли в приложение, а потом пропали вовсе. Пропал раздел «Западное влияние в русской литературе XVII века», в новой версии истории русской литературы западное влияние отсутствовало. В обзорной главе о литературе XVIII столетия исчез параграф «Заграничные командировки» (лишнее понятие для советского патриота), а также параграф «Переводная литература» (ее упразднили вместе с западным влиянием). Большая глава о французском классицизме (с анализом творчества Буало, Корнеля, Мольера) была сокращена до краткого параграфа «Классицизм во Франции». Все нерусское изгонялось из учебника по русской литературе.

В-третьих, был усилен тезис о всемирном величии русской и советской литературы. В параграфе «Значение писателя», замыкавшем каждую «персональную» главу, стали указывать, насколько повлияло творчество писателя на мировую культуру. Свидетельством влияния служили преимущественно отзывы европейских писателей-современников. По этому «индексу цитирования» продолжали лидировать Тургенев, Достоевский и Толстой. С Пушкиным вышло не так гладко: значение поэта, объяснял учебник 1949 года, определяется не его известностью на Западе, а неким не совсем ясным «реальным значением» (см. ниже). В следующем учебнике эту кляксу подчистят: Пушкину найдут западных почитателей, оговорки больше не понадобятся. Всемирное значение Чернышевского окажется курьезным: обнаружится только один «западный» отзыв о романе «Что делать?» — Георгия Димитрова. Советским же писателям без мировой известности совсем нельзя. Но тут дело обстояло проще: почитателей и последователей в неограниченном количестве поставляли братские литературы народов СССР. Интересно, что этот шаблон применен в учебнике восьмого класса и к Лермонтову. Другого «мирового значения» ему не нашли. Мировую славу отдельных писателей подытоживали теоретические главы в конце учебников девятого (с 1949 года) и десятого (с 1956 года) классов: «Мировое значение русской классической литературы» и «Мировое значение советской литературы».

Писатели школьной программы выстроились в ряд свободолюбцев-патриотов, декларирующих патриотизм в своем литературном творчестве. В главной функции — декламатора патриотизма — Пушкин перестал отличаться от Лермонтова, а Лермонтов от Некрасова. Ряд шлифовался и корректировался, в окончательном виде он сложился к середине 1950-х годов. Например, о Лермонтове в учебнике 1954 года сказано следующее: «Так же, как у Пушкина, судьбы родины и народа были основным содержанием его творчества». Эти слова можно перенести в любую главу учебника и передать любому писателю. Для усиления патриотического горения обильно разрастаются риторические конструкции. Здесь тоже не обходится без курьезов: Некрасов, например, «никогда не уставал ненавидеть самодержавие» (см. ниже).

Патриотические декларации, одинаковые на протяжении всей длины писательского ряда, способствовали модернизации материала — в зависимости от запросов дня. «Слово о полку Игореве» описывалось при помощи словосочетаний «патриотическая агитация» и «международная обстановка». Андрей Курбский стал первым в русской литературе космополитом и изменником родины. В биографии Ломоносова был выделен актуальный патриотический эпизод — борьба с академиками-немцами. Академическое противостояние обрело национальный окрас. Ломоносов не мог не быть патриотом во всех своих поступках, немцы в этом контексте оказывались вечными врагами русского народа. К современным идеологическим веяниям подверстали и военные оды Державина. Если в 1944 году учебник еще признавал, что екатерининские подходы были, по сути, захватническими, то в 1949 году оказалось, что русская армия уже в конце XVIII века воевала за свободу всех народов Европы, а великий поэт это понял и запечатлел.

Единство патриотического ряда создавало избыточность имен и заглавий. Все великие писатели во всех произведениях учили патриотизму, положительные герои все как один служили родине до последнего вздоха. Учебник и программу по литературе впервые стали сокращать. Показательно, что сокращение программных авторов началось с советской литературы: в первом издании учебника Дементьева–Наумова–Плоткина изучаемых писательских имен на порядок меньше, чем в предшествующем учебнике Тимофеева. Появление в 1954 году нового — значительно менее объемного — учебника для восьмого класса (автор С. М. Флоринский) знаменовало третью существенную правку. С этого момента можно говорить о третьем учебнике. Урезанию в нем подверглась древнерусская литература; многие произведения, раньше анализировавшиеся подробно, стали рассматриваться весьма поверхностно; из главы о Пушкине, например, выпали разборы «Полтавы» и «Медного всадника»… При этом (несмотря на то, что на смену сталинской приходила новая эпоха) основополагающие концепции практически не изменились. Новый учебник приглушил риторику, стал менее эмоциональным и более научным, но все прежние оценки сохранил. Тотальный патриотизм продолжал быть основой идейного воспитания. Тот факт, что в девятом классе учебник не заменили, говорит сам за себя. В него лишь добавили зачины и концовки глав, выстраивающие патриотический ряд. В преамбулах и концовках появились прямые указания, кем из писателей советский школьник должен особенно гордиться. Учебник, обращаясь к школьнику, говорил как бы от имени школьника — учебник разговаривал за ученика, не имеющего собственного голоса,

Освобождение учебника от имени Сталина привело к изменению периодизации истории русской литературы. На волне возвращения к Ленину в школу вернулись «три этапа освободительного движения». Теперь в восьмом классе изучали дворянский этап, в девятом — разночинный, в десятом — пролетарский. Пришлось перенести Гоголя из девятого в восьмой класс. Учебник девятого класса стал начинаться разделом «Шестидесятые годы». Тридцатые–сороковые годы просто выпали из школьного курса, они теперь были не нужны. Зато еще в восьмом издании часть «Семидесятые–девяностые годы» разбили на две: «Семидесятые–восьмидесятые» и «Девяностые годы». Это позволило углубиться в эпоху зарождения социал-демократии, дать еще одну обзорную статью.

Перестройка периодизации и единство патриотического ряда заставляли отказаться от «стадиальности», предложенной Гуковским. Однако школа, отбросив общую концепцию, сохранила чередование «-измов». Особенно востребованным оказался «реализм», который стал положительной характеристикой, звуковым жестом, знаком качества. Реализм понимали теперь как верное «отражение действительности», раскрытие правды жизни. Главным шаблоном школьных разборов стал переосмысленный термин Белинского «типичность». Учебник заговорил о «типических представителях» эпохи, «типичности для своей среды и своего времени» Онегина, Ленского, Татьяны. Типическое постоянно отмечают и у героев советской литературы. К реализму и типичности станет понемногу сводиться и «мировая слава». Постепенно выяснится, что реализм Тургенева был много реалистичнее французского реализма, потому что много правдивее показывал крестьянина. Пушкин же в свою очередь первым в мире сделал героем трагедии народ (тут пригодилась старая идея Гуковского), а Западная Европа не знала народных трагедий. В этом, видимо, и заключалось «реальное» мировое значение Пушкина, которое не сразу осознали в Европе. А затем, по логике теории отражения, выяснится, что сами герои русской литературы намного лучше и нравственнее героев из Европы. В 15-м издании учебник девятого класса будет уже прямо писать, что мировое значение Тургенева и других писателей XIX века связано с тем, что именно в Россию переместились идейные искания человечества.

