Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2009, 3

Стихи

Виктор Гейдарович Ширали родился в 1945 году в Ленинграде. Автор шести поэтических книг. Член СП. Живет в Санкт-Петербурге.

 

Путешествие в Михайловское

Вступление

Невдалеке от моего столетья
Живет поэт. К нему я еду в гости.
Сто сорок три весны нас разделяют —
Считать на версты оказалось дольше,
Считать на версты оказалось дальше —
Сто сорок три весны нас разделяют.
Его люблю я. Он меня не знает.
Живу я в Дачном, полоса окраин—
Морозным утром белый дым из труб.
Его Санкт-Петербург лежит в оправе
Окраин, Петербурга рук.
И это город мой. А в нем зима. Декабрь.
И зримо дыхание, когда летит от губ.
Душа моя — Тобой гранённый камень
В оправе моих израненных о грани рук.

 

1.

Когда меня другая лаской тешит
То счастлив я не открывая глаз
Все потому, что я глазами грешен
В них берегу не расплескаю вас
И тот сентябрьский вечер когда поздно
Вы шею прятали боясь ночных простуд
Она уже цвела
А я все целовал
Все говорил
Что роза
Одна не расцветает на кусту
Так я любил велеречиво
Чудно
В словах изыскан
Как в желаньях прост
Любовь моя была для вас причудой
Естественной как свет для звезд
Но
Вот декабрь
Выйдите во двор
Глухие стены
Пять дерев
Скамья
И по снегу следов кошачьих россыпь
Вот здесь сидели вы
А здесь смирился я
С тех пор пишу стихи
Кто целовал вас после?
Меня
Увлек любви моей рассказ
Но будет о любви
Пора начать поэму
О том как я скользил
Сквозь солнечный мороз
В санях овчинами укрыт
А мимо
Неслись грузовики порожние
С разнообразным и полезным грузом
Мне поминутно застилая нос
Не отработанным в моторах газом
Да низок КПД грузовиков!
Но скоро сменят их летающие блюдца
Бесшумные как дымовые кольца
Их движет слухами
Как электричеством трамваи
Которые везут но не воняют…

 

2.

Итак
Есть настроение
Табак остер и вкусен
Сидит себе какой-нибудь искусник
Овалит рот дым меж зубов толкает
И дымовые кольца запускает
Ну скажем над Парижем
Где народ
Разинув рты в один огромный рот
Зияет им в тревожном изумленье
На плод чужих причуд и вдохновенья
Что это?
Для чего?
А кто там сверху смотрит?
Пытливый враг?
А может сводник
Свивающий из наблюдений нить
Чтобы судьбу земли соединить
С другой судьбой
Дать счастья
Счастья алчущей планете
Но
Врага страшней естествоиспытатель
Под телескопами его гола земля
И хочется от глаз его упрятать
Всю землю
А на ней себя
Что мы ему под любопытным взором
С болями нашими с любовями с позором
Что разглядишь сквозь объективность линз
Как нас понять не опустившись вниз
Душою не притронувшись
Землею не дыша
И есть ли у него душа?

Так вверх глядим
Распялив домыслами рты
А он пускает дым для красоты…

 

3.

А он пускает дым для красоты
А мимо неслись автобусы туристских сообщений
С дневным люминесцентным освещеньем
За стеклами
Что в прихотях мороза
По ним скучающий турист
Выскребывал ногтем табачным розу
Хотя мороз искал других решений
Сказалась здесь инерция мышленья
Затем дыханьем частым выплавил просвет
Приставил глаз
И заглянул на свет
Где на обочине запряженная в сани
Подрагивала кожей лошадь
Словно под слепнями
Под холодом
В санях мое лицо
Точнее только нос
Который из овчин
Как из теплицы рос
А я дремал декабрь позабыв…

Но вот развив
Дорога в заповедник
Где под началом у Директора живет
Царю небесному партнер
Земному — пленник.

Вот дорога
К нему я еду в гости
(Когда он ждет гостей?)
Вдоль дороги деревьев белых горсти
Бросают тень
Длинней его ногтей
Вот еловая аллея
И сумрачна и снегом глубока
Что лошади под самые бока
Вот вне следов беседка
Сожженная в сорок втором году
Ее не любит он и в ней бывает редко
Вот…
Что скажет мне
Когда к нему войду?

 

4.

