Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2010, 3

Бренд страны и обмен чувствами

Хам Ёнчжун

 

Хам Ёнчжун — бывший аспирант СПбГУ. Кандидат филологических наук. Профессор университета “Тангук”. Исполнительный директор отделения искусства Оргкомитета Фестиваля русской и корейской культуры–2010. Режиссер-постановщик труппы “Корос”. Автор более двадцати научных публикаций, в том числе монографии. Перевел с русского на корейский язык три книги. Живет в Сеуле.

 

БРЕНД СТРАНЫ И ОБМЕН ЧУВСТВАМИ

 

Русский религиозный мыслитель П. А. Флоренский сказал: “Культура есть язык, объединяющий человечество”. Мне кажется, что как раз наше время — XXI век — всецело можно назвать эпохой культуры. Наряду с вопросами окружающей среды вопросы культуры стали самыми актуальными в XXI веке. Во всех странах центром всеобщего внимания становятся вопросы влияния культуры, которую называют “мягкой силой”.

Во-первых, в Республике Корея (далее РК) нередко отождествляют понятие “культура” с понятием “акции в сфере искусства”. Культурные мероприятия у нас прочно ассоциируются со сценическими представлениями и интересным зрелищем. В РК традиционно отождествляют культуру с искусством. Более того, корейцы воспринимают “культуру” и “искусство” по-своему — преимущественно как отдых или развлечение.

В Европе же, в частности в России, культура и искусство не всегда отождествляются. Слово “культура” имеет одинаковую этимологию со словом “культивировать”. То, что получено через культивацию, воспринимают как искусство. Искусство, созданное через культивацию, является предметом не развлечения или отдыха, а согласия и одобрения, то есть к произведениям искусства, например, относятся с согласием и одобрением. В них зрители скорее участвуют, делясь чувствами с авторами и друг с другом, чем пользуются ими для своего отдыха.

В отношениях между двумя нашими странами не будет взаимопонимания в сфере культуры, если произойдет столкновение взглядов на культуру и искусство — как на отдых и развлечение с одной стороны и как на обмен чувствами с другой стороны. Здесь речь не идет о преимуществе какой-нибудь одной из двух культур. Культура — явление многостороннее, и это дает повод для контактов и создания новой культуры через гармоничное объединение двух культур.

Теперь поразмышляем об основанном на взаимопонимании направлении, которое должны выбрать фестивали русской и корейской культуры. В течение последних 20 лет культурные связи между Россией и РК развивались с большой скоростью. Но для восприятия явлений культуры, в частности, произведений сценического искусства, которые ставили русские мастера высочайшего уровня, требовалась эстетика обмена чувствами, а в РК она терялась, поскольку корейцы приходили на спектакли с намерением отдохнуть. Корейские представления в России, в свою очередь, не могли привлечь внимание российских зрителей, потому что такие развлекательные компоненты, как безрассудная (на взгляд неподготовленных людей) игра на национальных инструментах, прыжки, танцы би-боев и т. д., не давали зрителям возможности обменяться чувствами.

Таким образом, контакты в сфере культуры в течение последних двух десятилетий не были похожи на реальные контакты, скорее всего, они напоминали “мимолетные встречи”. Это четко предопределяет задачи в выборе направления российко-корейских контактов в сфере культуры на 2010 год и значение, которое они должны приобрести. Нам больше нельзя оставлять их “мимолетными”. Нам надо реально встречаться. Мартин Бубер отметил, что у современного человека есть только мимолетные встречи. Это и есть культурное явление между Россией и РК. Чтобы состоялась настоящая встреча, нам надо делать шаги к более непосредственному восприятию друг друга.

Для этого каждая сторона должна достичь ядра культуры противоположной стороны. Нам надо встречаться на основе взаимопонимания культур — культуры как обмена чувствами и культуры как развлечения. Это может предопределить рождение новой культуры.

С 2006 года Россия уделяет большое внимание культурным связям, провозглашая каждый год годом какой-нибудь страны (Китая, Индии, Турции и Франции). К сожалению, пока Год Кореи не был провозглашен в России, как и Год России — в Республике Корея. Тем не менее мы планируем организовать мероприятия под названием “Фестиваль корейской (российской) культуры” в небольшом масштабе.

Вопрос не только в масштабе. Важнее то, в какой форме должны развиваться такие мероприятия, чтобы способствовать двухстороннему сотрудничеству. Всем уже известно, что фестивали культуры дают обеим странам выгоду. Для РК, не имеющей богатых природных ресурсов, чья экономика основывается на экспорте, крайне необходимо повышение статуса “бренда страны”. Последний повышается вместе с повышением культурных и материальных ценностей. Россия же старается повысить статус “бренда страны” путем восстановления когда-то существовавшего имиджа одного из мощнейших государств в мире и установления партнерских отношений с восточноазиатскими странами в области экономики.