Нравственная высота героев и героинь русского реалистического романа очень помогала задачам воспитания. В 1950-е годы разборы некоторых текстов получат нравоучительные концовки. Например, в конце разбора «Обломова» выяснится, что роман учит советских детей не быть лентяями. Нравоучительные интенции, как сорняки, разрастутся в следующем, четвертом учебнике по литературе.

Поверх генерального шаблона «типичности» учебник примеряет иногда и другие шаблоны. Например, параграф «Яснополянский мудрец» использует схему «Ленин и ходоки»; в биографии Чехова можно усмотреть реализацию сюжетов советских кинокомедий («Музыкальная история», «Светлый путь») о восхождении простого человека к вершинам искусства. Забавно влияет на биографию Чехова другой шаблон: от издания к изданию политически нейтральная поездка на Сахалин приобретает все больше антиправительственного — пока не станет едва ли не революционным актом.

При рассмотрении произведений советской литературы используются особенные шаблоны. Произведение (его сюжет и его герои) должны помогать советскому народу бить врага. Довоенные тексты советской литературы проходят обязательную проверку войной. Н. А. Островский становится одним из главных советских писателей, ибо пример Корчагина оказывается очень нужным во время войны. А вот Шолохов отодвигается на второй план: сомнения Мелехова никак не помогли советскому народу. Кроме того, военный роман Шолохова получился не таким капитальным, как «Тихий Дон», и не таким значительным, как «Молодая гвардия» Фадеева. В новом учебнике Шолохов уступает Фадееву последнюю, итоговую позицию. Вершина мировой литературы теперь «Молодая гвардия».

Русская литература предстает перед нами как единое «боевое искусство», состоящее из патриотически настроенных учителей и учеников. Великие писатели-патриоты оказываются учениками патриотов-предшественников. В передовой советской литературе все время отмечают использование традиций XIX века (специально добавляют «традиционность», если не отметили в прежних изданиях — см. статью о «Молодой гвардии»). Писательский ряд все больше обретает школьность. Это скажется в последнем, четвертом советском учебнике.

 

 

 

Изменения второго учебника и третий учебник. 1945–1960-е гг.

Подготовка текста Е. Р. Пономарева

 

 

Литература XI–XVII вв.

5-е изд. (1945 г.)

Могущество и культура Древней Руси. Арабский писатель X века Масуди писал: «Славяне — народ столь могущественный и страшный, что если бы они не были разделены на множество родов, то не померился бы с ними в силе ни один народ в мире».

Такая оценка мощи русских славян будет совершено понятна, если мы вспомним грозные набеги Руси на могущественную Византию. <…> Силу славянского оружия араб Масуди мог, впрочем, оценить и непосредственно, так как в 911 году русские славяне в союзе с Византией сражались с арабами. <…>

Еще более важны для нас сведения о существовании в Древней Руси своей национальной культуры.

5-е изд. (1945 г.) и далее

«Слово о полку Игореве». Дело шло о защите Русского государства от иноземных захватчиков и поработителей, которые грозили самостоятельности Русского государства с самого начала его возникновения. <…> Средоточием этой патриотической агитации является в произведении знаменитое «золотое слово» киевского князя Святослава. <…> Международная обстановка в то время требовала объединения всех сил Русского государства для защиты его самостоятельности, для обеспечения самой возможности развития русской культуры. <…> Такие произведения <…> содействовали сплочению Руси.

«Переписка Ивана Грозного с Курбским». Во время борьбы с Ливонией он проиграл сражение, и, изменив родине, Курбский бежал в Литву <…>.

Основные взгляды авторов, отразившиеся в «Переписке», прямо противоположны один другому. Курбский обвиняет Грозного в жестокости. Он упрекает царя в избиении бояр и заявляет, что, нарушив обычай управлять страной при помощи прежних советников, царь совершил преступление. <…> Далее Курбский, напомнив царю о своих победах и ранах, старается оправдаться в своем бегстве за пределы родины. <…> Иван Грозный ответил на это письмо обширным посланием. В нем он отстаивает идею неограниченной царской власти и справедливо обвиняет Курбского в измене.

 

1954 г.

«Слово о полку Игореве». Глубокий патриотизм автора «Слова». К Русской земле в целом, к русскому народу обращены все помыслы, все чувства автора «Слова». Он говорит об обширных пространствах своей родины, о ее реках, горах, степях, городах, селах, делает участниками событий разнообразных птиц и зверей, населяющих его родную страну. К событиям, происходящим на Руси, он заставляет прислушиваться немцев и венецианцев, греков и моравов.

Но Русская земля для автора «Слова» — не только русская природа и русские города, — это прежде всего русский народ. <…>

Значение «Слова о полку Игореве». <…> Ценность поэмы определяется ее народностью. Это глубоко патриотическое произведение. В нем выразилась горячая любовь автора к страдающей Русской земле, в нем звучит призыв к сплочению русского народа для защиты родины от внешних врагов, призыв к защите мирного труда народа. Эта патриотическая идея и сделала произведение бессмертным.

«Слово» ценно как правдивая картина жизни феодальной Руси XI–XII веков.

 

 

Литература XVIII века

 

М. В. Ломоносов

5-е изд. (1945 г. )

Прямой, независимый, крайне вспыльчивый, он сразу восстановил против себя как Шумахера с его приспешниками, так и тех академиков-немцев, которые смотрели на академию как на выгодное и спокойное место, а втайне презирали «варваров»-русских и не заботились о серьезной подготовке студентов.

Борьба Ломоносова с немцами имела не мелочно-личный, а глубоко-принципиальный характер: Ломоносов стремился к созданию и развитию русской науки и видел, что немцы заботятся только о своих личных интересах, а вовсе не о развитии русской науки, не об интересах Русского государства.

Долго держали Ломоносова в черном теле. <…>

 

9-е изд. (1949 г.)

В единственном существовавшем тогда в необъятной стране научном учреждении — в Академии наук — хозяйничали немцы. В их числе было немало тех, кто стремился захватить русскую науку, душил русские таланты, срывал начинания замечательных русских деятелей.

Борьба Ломоносова с немцами имела глубоко принципиальный характер: Ломоносов стремился к созданию и развитию русской науки и видел, что немцы заботятся только о своих личных интересах, а вовсе не о развитии русской науки, не об интересах Русского государства.

Особенно много пришлось Ломоносову бороться с Шумахером, пытавшимся стать диктатором в области научной работы в России.

Последний пригласил в Академию наук своего зятя — Тауберта, «подобного себе коварством, но превосходящего наглостью», как характеризовал этого субъекта Ломоносов.

Когда Тауберт появился в Академии наук в Петербурге, он начал выступать против привлечения русских ученых, против обучения русских студентов. Тауберт мешал Ломоносову в его работе по академической гимназии, боролся против создания русских университетов. Он заявлял: «Разве нам десять Ломоносовых надобно? И один нам в тягость».

Долго держали Ломоносова в черном теле. <…>

 

1954 г.