— Нынче холодно?
— Морозно. Мой насморк
Застыл.
Звенит в носу.
— Оттаивать начнет.
Я простынь принесу.
— Благодарю вас.
Я ненадолго.
Увидеть вас.
Поклоны передать
Знакомцев дальних,
Близких.
И в путь опять,
Чтобы к утру поспеть
В Санкт-Петербург,
На площадь Декабристов.
— А я?
— А не к чему.
Все кончится к шести.
Смерзшиеся трупы
Будут в тугую воду
Вталкивать.
Под невский лед пускать.
— Зачем же едешь ты?
— Ну надо же
Кому-то
Начинать.
Я выехал за полночь
Ночь была ясной
Отчетливо звезды были видны в разрезе
Дорожном
Дорога шла лесом
Скользил между сучьев обмылок луны
Мне спать не хотелось
Хмель солнцем плескался
На дне моей
Скорой на радость
Души
Снег сыпался с веток
Не таял
Искрился на крупе кобыльем
Сказал я “Спеши! — вознице, —
Не то не поспеем к утру”. —
“Поспеем”, — ответил лицом повернувшись
Поймав в оба глаза обмылки луны.
“Не щиплет?” — спросил я.
“Не жгет? — усмехнулся. —
В глазах ваших отблески солнца видны”
И я подивился изысканной речи.

 
 

Воспоминания об Одессе

1.

Был город ласковый и липкий
И солнечный в ослеп до слез
Был город жирный как улитка
Что губ теперь не ототрешь.

“Итак, тогда я жил в Одессе”.
Наперекор
Напересуд
Под парусами ноги свесив
Не полагая что спасут
Если…
Без если
Без причала
Без вас
И вас
Чем дорожить?
Жил как жилось
Жил как начало
Быть может так и надо жить
Как писать четырехстопным
Свободно и взахлеб дыша
И… благо до меня растоптан
Легко болтается душа
В размере этом
Выбегаю из жизни нынешней моей
В Одессу середины мая
В начало пьяных пляжных дней

Итак теперь живу в Одессе.

 

2.

В сомнамбулическом движенье
Вдоль дерибасовских витрин
Ловя улыбки отражений
Где парфюмерия внутри
А дальше радиотоваров
Блистающий и громкий ряд
(Пролет транзисторной гитары
Я вслед за ней спешу направо
К бульвару. К морю. К “Дюку”)
Вот бульвар
Широколистные каштаны
Как тучи полные пролиться
Безветрие томит
Качает
Во тьме мерцающие лица…

 

3. (Романс)

Медленный и нежный запах
Распускается в полете
Ловлю на ласковые губы
Соцветья сладкие акаций
Ах! Облетают
Обитая
Возле приморской суеты
Я вдруг так горько вспоминаю
Как трудно вспоминаешь ты
Далеко
Далеко
Далече
Но глаз никак не отведу
На снеговые твои плечи
Руки смуглые кладу.

4.

Грязь и пена Ланжерона
Моря Черного мясистость
Лица бледные роняю
К телам дебелых одессисток
И занимая забирая Одессу
Впитывая зной
Ступенями высоких лестниц
Гулять графиню за собой
И Воронцову
И любую
Какую выкинет прибой
Охальничая и пугая
Своей арапскою губой
Любовь упоминая всуе
Ведь ей на это наплевать
На ушко вешать поцелуи
И на ухо грехи шептать.

5.

Я назову Вас Лансере
И Вы так зваться будете
Покуда я в Одессе
Куда я ни бегу
Везде встречаю Вас
Мир так жесток ко мне
Что счастливо так тесен
Сегодня год как я увидел Вас
И горем был потерян
Для счастья знойного
Но не искал я тени
И воду пил только из Ваших глаз
Вы плакали
Забудьте Ваши слезы
Им я виной
Но я не дам забыть
Себе
Что я для Вас
Как для стихов был создан
Вам
Что я любил Вас так
Как начинают жить
Так неумело что…

Наступили века когда нет уже более смысла
Мне молчать Ваше имя опасаясь за нашу любовь
Миновали века и ни слово ни слава ни выстрел
Не заставят потечь в мою сторону Вашу горячую кровь
Но шепчу я отчаясь забыть и забыться
Ширали — Лансере
Ширали — Лансере
Ширали — ты остался один
Но пускай Ваше сердце с кем угодно цветет и смеется
Ваше имя поется и пишется рядом с моим!

Я назову Вас Лансере
И Вы так зваться будете
Покуда я в Одессе…

 

6. (Романс)

Переживая жизнь мою
Добейся милая удачи
Засмейся там где я не плачу
Пой громко там где я пою
Вполголоса
Где напеваю
Мое молчанье просвисти
И лучше вовсе пропусти
То место где я умираю…

Версия для печати