По сравнению с приобретением ценностей “бренда” страны, которое поставлено в качестве одной из целей культурных связей, гармоничное развитие культуры обеих стран является целью более существенной.

Республика Корея нередко представляла свою традиционную культуру в рамках программ культурного обмена. Развитие и распространение традиционной корейской культуры, несомненно, чрезвычайно ценной и уникальной, необходимо для повышения статуса “бренда” страны. Но если смотреть с более прогрессивной точки зрения, то неоспоримо, что наши задачи заключаются скорее в развитии более “глобальной”, более общедоступной культуры и искусства, чем просто в сохранении традиционного. Под общедоступным искусством мы имеем в виду такие виды искусства, как театр, кино, балет, музыка, изящное искусство и т. п., в которых был бы возможен обмен чувствами на мировом уровне. Чтобы найти гармонию, надо как следует войти в сферу видов искусства, где происходит всеобщее общение людей мира, и там производить обмен ценностями.

Свидетельство правоты вышеизложенного можно найти в истории России. В наши дни неоспоримо мнение, что преимущество в мире балета принадлежит России, а не Франции — родине балета. Но в XIX веке в России балет как вид искусства не привлекал должного внимания к себе, и русский балет в европейском мире балета выполнял всего лишь роль “ученика”. Только к концу XIX века благодаря гению С. П. Дягилева русский балет потряс весь мир балета, и до сих пор он продолжает выполнять роль “учителя”. Что же касается драматургии, Россия, остававшаяся “учеником” в европейском мире драматургии до конца XIX века, благодаря творениям К. С. Станиславского и А. П. Чехова сейчас является Меккой мировой драматургии и явно играет роль “учителя”.

Тут можно предположить гармонию между “учеником” и “учителем” на основе равности. Можно не “влиять” односторонне на кого-нибудь со своей культурой, а гармонично “взаимовлиять” друг на друга. Раньше общее внимание было сосредоточено на том, как можно оказать влияние на другого, а сейчас важно найти ответ на вопрос: “Почему нужно влиять друг на друга?”, то есть нам не следует придерживаться позиции “культурного империализма”, нам необходимы взаимные отношения.

В этом контексте можно обратить внимание на возможность создания “новой культуры”, включающей фестивали и проведение мероприятий, направленных на развитие культурных связей, и это — более значимая цель, ведущая к гармонии отношений между странами.

Если есть цель, то нужна стратегия, а если есть стратегия, то нужна и тактика. Если целью проведения фестивалей культур является повышение статуса “бренда” обеих стран и гармония (взаимодействие) между ними, то добиваться их надо не через одностороннее “насаждение” чьей-нибудь культуры в другую, а через процесс обработки с помощью “ковки”.

Понятие “культура” связано со значением слова “культивировать”, “ковать”. Если сковать культуры России и РК, то можно найти путь создания новой культуры.

Русская культура и искусство находятся на вершине мировой культуры. “Мягкая сила” России буквально играет роль мирового “учителя” культуры. Но дело в том, что мир быстро меняется. Русская культура — это скорее принципиальная культура, приверженная традиции эры аналоговых технологий.

РК же владеет культурой общепризнанной “высокотехнологичной силы”. Неверно, что это стало возможным лишь вследствие “получения” РК ценностей западноевропейской цивилизации в процессе модернизации, длившейся несколько последних десятилетий. Откуда же у корейцев появилась “высокотехнологичная сила”, которая позволила им занять первое место в мире по объему производства полупроводников, судостроительства, производства цифровых электронных технологий и т. д.? Читателям, возможно, непонятно, почему мы резко переходим с темы культуры на технологии, но технологии тоже можно приписать к явлениям культуры, дополняющим своим значением “бренд” страны.

Приведем исторические примеры, которые бы объясняли приоритет РК в сфере высоких технологий. Думаю, не будет возражений, если сказать, что наша страна — одна из сильнейших стран мира по информационным, сверхсовременным технологиям. Но стала ли она таковой случайно? Думается, не случайно.

Когда во всем мире еще пользовались деревянной посудой, в Корее уже изготавливались керамические изделия, а примерно в XI веке с введением более совершенной технологии стали производить фарфор. Эти высокие для своего времени технологии были переданы Японии, Китаю и другим странам. Они легли в основу сегодняшнего развития сверхсовременной технологии, благодаря которой производятся телевизоры, холодильники и другие товары.