Эти прекрасные черты Ломоносова-ученого неразрывно связаны в нем с выдающимися качествами общественного деятеля. Горячий патриот, Ломоносов не щадил себя в борьбе за благо отечества, за отечественную науку. <…> На протяжении всей своей работы в Академии наук он вел борьбу против иностранцев, возглавлявших академию, так как они препятствовали развитию просвещения в России и преграждали доступ к науке русским.

 

Значение Ломоносова

5-е изд. (1945 г.) и далее

Под словом «народ» Ломоносов мыслил не одних только представителей высшего общества, пользовавшихся многочисленными дворянскими привилегиями. Все многомиллионное русское крестьянство, бесправное и забитое, обнимал он своим большим умом и сердцем, болел его нуждами и требовал для него доступа к образованию, требовал забот о его благосостоянии. <…>

Он не был понят малокультурными современниками, этот великий человек, но начатое им дело не погибло. Образ пламенного патриота встает перед нами во всем его величии. Ломоносов стал как бы знаменем, которое зовет новые поколения к новым подвигам на поприще науки и культуры.

 

1954 г.

Значение Ломоносова в истории русской литературы и русского литературного языка очень велико.

1. Ломоносов выполнил огромную работу в деле развития русского литературного языка на народной основе <…>. От Ломоносова идет та система стихосложения, которая дошла до наших дней.

2. Ломоносов содействовал созданию русского классицизма — прогрессивного по тому времени направления <…>.

3. Поэзия Ломоносова, глубоко идейная, патриотическая, граждански направленная, значительно способствовала быстрому и успешному развитию русской литературы. И как ученый, и как поэт Ломоносов все свои силы отдал служению народу и родине. <…>

Дети свободного советского отечества восхищаются и гордятся великим своим предком, истинным сыном своей родины.

 

Г. Р. Державин

5-е изд. (1945 г.)

Державин оставил после себя значительное число од, прославляющих победы русского оружия. Завоевательные войны времен Екатерины II и, в частности, победы полководца Суворова давали поэту богатый материал для такого рода произведений. По художественным особенностям победные оды Державина близки к таким же одам Ломоносова.

 

9-е изд. (1949 г.) и далее

Сын XVIII века, Державин был исторически ограничен в своих политических представлениях. Они не выходили за пределы существовавшей монархической формы правления и крепостного общественного строя. Но в этих исторических рамках поэт выражал все, что было прогрессивным. <…>

Идея честного общественного служения и народного блага определяет высокую гражданственность поэзии Державина. <…> Со своей поэтической трибуны Державин говорил правду столь же мужественно, как и на своей государственной службе. <…>

За высокие гражданские идеи и мужество в их высказывании Державины чтили Радищев, пославший ему свою книгу <…>, поэт-декабрист Рылеев, <…> вообще все передовые и лучшие люди в русском обществе и литературе <…>.

Державин <…> певец русской военной славы, как можно по праву его назвать, певец русского народа, его непоколебимой силы и мощи, перед которой никто и ничто не может выстоять. <…>

За патриотическим воспеванием «твердокаменного Росса», то есть всего русского народа, как это поясняет сам поэт, поразительно у Державина понимание исторического значения борьбы и подвигов великого русского народа:

 

Воюет Росс за обще благо,

За свой, за ваш, за всех покой, —

 

говорит поэт народам Европы.

 

1954 г.

Ближе к Ломоносову стоит Державин в своих одах, посвященных прославлению побед, одержанных русскими войсками. <…> Державин прославляет выдающихся полководцев своего времени — Репнина, Румянцева, Суворова, особенно последнего. Но главным героем его победно-патриотических од является русский солдат, русский народ. С патриотическим воодушевлением говорит Державин о героизме и стойкости русского солдата, о непобедимости России.

Русский народ в изображении Державина — не захватчик чужих земель, а защитник своей родины и освободитель порабощенных Наполеоном народов Европы. В оде «На переход Альпийских гор» поэт, обращаясь к народам Западной Европы, говорит:

 

Воюет Росс за обще благо,

За свой, за ваш, за всех покой.

 

Державин не только воспевал то, что, по его мнению, укрепляет государство, но и обличал придворно-вельможную знать <…>.

Д. И. Фонвизин

9-е изд. (1949 г.) и далее

Политический смысл комедии ясен. Автор не выводит прямо в комедии «случайных вельмож», фаворитов, направляющих внутреннюю политику Екатерины II (это было бы невозможно), но устами Стародума все же наносит им чувствительный удар. Представителей же рядового дворянства он выводит в лице Скотинина и Простаковых, обнажает их вопиющее невежество, грубость, своекорыстие и как бы говорит, что они недостойны быть опорой правительства, что их бесконтрольное владычество в деревнях ведет страну к разорению.

Комедия Фонвизина была первой реалистической комедией <…>

В комедии «Недоросль» автор дает потрясающие картины крепостного быта, проникнутые чувством глубочайшего возмущения. В сущности, это решительный призыв к крестьянскому освобождению, не повторявшийся с такой силой на русской сцене до самой реформы 1861 года.

 

1954 г.

Главными темами комедии «Недоросль» являются следующие темы: тема крепостного права и его растлевающего влияния на помещиков и на дворовых, тема отечества и службы ему, тема воспитания и тема нравов придворного дворянства. <…>

Стародум — человек просвещенный и передовой. <…> Стародум — прежде всего глубокий патриот. <…>

В художественном стиле комедии заметна борьба классицизма и реализма, то есть стремление к возможно более правдивому изображению жизни. Перевес явно на стороне реализма.

Это проявляется главным образом в изображении действующих лиц, особенно отрицательных. Они — типичные представители своего класса, широко и разносторонне показанные. <…>

Со страниц комедии, со сцены театра прозвучал смелый голос передового писателя, который гневно громил язвы и недостатки жизни того времени, призывал к борьбе с ними. Комедия рисовала подлинные картины жизни <…>

«Недоросль» Фонвизина является родоначальником русской (по выражению Горького) «обличительно-реалистической» комедии, комедии социально-политической.

 

А. Н. Радищев

1954 г.

Радищев — писатель, именем которого мы гордимся. Из всех замечательных людей XVIII века он ближе и роднее всех советскому гражданину. <…>

Радищев был широко образованным человеком. <…> Но самое главное — все свои обширнейшие знания, все силы своего ума, чувства и воли он отдал делу служения родине, борьбе за народную революцию, за свободу и счастье трудового народа.

«Путешествие из Петербурга в Москву». Это слова (посвящение. — Е. П.) пламенного патриота, который горячо любит свою родину и свой народ, страдает при виде бедствий народа и желает сказать правду о своей стране, оружием художественного слова бороться против царящего зла. Поставив себе такую задачу, Радищев рисует в своей книге широчайшую картину жизни России своего времени. <…> И все эти вопросы он освещает с точки зрения революционера <…>. Он обличает самый строй, самодержавно-крепостнический порядок, справедливо видя в нем источник зла. Но он не только обличает, он зовет к революции. <…>

В «Путешествии» противопоставлены друг другу два лагеря: угнетатели народа, грабители, морально испорченные люди (цари, вельможи, помещики, чиновники, купцы), и народ, хотя и угнетенный, но великий по своим нравственным силам. <…>

Впервые в русской литературе был так изображен народ; впервые он стал подлинным героем художественного произведения.

