Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2009, 1

Стихи

Наталия Михайлова родилась в 1990  году. Студентка СПбГХПА им. бар. А. Л. Штиглица.



* * *

Но мы еще не видели, какая будет ночь,
Когда никто не ждет нас,
И дорога, стесняясь своей широты,
Превращается в точку,
И небо бледнеет и в обморок падает,
Быстрее, сильнее, выше...
Я еще не видела таких августов,
В прожженной степи выросших,
И электрические проводы —
На волю, в войну строчки,
Пусть чирикает по черным линиям
Траурное отточие...
Зелень умолкла, и степь порыжела,
Небо простилось с летом
И утонуло в посмертном блаженстве,
Как сдохло: ни вздоха, ни ветра,
Все тишина. И я думаю, здорово,
Что отложена война с грозами,
До поры, когда незнакомая ночь
Нас встретит закрытыми розами
И станет когда опять говорить
Голубая безликая масса,
А пока что ей время спокойно забыть,
Что лишнее было сказано...
И я буду с ней железно молчать,
Забывая, кого разлюбила,
До каления белого, жар и пожар,
Но бог от пожара милует...
И в конце конца точка расправится в ночь
И арбузами пахнуть станет,
И воскреснет крещенная холодом мощь,
Чтобы новой мужать сталью.

 

* * *

И все одно, страна белая,
Как будто небом большим беременная,
И одинокая в многодушии,
И ко страданиям равнодушная,
И под колесами гнется лошадью,
Рельсом нащупаю: вздох, биение,
Она живая Петром и Веней,
Пока кукарекают петухи в венах,

И коровой жует с одинаковым рвением
Сено солнца и соску луны,
Она болеет святой ленью —
Мудрым мычанием тишины.

Пусть окна заперты,
Как будто заткнуты,
Волос неприбранных лес, жар,
Она работает мне лекарем:
Клин клином!
Иван — Жан!
Ведь жить же.

ДА, жить нам,
В пыли поля2,
Рожать туч
Низкие ноты,
А мне нравится,
Что ты —
белая,
Как будто смешаны все цвета!

Нехорошо.
Но ведь живо же.
И в голове —
Все травы брожение,
А в небе трескаются губ черты,
С выражением отношения.

 

* * *

Неустанно греметь и петь,
Неустанно считать звезд,
Да будет еще Россия быть
За сталью хрустальных берез!
За щитами вздохнувших полей,
Не устань-ка и пой, пей!
А России еще жить,
Потому что не жить — грех!
А России еще быть,
Я вдруг знаю,
Она ЕСТЬ!
Вот ведь я еще буду здесь,
Так нам как умереть врозь?
Нам иначе никак. Жуй,
Корова-луна — ночь,
Просвети, погоди, озвучь,
С Rus-а на Русь речь!
И не нужно других звезд,
Есть одна, ты свети, лети,
Я с детства люблю,
Как пахнет навоз...
И заставлю его цвести!
Неустанно греметь, петь,
Не устану и я с ней...
Золотыми стрелами — свет
В лягушек для королей.

 

* * *

Пожалуйста, бог, не начинай войну,
Я прошу тебя, бог, вместе скрестим пальцы,
Пусть поможешь нам ты или какой-нибудь внук,
То есть пошли нам того, как его... страдальца.
Или же, бог, дай мне порулить, устал?
Я сделаю, чтобы штормило нас всех не так,
А если война заточила и месяц, и ножик,
То солнце врубай на градусы больше ста.
И двигайся, бог, и небо умой с лица,
Я знаю, ты сделал так, как я очень хотела,
Мою совесть — носом, где газетная полоса...
Я вижу, бог! И не дело, не дело, не дело!..
Пожалуйста, бог, не начинай войну,
Я хочу воевать, я, конечно, хочу, боже...
Но это с тобой только я — и истины гнуть...
А люди... Оставь их при доме, душе и коже!

 

* * *

На красную площадь посадят зеленую траву,
Я нажму на живот себе и включу себя,
Я хочу сохранить чувство, что я живу
Дольше, чем до учебного сентября,
Я хочу не забыть, я очень много могу,
Я все могу, я все могу, все могу я...
Чтобы жизнь еще не разгонялась по кругу,
А петляла, петляла, петляла...
А еще я хочу уезжать и спасибо всем тем,
Кто меня прогонял, не давая сидеть: “Вон!”,
И спасибо всем тем, кто меня не любил. Да.
Это им я обязана: я ничего не боюсь,
Я люблю тебя, Русь,
И главная площадь крови2
Прибавляет своим содержанием мудрых лет,
И простым, и зеленым кажется белый свет,
Если сердца башня
Сигналит красным,
Как будто “На старт! — машет,—
Живи! Живи!”

 

* * *

И прощай же ты, скудный, тухлый
Город, созданный полумертвым,
Я русским больна духом,
Что богом крещен чертовым!

Это то, что мне нужно было,
Чтобы чувствовать невесомость,
И простуду дорожной пыли,
И зеленой травы бездомность,
Это то, что мне нужно было,
Что за глупости — душу нянчить,
Сквозняком по ногам било...
И сыграла хандра в ящик!

А Россия на самом деле
Не белая, слабосильная,
Как в сказочных былях,
И ныне
Беременеет Добрынями!

В ней столько сильного воздуха...
И дорога — розгами визжать,
Разбейся, умри, простором таким
И мертвый будешь дышать!

 

* * *

Плечо мне свое подкладывал под ухо,
Спасибо, мальчик! Такой простой!
А в сердце газировкой душа лопалась,
Не давая сидеть спокойно!
И авария: в небо врезалось солнце,
Как гвоздь в пятку бога: больно!
И запасный выход, катастрофа сердца,
Откупорен.
Алкоголем.
И буду пить, и перед “спать” —
Смотреть сквозь твою зелень,
Ты будешь плечами еще пожимать,
Обещая, что будешь верен,
Никакое не “будешь”!
И я не сбегу, пока солнце не сядет к закату,
Чтоб ухом влюбленные сосать молебны
Майских твоих раскатов,
Потому что знаю вас: зелень, мальчики,
Плечи свои подкладывали...
Но подкованы ног пальчики:
К черту бежать рады вы!
Вот хорошо. Без предплечья
Я свободна без вести, без вас...
И гораздо дольше живет в вечности
Трезвая голова.

Версия для печати