Корея — это страна самой древней в мире техники ксилографической печати (изобретена более 1300 лет назад). А корейское книгопечатание, в котором использовался подвижный металлический шрифт, предшествует изобретению И. Гутенберга. Вот такая передовая культура способствовала тому, что Республика Корея сегодня стоит в первом ряду в мире по производству компьютеров и ноутбуков. Наша страна представила мировому сообществу самые высокие технологии по судостроению, а предпосылки таких достижений можно увидеть в прообразе броненосца — “корабле-черепахе” под названием “кобуксон”, изобретенном в конце XVI века. Сегодня РК является абсолютным лидером в морском судостроении.

И это еще не все. Хангыль, фонематическое письмо корейского языка, созданное в XV веке, лингвисты всего мира признали великой, самой научной системой письменности. А что именно приписывает ему приоритет? В корейском письме слоги образуются путем сочетания знаков согласного и гласного, например, знаков “O” и “I”. Они напоминают цифры 0 и 1, сочетаниями значений которых манипулирует компьютер. Хотя Интернет и цифровые технологии пришли в Республику Корея из Западной Европы, страна, владея сверхсовременными высокими технологиями, показала себя мощнейшей движущей силой мировой культуры.

Здесь мы видим возможность взаимодействия России и РК в области культуры. Если такие свойства, как принципиальность в культуре и искусстве, аналоговая красота, глубина классики, которая имеется у России, подвергнутся “ковке” вместе с корейским “высокотехнологичным” цифровым дизайном, то, очевидно, станет возможным создание новой культуры, которую можно было бы назвать “высокотехнологичной мягкой силой”. И эта новая культура, словно удары молотом кузнеца при ковке, будет стимулировать повышение статуса “бренда” культуры и искусства обеих стран. Например, мы уверены, если театральная мощь России, обладающая глубиной сценического искусства мирового уровня и традициями в данной области, с одной стороны и культура мюзикла Республики Корея, вооруженная высокими технологиями, достигшая за последние десять лет поразительного роста, с другой стороны вместе будут проявлять способность “передовиков”, то в конечном итоге наши страны смогут “выковать” новых лидеров в мировом мюзикле.

Традиционно межгосударственные фестивали отмечаются с интервалом в десять лет. После проведения российско-корейского фестиваля в 2010 году предстоит ждать следующего юбилейного года, 30-летия со дня установления дипломатических отношений между нашими странами. Чем будем заполнять этот десятилетний интервал? Сможем ли мы после крупномасштабного фестиваля 2010 года активно общаться и “ковать” новое?

У нас есть три предложения:

Во-первых, фестивали культуры двух стран можно продолжать на гражданском уровне. Продолжительность — это основа культуры. Наша совместная деятельность должна продолжаться постоянно. Конечно, было бы лучше, если бы наши правительства организовывали фестивали каждый год. Но для этого существует слишком много нерешенных проблем. Фестивали же, организуемые на гражданском уровне, могут и не быть крупномасштабными.

Корейская сторона собирается организовывать в России неправительственные фестивали, которые будут посвящены звукам, красоте, вкусам, природе, аромату, духу и т. д. Кореи, по возможности два раза в год. Эти фестивали не требуют профессионализма. В них будут принимать участие корееведы, граждане РК, проживающие в России, студенты в том числе, российские школьники и студенты, интересующиеся Кореей, этнические корейцы. Если участники будут иметь государственную поддержку, будет прекрасно. Главное — когда будут организовываться фестивали в 2010, 2020 годах и далее, эти участники уже станут “брендом культуры взаимопонимания”.

Подобным образом можно будет организовывать фестивали в РК, например, Фестиваль русской весны или русской зимы.

Во-вторых, молодежь может выступить главным действующим лицом на этих мероприятиях. Молодые люди более активно принимают и передают что-нибудь новое. Хорошо было бы создать сеть коммуникаций для молодежи двух стран. С ней появилась бы возможность экономии времени на подготовку к очередным мероприятиям, на согласование необходимых документов. Таким образом, мы могли бы преодолеть неэффективность ведения дел.

Можно предложить организации форумов русской и корейской культуры, на которых, как минимум, один раз в год будут происходить встречи молодых деятелей культуры и искусства. Они также могут в любое время общаться друг с другом в онлайн-режиме. Кроме того, необходим диалог между представителями министерств культуры обеих стран.

В-третьих, крайне важно вести обмен информацией, признавая друг друга полноценными партнерами и доверяя друг другу. Ведь Ю. Лотман справедливо отметил: “Развитие культуры, как и акт творческого сознания, есть акт обмена и постоянно подразумевает └другого“ — партнера в осуществлении этого акта”.