 

Литература XIX века

 

Литература первого периода русского освободительного

движения

 

1954 г.

Три главных этапа освободительного движения в России. Ленин пишет: «Освободительное движение в России прошло три главных этапа, соответственно трем главным классам русского общества, налагавшим свою печать на движение: 1) период дворянский, примерно с 1825 по 1861 год; 2) разночинский или буржуазно-демократический период, приблизительно с 1861 по 1895 год; пролетарский, с 1895 по настоящее время».

Таким образом, русская литература, примерно с 1825 по 1861 год, — это литература дворянского периода русского освободительного движения, когда, по определению Ленина, самыми выдающимися деятелями были декабристы и Герцен.

 

В. А. Жуковский

5-е изд. (1945 г.) и далее

Славу Жуковскому создало его знаменитое стихотворение «Певец во стане русских воинов» (1812). Жуковский написал его в лагере при Тарутине, сам находясь «в стане русских воинов» — в ополчении. Россия переживала в это время страшные, ответственные дни. Огромная территория страны — ее западные области — были опустошены и заняты врагом. Русская армия медленно отступала в глубь страны. Правда, уже сиял бессмертной славой день Бородина. <…> В эти дни Жуковский и пишет свое страстное патриотическое обращение к «стану русских воинов». <…>

Пламенной любовью к родине и глубоким, задушевным лиризмом звучит в стихотворении строфа об отчизне <…>.

Любовь к родине, оскверненной вторжением врага, вызывает в певце чувство естественной ненависти к врагу-поработителю. Отсюда — мотив мести, вплетающийся в общую патриотическую ткань произведения, страстный призыв к истреблению врага <…>.

 

9-е изд. (1949 г.) и далее

Необходимо указать, что патриотическое настроение Жуковского отличалось от патриотизма участников Отечественной войны — будущих декабристов. Вместе с ненавистью к внешнему врагу они питали ненависть к угнетателям русского народа и, желая победы над иноземным врагом, мечтали об освобождении родины от ее внутренних врагов — царской тирании и крепостничества.

 

1954 г.

Начав свой творческий путь как поэт-сентименталист, Жуковский стал далее родоначальником консервативного романтизма.

«Светлана».Идейное содержание баллады говорит о религиозности и консерватизме Жуковского. Жуковский старается показать кротость и религиозность Светланы как типические черты русского народа. <…>

Значение Жуковского заключается прежде всего в том, что он внес новые темы в русскую поэзию. <…> Другая заслуга <…>, что он нашел такие поэтические средства языка и стиля, которые давали поэту возможность выразить самые тонкие душевные переживания <…>.

 

А. С. Грибоедов

5-е изд. (1945 г.) и далее

Идейно-общественный смысл образа Чацкого заключается в гражданской скорби патриота, который уязвлен в своих лучших идеалах картиной полного морального разложения господствующей дворянской верхушки <…>.

 

А. С. Пушкин

1954 г.

Пушкин — великий русский национальный поэт. В его личности и творчестве с большой силой проявились такие замечательные черты русского народа, как свободолюбие, многосторонняя одаренность, могучая творческая сила.

Впитав в себя лучшие достижения отечественной культуры и литературы, Пушкин всю свою творческую жизнь посвятил борьбе за самобытное развитие русской литературы. И он стал родоначальником той великой русской классической литературы, которая сильна и прекрасна своей тесной связью с освободительным движением, подлинной народностью, верой в творческие силы народных масс. <…>

Сердце России — Москва — была родиной величайшего русского поэта. <…>

Убийство Пушкина вызвало в широких массах огромное возмущение. Правительство испугалось и поспешило принять меры, чтобы избежать народной демонстрации во время похорон великого поэта. Пушкин даже мертвый был страшен царскому правительству.

 

«Евгений Онегин»

1954 г.

На образе Онегина Пушкин показал тот путь, которым шла часть дворянской интеллигенции его времени, — искания в отрыве от общества и от народа. Пушкин сурово осудил этот путь героя индивидуалиста <…>.

Другой путь, которым шла дворянская интеллигенция 20-х годов XIX века, раскрыт в образе Ленского. Это путь увлечения модными в то время философскими учениями и оторванной от жизни, мечтательной романтической поэзией.

 

«Борис Годунов»

5-е изд. (1945 г.) и далее

Народ играет важную, ведущую роль в тех событиях, которые изображены в трагедии Пушкина. На народ ориентируются обе борющиеся стороны — царь Борис и Самозванец <…>. Это признание за народом решающей роли в вопросах социально-политической борьбы приобретает особенный интерес, если принять во внимание, что трагедия «Борис Годунов» писалась в тот самый год, когда произошла решительная схватка между декабристами и самодержавием. <…> Пушкин понимал лучше декабристов, что в борьбе против самодержавия нельзя обойтись без поддержки народа. <…>

Придавая народу роль первостепенной исторической силы, Пушкин вводит в состав своей трагедии народ как одно из действующих лиц.

 

9-е изд. (1949 г.) и далее

Такой народной трагедии, с глубоким идейным содержанием, не знала Западная Европа.

1954 г.

Превосходя современных ему историков и писателей, гениальным чутьем великого поэта приближаясь к нашему пониманию роли народа в истории, Пушкин показывает и огромную силу народа, и исторические обусловленную слабость его в то время <…>.

 

Поэма «Полтава»

5-е изд. (1945 г.) и далее

Таким образом, Пушкин, рассказывая о судьбе действующих лиц, все свое сочувствие отдает тем, кто беззаветно борется за передовые идеалы своей эпохи, кто жертвует собой для блага отечества и в этой жертве усматривает высшее счастье и утверждение своей личности, высший смысл своей жизни. Можно сказать в связи с этим, что идеологической основой поэмы «Полтава» является культ родины, пламенное чувство патриотизма.

 

«Капитанская дочка»

9-е изд. (1949 г.) и далее

Основной темой повести является крестьянская революция. В художественных образах и картинах Пушкин показал закономерность и подлинно народный характер Пугачевского восстания <…>.

 

Пушкин и мировая литература

9-е изд. (1949 г.) и далее

А. С. Пушкин по праву занял место среди величайших писателей мира. Мировое значение творчества Пушкина не подлежит сомнению, но измерять его приходится не известностью Пушкина, не отзывами писателей и критиков Запада, а определением реального значения творчества Пушкина в истории развития всей мировой литературы.

 

1954 г.

Творчество Пушкина отличается высокой идейностью, гуманизмом и демократизмом. В его произведениях звучит голос подлинного патриота-гражданина, горячо любившего свою страну и свой народ и гордившегося им. Любовь к родине и к ее народу сочетались в Пушкине-патриоте с ненавистью к самодержавно-крепостническому строю, задерживавшему развитие богатейших творческих сил русского народа. <…>

Пушкин был учителем и руководителем многих русских писателей. <…>

Творчество Пушкина оказало большое прогрессивное влияние на национальные литературы народов России. <…>

На Западе творчество Пушкина привлекло внимание почти с самого начала поэтической деятельности великого поэта. <…>

В конце XIX века Пушкина уже считают одним из величайших поэтов мира.

 

М. Ю. Лермонтов

9-е изд. (1949 г.) и далее

Ближайший преемник Пушкина, Лермонтов оказался верным продолжателем и пушкинского реализма, особенно глубоко развив линию психологического реализма.

 

1954 г.

Лермонтов — достойный преемник Пушкина. Так же, как у Пушкина, судьбы родины и народа были основным содержанием его творчества. <…>

Влияние Лермонтова не ограничилось рамками русской литературы. У него учились выдающиеся поэты Армении <…>, Грузии <…>, Осетии <…> и других народов.

 

Н. В. Гоголь

1954 г.

Ученик и преемник Пушкина, Гоголь вошел в русскую литературу как один из великих и самобытных писателей <…>.

Углубив критический реализм Пушкина, Гоголь создал такие произведения, которые выросли в грозный обвинительный акт против самих устоев феодально-крепостнического мира.

 

Шестидесятые годы

И. А. Гончаров

15-е изд. (1956 г.)7 

К середине XIX в. под влиянием реалистической школы Пушкина и Гоголя выросло и сформировалось новое замечательное поколение русских писателей. <…>

Чернышевский считал художественную литературу «учебником жизни», а Гончаров называл романы «школой жизни». Роман «Обломов» и явился своеобразным учебником жизни, школой, которая учила читателей критически всматриваться в жизнь и в ее отрицательные явления.

В борьбе за новые формы коммунистического труда образ Обломова, созданный Гончаровым, и в наше время продолжает показывать, как не нужно жить, как нельзя работать.

 

А. Н. Островский

15-е изд. (1956 г.)

В репертуаре русского театра первой половины XIX века было несколько замечательных пьес <…>. Но пьесы эти были лишь блестящим исключением на общем фоне массового репертуара наших театров. Преобладающую часть этого репертуара составляли малохудожественные изделия, не имевшие никакого литературного значения. <…>

Русский театр ждал драматурга, который продолжил бы лучшие традиции реалистической драматургии <…>.

 

И. С. Тургенев

3-е изд. (1944 г.) и далее

Человек исключительно широкого образования, знаток мировой литературы, насыщенный ее богатствами, обязанный влиянию многих западных и русских писателей, Тургенев оказал — в свою очередь — огромное влияние на русскую и зарубежную литературу. Западная Европа и Америка хорошо знали и высоко ценили творчество Тургенева. <…>

Мопассан преклонялся перед Тургеневым <…>. Э. Гонкур «пленялся» в нем «очарованием славянской природы», оригинальностью ума и «громадным космополитическим образованием». Поль Бурже, как и многие другие на Западе, особенно подчеркивал в Тургенев любовь его к родине, его «национальную скорбь». «Драмой его жизни, — говорил английский писатель Джемс, — была борьба за лучшее будущее России…»

 

8-е изд. (1949 г.) и далее

Тургенев достиг еще при жизни мировой славы и оказал прогрессивное влияние на литературное творчество ряда западных писателей.

«Записки охотника» стали очень популярны во Франции. Западная Европа не знала такого правдивого, реалистического изображения крестьян. Бальзак рисовал крестьян «собственниками, жадно цепляющимися за клочок земли». Жорж Занд и Ауэрбах создавали образы крестьян с налетом сентиментализма, идеализируя их. Реализм Тургенева, увидевшего в крестьянине полноценного человека, стоял неизмеримо выше их.

Еще больше прибавили к славе Тургенева его социально-психологические романы. Прогрессивные круги читателей были покорены той моральной чистотой в вопросах любви, которую обнаружил в своих романах Тургенев; их пленял образ русской женщины (Елены Стаховой), охваченной глубоким революционным порывом; поражала фигура воинствующего демократа Базарова.

Мопассан преклонялся перед Тургеневым <…>. Э. Гонкур «пленялся» в нем «очарованием славянской природы», оригинальностью ума и «громадным космополитическим образованием». Жорж Занд писала ему: «Учитель! Мы все должны пройти через Вашу школу». «Драмой его жизни, — утверждал о Тургеневе один из зарубежных писателей, — была борьба за лучшее будущее России…»

 

15-е изд. (1956 г.) и далее

Тургенев был противником революции, но с пристальным вниманием и искренним восхищением следил за деятельностью революционеров, и это внимание и восхищение отчетливо сказались в его произведениях. <…>

Произведения Тургенева явились для европейского общества подлинным откровением о России, так как давали превосходный художественный комментарий к событиям русской жизни и истории.

<…> Культурный мир по произведениям Тургенева узнал Россию как страну, куда переместился центр и революционного движения, и идейных исканий эпохи.

 

Н. Г. Чернышевский

3-е изд. (1944 г.) и далее

Роман оказал большое влияние и на зарубежных революционеров. «Роман └Что делать?“, — пишет Георгий Димитров, — еще 35 лет тому назад оказал на меня лично как молодого рабочего, делавшего тогда первые шаги в революционном движении в Болгарии, необычайно глубокое, неотразимое влияние. И должен сказать — ни раньше, ни позже не было ни одного литературного произведения, которое так сильно повлияло бы на мое революционное воспитание, как роман Чернышевского.

 

Н. А. Некрасов

Родина в поэзии Некрасова

3-е изд. (1944 г.) и далее

Отличительной чертой поэзии Некрасова является то, что она служила общественным интересам своего времени, выражала мысли, чувства и надежды передовых кругов тогдашнего общества, призывала к борьбе за право угнетенного и забитого крестьянства. Все силы своего ума Некрасов отдал русскому народу, жил его жизнью и боролся за его счастье. <…>

«Родная земля» с ее бескрайними нивами, зелеными лесами, суровыми зимами — неиссякаемый источник вдохновения Некрасова, предмет его гордости. Сравнивая неизъяснимую, полную своеобразной прелести красоту русского пейзажа с яркими красками пейзажа Запада, Некрасов восклицает:

Какие реки здесь!

Какие здесь леса! Пейзаж природы русской

Со временем собьет, я вам ручаюсь, спесь

С природы рейнской…

 

<…> Какой трепетной любовью и каким проникновенным чувством полно у поэта, например, описание русской весны в стихотворении «Зеленый шум»! Нарисовать такой пейзаж русской весны мог только художник, действительно любящий русскую природу и живущий с ней одной жизнью. <…>

В то же время Некрасов ясно видел, как тяжело жилось народу под небесами родины в суровых социальных условиях его времени. Нищета убогой русской деревни, непосильный труд крестьянина, тяжелая доля русской женщины <…> — все эти стороны печальной русской действительности не могли не волновать поэта-патриота, угнетали его сознание гражданина. <…>

Некрасов страстно верил в счастливое будущее народа. Его любимые герои — это борцы за народное счастье, его заветный идеал — свободная родина.