Как широко известно, огромная территория России включает в себя часть и Европы, и Азии. Большее значение придается не величине ее территории, а факту сосуществования в ней Европы и Азии. Кто станет партнером России, самой восточной страны Европы? Естественно, Республика Корея. Нет необходимости прибегать к истории, чтобы доказать, что наша страна является подходящей кандидатурой в партнеры. В эмоциональной системе народов двух стран найдется много общего.

Если Россия — самая восточная страна Европы, то Корея — самая “европейская” страна Востока. Какая же другая азиатская страна, кроме РК, сохраняет свои традиции и одновременно имеет в лице своих граждан приверженцев распространенной в Европе христианской веры, составляющих более четверти всего населения страны? Почему жители Азии восхищаются корейской массовой культурой, достаточно близкой к западноевропейской? Каким образом РК, усвоив “самую европейскую” технологическую цивилизацию, достигла собственной высокотехнологической культуры?

России суждено проводить двухстороннюю внешнюю политику — западную и восточную. РК тоже предстоит продвинуться и на восток, и на запад. Здесь нужна гармония между нашими культурами, чтобы мы могли вместе достичь впечатляющих результатов, как “передовики”. Какие способы могут быть применены для достижения общей победы?

Когда речь идет о пространстве, через которое Россия могла бы добиться распространения на Восток своей “мягкой силы”, в качестве его реального варианта полноценно может выступить РК, которой не чужд европейский менталитет. В Республике Корея лучше, чем в какой-либо другой азиатской стране, можно испытать европейскую культуру. Партнерство между Россией и РК даст возможность обеим нашим странам “поймать двух зайцев” — развить культуру и получить экономическую выгоду.

Первый шаг к реализации этой идеи можно сделать путем открытия в РК академии, в которой бы ее слушатели изучали блестящую культуру и искусство России. В целях дальнейшего распространения корейской культуры по всему миру желательно было бы и в театрах РК внедрить систему Станиславского, которая привела мировое сценическое искусство к расцвету. Академия могла бы носить такое название: “Академия сценического искусства им. К. С. Станиславского”. В ней могли бы учиться представители всех регионов Азии, заинтересованные сценическим искусством.

В качестве второго способа реализации вышеизложенной идеи мы можем предложить сотрудничество в области производства мюзиклов, предоставление своих ноу-хау каждой стороной. У России имеются специалисты высочайшего уровня по сценическому искусству, а РК уже поставила себе цель выйти на мировой рынок мюзиклов. Сегодня, когда “культурный контент” становится основой новой промышленности, мир ждет новых мюзиклов. Сейчас наступило время заняться российско-корейским совместным производством мюзиклов (например, мюзикла “Снегурочка”) и выйти на мировой рынок со своим творением.

Третье предложение — открыть в РК филиал Эрмитажа — музея мирового значения. Музей Гуггенхайма в Бильбао показывает нам хороший пример успеха подобного проекта. Этот проект удвоит выгоду обеих стран в области культуры. В Эрмитаже хранится такое большое количество экспонатов, что потребовалось бы восемь лет для их осмотра, уделяя при этом каждому экспонату по одной минуте. Но огромная часть их хранится в подвальных помещениях в ожидании своей очереди быть выставленной. Подобно проекту, который осуществляется в Лас-Вегасе под названием “Эрмитаж-Гуггенхайм”, может быть, представится возможность предпринять проект “Эрмитаж в Сеуле”. Обсуждение на эту тему должно быть начато уже сейчас, поскольку этот проект потребует тщательной подготовки и должен быть рассчитан на длительную перспективу.

Готовясь к фестивалю культуры, посредством которого мы намерены поднять статус “бренда” наших стран, следует подумать о вопросах гармонии, о том, какими должны быть наши совместные шаги. Кроме того, важно учитывать перспективу дальнейших фестивалей и возможные практические варианты наших действий. Ключевую роль здесь должны играть продолжительность сотрудничества и взаимовыгодный обмен в области культуры, а также перспективный взгляд в будущее. Без таких качеств Россия может потерять надежного партнера в лице РК, а мы можем напрасно потратить много лет на создание новой культуры.

Арена, которую открывает культура, существует не только для самой культуры. Ее могут с выгодой использовать деятели экономики для самой активной промышленной деятельности. На этой арене, где происходит обмен чувствами, дипломаты могут осуществлять успешную дипломатическую деятельность. Мы надеемся на продолжительные культурные связи и на то, что в недалеком будущем в России будет провозглашен Год Кореи, как и Год России — в Корее, и это поможет расширению обмена “брендами” в области культуры между нашими странами.

Версия для печати