8-е изд. (1949 г.) и далее

На чужбине он тосковал, томился от бездействия, но стоило ему, вернувшись из заморских стран, где он искал и не нашел «примиренья с горем», вдохнуть знакомые с детства запахи родимых дорог, лугов, лесов, увидеть могучие просторы родины, как он переживал творческое возрождение.

 

15-е изд. (1956 г.) и далее

В творчестве Некрасова слова «любовь к родине» постоянно соединялись со словами «гнев» и «ненависть». <…> Любя родину, Некрасов никогда не уставал ненавидеть уродливый социальный строй царской России, ее господствующие классы, обрекавшие на невыносимые мучения трудящихся. <…>

Он любил ненавидя, и эта любовь-ненависть выражает своеобразие патриотизма Некрасова, верного сына своей отчизны, великого народного поэта-борца.

 

Семидесятые–восьмидесятые годы

 

Ф. М. Достоевский

3-е изд. (1944 г.) и далее

Условия каторжного быта и многолетний отрыв от умственной жизни передовых слоев общества наложили глубокий отпечаток на мировоззрение писателя. Он возвращается из Сибири больным, надломленным человеком; настроения его окрашиваются в тона религиозного мистицизма. <…>

Бессилие разрешить тяжелые противоречия жизни толкают его к признанию принципа, что «Жизнь есть страдание», а отказ от борьбы подсказывает ему лозунг: «Смирись, гордый человек!». <…>

Несмотря на явную ложность основной идеи, роман («Преступление и наказание». — Е. П.) как художественное целое представляет собой замечательное явление в художественной литературе. Глубина психологического анализа и сила реалистической трактовки действительности делают роман одним из крупнейших произведений не только русской, но и мировой литературы.

 

15-е изд. (1956 г.) и далее

В произведениях Достоевского 70–80-х годов еще резче проявилось непонимание автором передовых идей современного ему общества. В романе «Бесы» <…> автор явно карикатурно изобразил революционных, общественных и литературных деятелей своего времени <…>. Социалистические взгляды передовых деятелей того времени, материалистическая философия, идеи революционного преобразования общества показаны в романе в извращенном виде, с открытым отказом от заветов Белинского, Чернышевского и Добролюбова. <…>

Писатель ставит в романе («Братья Карамазовы». — Е. П.) задачу убедить читателей, будто спасение от ужасов жизни можно найти только в религии, в монастыре, куда и уходит младший сын Федора Карамазова Алеша.

Но автор сам же обрушил свой протест против жестокости и бездушия религии, оправдывающей страдания детей. <…>

В. И. Ленин беспощадно осуждал ложные тенденции творчества Достоевского и резко отзывался о романе «Бесы», но вместе с тем не раз заявлял, что Достоевский — гениальный писатель, рассматривавший больные стороны современного ему общества и рисовавший живые картины русской действительности.

 

М. Е. Салтыков-Щедрин

3-е изд. (1944 г.) и далее

Значение творчества Салтыкова-Щедрина. Сатира Салтыкова-Щедрина глубоко национальна. Правдивый и суровый писатель, Щедрин был наследником и продолжателем Грибоедова и Гоголя, рисовавших пошлость и скудоумие людей господствующих классов. <…>

Салтыков-Щедрин был живым воплощением лучших традиций русской литературы. «Он знает свою страну, — писал о нем Тургенев, — лучше, чем кто-либо из современников». Именно поэтому творчество Щедрина имеет общечеловеческое, мировое значение, и не случайно оно так высоко расценивалось в свое время К. Марксом и Ф. Энгельсом, а в наше время — Лениным и Сталиным. <…>

Пламенная любовь к народу и великий гнев, направленный на его врагов, нашли в его творчестве художественно-совершенное образное воплощение. Враги Салтыкова-Щедрина — наши враги. В борьбе, которую ведут трудящиеся всего мира за окончательное раскрепощение человечества, за коммунизм, Салтыков-Щедрин — наш союзник.

 

15-е изд. (1956 г.) и далее

Художественное своеобразие сказок Щедрина. Сказки Щедрина, как и все его творчество, служили делу освобождения родины и народа. <…>

Идейная близость Щедрина к народу проявилась не только в том, что он в своем творчестве защищал интересы народа, но, в частности, и в том, что писатель, подобно Некрасову, щедро пользовался богатствами устно-поэтического народного творчества в своих произведениях.

 

Л. Н. Толстой

3-е изд. (1944 г.) и далее

«Яснополянский мудрец». К концу XIX века Яснополянская усадьба превращается в своеобразный культурный центр, куда из разных концов России и других стран света приезжают писатели, ученые и общественные деятели, чтобы познакомиться с Толстым. <…> Слава «яснополянского гения», «яснополянского мудреца» достигает апогея. О степени этого влияния свидетельствует и колоссальное количество писем, которые поступали в Ясную Поляну из разных уголков мира. <…>

М. Горький с трепетом изумления и гордости писал: «Весь мир, вся земля смотрит на него, из Китая, Индии, Америки — отовсюду к нему протянуты живые, трепетные нити, его душа — для всех и — навсегда».<…>

Беседы с Толстым обычно производили на посетителей незабываемое впечатление.

А. П. Чехов

3-е изд. (1944 г.) и далее

Биография Чехова — поучительная биография разночинца, прошедшего суровую жизненную школу <…> и сумевшего подняться от прилавка бакалейной лавки до высот мирового искусства. <…>

Параллельно с ростом известности идет и формирование мировоззрения Чехова. Чехов не был революционером по своим взглядам и настроениям. Долгое время ему казалось, что писатель может оставаться в стороне от общественной борьбы. <…> Но русская действительность 80-х годов с ее гнетом правительственной реакции и общим упадком общественных настроений не могла не наводить Чехова на печальные размышления. <…>

В 1890 году, желая подробно изучить бытовые условия ссыльнопоселенцев на восточной окраине России, Чехов совершил трудное путешествие на остров Сахалин.

 

8-е изд. (1949 г.) и далее

Желая понять формы борьбы царского правительства с преступностью и изучить быт ссыльнопоселенцев в Сибири, Чехов предпринимает путешествие на остров Сахалин.

 

15-е изд. (1956 г.) и далее

В 1890 году Чехов приходит к мысли, что участие его в борьбе с правительственным насилием должно вылиться в какую-то серьезную и активную форму. Он решает отправиться на остров Сахалин, чтобы на месте изучить, к каким результатам приводит страну каторга <…>.

 

Новелла Чехова. Переход к общественным темам

3-е изд. (1944 г.) и далее

Так, шаг за шагом, Чехов шел от бытового анекдота к большим темам общественно-политического характера.

«Ионыч». Чехов, подобно Гоголю, с поразительной силой вскрывал «пошлость пошлого человека», в каких бы углах жизни и формах она ни проявлялась. Особенно страстно он бичевал эту пошлость в быту и настроениях современной ему интеллигенции.

 

15-е изд. (1956 г.) и далее

«Вишневый сад». В пьесе поставлены три темы. Основная из них — гибель дворянского гнезда в результате распада экономики и психики дворянства. <…>

Гибель дворянского класса была исторически закономерна. <…> На смену Раневским и Гаевым явилась новая общественная сила — буржуазия <…>. Победа Лопахина над Гаевым и Раневской — вторая тема пьесы.

Но торжество Лопахиных могло быть только временным. Чехов видел, что на арене общественной жизни появилась еще одна социальная сила, вступившая в борьбу с буржуазией. <…> В образах Трофимова и Ани и представлена Россия будущего. Это третья тема пьесы.

 

Мировое значение русской классической литературы

 

8-е изд. (1949 г.) и далее

Что же характеризует путь русской классической литературы и делает ее самой передовой литературой мира?

Характеризуют ее две (sic! — Е. П.) особенности: глубочайшая идейность, прогрессивность и высокое развитие реализма.

Прогрессивность русской литературы обуславливается ее близостью к освободительному движению. <…> Начиная с XVIII века русская литература повела страстную борьбу за освобождение народа от гнета крепостного права и самодержавия и знамя этой борьбы за свободу гордо донесла до дней Великой Октябрьской революции.

<…> Русская литература <…> рано вступила на путь реализма. Элементы его наблюдаются уже в XVIII веке. <…>

Показателем того, насколько русский реализм XIX века оказался выше западноевропейского, может служить изображение типа крестьянина у нас и на Западе.

 

15-е изд. (1956 г.) и далее

Замечательную оценку высоких достижений русской классической литературы мы находим у М. Горького. «Наша литература — наша гордость, лучшее, что создано нами как нацией», — заявлял он. <…>

Быстрый расцвет и обилие талантов — это яркие внешние показатели блестящего пути русской литературы. Какие же внутренние силы оплодотворяли ее рост и какие качественные особенности превратили ее в самую передовую литературу мира? Это — ее глубокая идейность, народность, гуманизм, социальный оптимизм и патриотизм.

 

М. Горький

1946 г.10 

И великий писатель становится другом и учителем всего человечества: так широк его кругозор, так глубоко его знание жизни.

 

1949 г. 11 

М. Горький формировался как человек и как писатель в конце XIX века, одновременно с началом нового периода освободительного движения и связанными с ним новыми формами революционной борьбы.

 

1951 г.12 

Появление Горького — величайшего художника нашей эпохи — именно в России глубоко закономерно. В конце XIX века центр мирового революционного движения переместился в Россию. Русский революционный рабочий класс выдвинул гениальных вождей пролетарской революции — Ленина и Сталина. Выступление русского пролетариата на историческую арену в области искусства ознаменовано появлением великого художника — Алексея Максимовича Горького.

 

1956 г. 13 

Новую эпоху в развитии русской и мировой литературы открыл своим творчеством Алексей Максимович Горький.

Значение творчества Горького

1946 и 1949 гг.

Не умер и Горький. Созданные им образы воспитали и будут воспитывать десятки поколений русских патриотов, беззаветно преданных своей родине <…>. Недалеко от города Белый был лагерь, в котором фашисты держали русских пленных. На сохранившейся в том лагере каменной плите были кем-то из пленных нацарапаны слова Горького: «Человек — это звучит гордо». <…>

Когда Красная армия готовила удар на Великие Луки, то в качестве условного сигнала для открытия огня и перехода в атаку были избраны слова Горького: «Если враг не сдается, — его уничтожают».

1951 и 1956 гг.

Безгранична любовь к Горькому советского народа. За годы революции произведения Горького вышли на 65 языках народов СССР тиражом свыше 40 миллионов экземпляров. <…>

Горький пользуется любовью и уважением у народов всего мира. Нет такого уголка земного шара, где бы имя великого русского писателя не было бы известно.

Выдающиеся зарубежные писатели — Ромен Роллан, Барбюс, Анатоль Франс, Драйзер, Андерсен-Нексе и многие другие — подчеркивали огромное влияние Горького на развитие мировой литературы.

 

В. В. Маяковский

1946 и 1949 гг.

В поэзии Маяковского в целом выражены самые лучшие черты советского человека (героизм, любовь к советской родине, трудовой энтузиазм и упорство, чувство коллектива). Вот почему поэзия Маяковского не только не стареет, но, напротив, с каждым годом наполняется новым содержанием. В дни Великой Отечественной войны <…> советские люди находили в стихах Маяковского выражение героики, которая окружала их на войне.

 

1951 г. и далее

Маяковский — поэт-новатор, основоположник советской поэзии; он обогатил русскую и мировую поэзию новыми художественными ценностями.

 

Значение Маяковского

1949 г.

Значение Маяковского в том, что, утверждая своего лирического героя, он тем самым утверждал новую советскую норму прекрасного и поэтического <…>. На опыте одного из наиболее тонких искусств — поэзии — Маяковский практически доказал глубокую плодотворность ленинского принципа партийности искусства.

 

1951 г.

Поэзия Маяковского является образцом глубоко идейного творчества. Она действенное оружие в борьбе против проявления аполитизма, безыдейности, формализма, в советской поэзии. Не случайно наша печать, критикуя и разоблачая безыдейные стихи Ахматовой, формалистические произведения Пастернака и другие подобные явления в литературе, противопоставляет им поэзию Маяковского.

 

1951 и 1956 гг.

Творчество Маяковского имеет огромное значение и для всей мировой поэзии. Стихи и поэмы Маяковского известны во всех странах мира и переведены более чем на тридцать языков.

Лучшие, прогрессивные поэты всех стран мира следуют традициям Маяковского.

 

Н. А. Островский

1946 и 1949 гг.

В московском музее Николая Островского хранится письмо партизанки — участницы Отечественной войны. Она говорит в этом письме, что для нее и ее товарищей Островский был «путеводителем в борьбе и первым товарищем».

Во многих частях Красной Армии установился обычай называть лучших бойцов «корчагинцами».

 

1949 г.

Роман «Как закалялась сталь» был любимой книгой Олега Кошевого. <…>

Эта огромная популярность Островского и его романа лучше всего говорит о том, в какой мере осуществил он основную задачу советского писателя – быть инженером человеческих душ, в какой мере он глубоко воспринял и выразил идею партийности и в жизни, и в творчестве.

 

1951 и 1956 гг.

Н. Островский создал в образе Павла типический характер молодого большевика, показал его высокие моральные качества. <…>

На фронтах Великой Отечественной войны сражалось второе поколение корчагинцев. Не случайно на памятнике Зое Космодемьянской высечена знаменитая клятва Павла Корчагина; недаром «Как закалялась сталь» была любимой книгой Олега Кошевого.

Образ Павла Корчагина был высоким примером служения Родине. Многие солдаты и офицеры носили с собой переписанную клятву Корчагина. В знаменитой 62-й армии, насмерть стоявшей под Сталинградом, «Как закалялась сталь» читали во всех ротах и батальонах. <…>

И в послевоенных условиях роман Островского продолжает оказывать сильнейшее воспитательное воздействие. На заводах и фабриках нашей страны существует немало молодежных рабочих бригад имени Н.Островского и Павла Корчагина.

Роман «Как закалялась сталь» учит советскую молодежь всегда быть на передовой линии огня.

 

А. А. Фадеев

1949 г.

Значение романа не только в том, что Фадеев, как летописец, сумел бережно сохранить для грядущих поколений память об одном из замечательных эпизодов Великой Отечественной войны и воссоздать обаятельные образы деятелей «Молодой гвардии» <…>. Задача художника состоит не только в том, чтобы изобразить то, что было в жизни. Он должен показать, что это —бывшее в жизни — для нее характерно и типично <…>. Вот почему Фадеев в своем романе выходит за непосредственные пределы того исторического события, о котором он рассказывает, и рисует своих героев так, что в них проступают вообще наиболее существенные черты молодого человека советской эпохи <…>.

Несмотря на большие достоинства романа, автор не избежал в нем и значительных ошибок. Прежде всего в романе не показана выдающаяся организующая роль большевистской партии <…>.

1951 и 1956 гг.

«Молодая гвардия» — роман, отличающийся своей глубокой жизненной правдой, он реалистичен в самом подлинном и точном смысле слова. Фадеев не просто описывает дела и дни краснодонцев, а воспевает незабываемые подвиги советских людей.

1956 г.

Лирико-патетические элементы романа восходят к традициям Гоголя, к эпическому стилю «Тараса Бульбы».

 

Мировое значение советской литературы

 

1956 г.

Мировое значение любой литературы определяется тремя обстоятельствами: во-первых, ценностью и значительностью того вклада, который вносит она в общую сокровищницу человечества, дополняя и обогащая ее, во-вторых, ее воздействием на художественное развитие других стран и, в-третьих, степенью ее распространения во всем мире.

С этой точки зрения мировая роль советской литературы неоспорима. Начнем с последнего обстоятельства.

Нет такой страны, где произведения наших художников слова не были бы широко распространены. <…>

Чем объясняется такой интерес <…>? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно иметь в виду <…> то новое, что принесла с собой советская литература. Она завоевала симпатии простых людей во всех уголках земли, потому что раскрыла героику и величие борьбы народа за новую жизнь <…>.

В книге <…> Джавахарлала Неру «Открытие Индии» приведены в качестве примера жизненного поведения знаменитые слова Павла Корчагина <…>.

Во время освободительной войны китайского народа против чанкайшистских орд исключительной популярностью пользовалась в Китае повесть К.Симонова «Дни и ночи». <…>

В недавние годы молодая французская патриотка Раймонда Дьен совершила мужественный поступок: чтобы сорвать поставку американских танков в Корею, она легла на рельсы и, рискуя своей жизнью, преградила путь воинскому эшелону. Ее заключили в тюрьму. «В тюрьме, — пишет она, — я впервые прочла советский роман └Молодая гвардия“. Из этой книги я узнала о таких примерах героизма, что мне прямо совестно стало: я получаю столько изъявлений любви и признательности, а сделала так мало». <…>

В 1935 году Горький отметил, что советская литература «становится учительницей литературы всего мира». Наша литература все шире распространяет свое влияние на литературы других народов, потому что она принесла с собой и новое содержание, и новый метод – метод социалистического реализма.

 

 

 

 1 См. о нем: Нева. 2010. № 5.

 2 «Проф. Л. И. Тимофеев предлагал дать в программе X класса характеристику литературных явлений конца XIX — начала XX века и советскую литературу, как было до прошлого года. С этим нельзя согласиться. Мне кажется странной мотивировка, которую высказал Л. И. Тимофеев в этой связи: └Нужно характеризовать историю советской литературы, ее предысторию“. Прежде всего, товарищи, основу советской литературы нужно искать в Великой Октябрьской социалистической революции.

И второе — о каких истоках идет речь? О декадентстве, о Брюсове, о Блоке? Я не литературовед, но позволю себе сказать, что истоки советской литературы нужно искать в великой прогрессивной русской литературе, в творчестве революционных демократов, а это программа IX класса» (Из заключительного слова министра просвещения РСФСР проф. А. А. Вознесенского [Дискуссия по вопросам преподавания литературы в средней школе] // Литература в школе. 1949. № 1. С. 56).

 3 Соколова Л. А. Опыт изучения критических статей Добролюбова в IX классе // Литература в школе. 1949. № 6. С. 52.

 4 Текст 5-го издания учебника восьмого класса цитируется по изданию: Поспелов Н., Шаблиовский П., Зерчанинов А. Русская литература. Учебник для VIII класса средней школы. Изд. 5-е. М.: Гос. уч.-пед. изд-во Наркомпроса РСФСР, 1945.

 5 Текст учебника восьмого класса 1954 года цитируется по изданию: Флоринский С.М. Русская литература. Учебник для восьмого класса средней школы. М.: Гос. учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР, 1954.

 6 Текст 9-го издания учебника восьмого класса цитируется по изданию: Поспелов Н., Шаблиовский П., Зерчанинов А. Русская литература. Учебник для VIII класса средней школы. Изд. 9-е, перераб. М.: Гос. уч.-пед. изд-во Наркомпроса РСФСР, 1949.

 7 Текст 15-го издания учебника девятого класса цитируется по изданию: Зерчанинов А. А., Райхин Д. Я. Русская литература. Учебник для IX класса средней школы. Изд. 15-е, перераб. М.: Гос. уч.-пед. изд-во Министерства просвещения РСФСР, 1956.

 8 Текст 3-го издания учебника девятого класса цитируется по изданию: Зерчанинов А. А., Райхин Д. Я., Стражев В. И. Русская литература. Учебник для IX класса средней школы. [Изд. 3-е]. М.: Гос. уч.-пед. изд-во Наркмопроса РСФСР, 1944.

 9 Текст 8-го издания учебника девятого класса цитируется по изданию: Зерчанинов А. А., Райхин Д. Я., Стражев В. И. Русская литература. Учебник для IX класса средней школы. [Изд. 3-е]. М.: Гос. уч.-пед. изд-во Министерства просвещения РСФСР, 1949.

 10 Текст учебника десятого класса 1946 года цитируется по изданию: Тимофеев Л. И. Современная литература. Учебное пособие для десятого класса средней школы. М.: Гос. уч.-пед. изд-во Министерства просвещения РСФСР, 1946.

 11 Текст учебника десятого класса 1949 года цитируется по изданию: Тимофеев Л. И. Русская советская литература. Учебное пособие для десятого класса средней школы. М.: Гос. уч.-пед. изд-во Министерства просвещения РСФСР, 1949.

 12 Текст учебника десятого класса 1951 года цитируется по изданию: Дементьев А., Наумов Е., Плоткин Л. Русская советская литература. Л.;М.: Гос. уч.-пед. изд-во Министерства просвещения РСФСР, Лен. отд., 1951.

 13 Текст учебника десятого класса 1956 года цитируется по изданию: Дементьев А., Наумов Е., Плоткин Л. Русская советская литература. Пособие для средней школы. Изд. 5-е, испр. Л.: Гос. уч.-пед. изд-во Министерства просвещения РСФСР, Лен. отд., 1956.

Версия для печати