Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2007, 9

К вопросу о секретности

Весной 1948 года (в феврале–марте) я проходил производственную практику на заводе № 189 (впоследствии Балтий-ский завод имени Серго Орджоникидзе) в Ленинграде. У его достроечной набережной стоял на разборке немецкий тяжелый крейсер «Зейдлиц».

Как же очутился этот корабль на заводе?

Ответ на этот вопрос можно найти в ме-муарах адмирала флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова, которые в моем кратком изложении так повествуют о событиях, связанных с разделом сдавшегося союзникам германского флота.

На Потсдамской встрече глав союзных делегаций была достигнута договоренность о необходимости раздела трофейного немецкого флота. Для этого была создана тройственная комиссия, в которую вошли адмирал Г. И. Левченко (СССР) контр-адмирал В. Перри (США) и вице-адмирал Дж. Майлс (Англия). В середине августа 1945 года эта комиссия по документам установила состав трофейного флота и определила корабли, которые пригодны для дальнейшего несения службы, а также те, которые требуют ремонта или списания. После этого все корабли были разделены на три приблизительно равные части, и их распределение между странами-победительницами определялось жеребьевкой. Свернутые в трубочку бумажки с наименованиями кораблей были по-мещены в предложенную вице-адмиралом Дж. Майлсом фуражку, из которой каждый член комиссии «вытаскивал» для своей страны конкретный предназначенный для нее корабль.

Внешний вид стоявшего у пирса крейсера производил довольно тягостное впечатление. Жерла его некогда грозных орудийных башен главного калибра безжизненно поникли и упирались в палубы. С него уже были сняты все расходные грузы: боеприпасы, топливо, смазочные материалы и вода, и проводился демонтаж всего ценного оборудования, аппаратуры и систем. Из-за этого существенно разгруженный крейсер изрядно подвсплыл и, имея малую осадку, казался несуразно большим и высоким.

Было жутко смотреть на эту стальную громаду, по палубам которой еще совсем недавно, всего несколько лет тому назад, разбегались к своим боевым постам по боевой тревоге немецкие матросы, стуча подкованными каблуками своих сапог.

* * *

Немного выше, по правому берегу течения Невы, у причала набережной Лейтенанта Шмидта, в районе между церковью «Киевское подворье» и Горным институтом, стоял недостроенный, но имеющий грозный вид собрат «Зейдлица» — тяжелый крейсер «Таллин». Построенный в Германия в конце 30-х годов (спущен на воду 1 июля 1939 года) и носивший наименование «Лютцов», он был куплен у немцев в недостроенном состоянии для ВМФ СССР советской экономической делегацией, которую возглавлял нарком судостроительной промышленности И. Ф. Тевосян. Работа этой делегации, выезжавшей в Германию в конце 1939 года и в марте 1940 года, была обусловлена советско-германским Пактом о ненападении и Договором о дружбе и границе.

Крейсер «Лютцов» 31 мая 1940 года был приведен в Ленинград и поставлен к стенке достроечной набережной Балтийского завода для его достройки, которая так и не была завершена из-за проволочек немецкой стороны с поставками недостающего оборудования и, в особенности, систем управления артогнем, а также в связи с начавшейся Великой Отечественной войной. Крейсер, названный первоначально «Петропавловск», с 15 августа 1941 года был включен в соста отряда вновь строящихся кораблей (ОВСНК) КБФ и использовался в качестве плавучей батареи (ПБА). Участвовал в обороне Ленинграда. В сентябре 1941 года от попаданий артснарядов лег на грунт, но в сентябре 1942 года был поднят и вновь приспособлен для ведения артиллерийских стрельб. С 1 сентября 1944 года крейсер переименован в «Таллин», поскольку 31 мая 1943 года линкору «Марат» было возвращено его исконное название «Петропавловск».

Среди рабочих и инженерно-технических работников завода, занятых разоружением крейсера «Зейдлиц», упорно ходила байка, которая хотя и казалась на первый взгляд правдоподобной, но ее достоверность вызывала большое сомнение. Тем не менее я поведаю ее такой, какой она мне запомнилась спустя пятьдесят лет.

Говорили, что кому-то в Главном штабе ВМФ пришла мысль заменить разделку «Зейдлица» разделкой «Таллина» (бывшего «Лютцова»), что может пройти совершенно незамеченным, поскольку они оба являются тяжелыми крейсерами и обладают относительной схожестью их внешнего вида. Цель такой замены носила сугубо экономический характер, поскольку предполагалось сохранить для советского ВМФ крейсер, находящийся в значительно более пригодном состоянии, чем недостроенный «Таллин». Для того, чтобы скрыть предлагаемую замену, были даже проработаны некоторые организационно-технические мероприятия. Доложили об этом новому главкому ВМФ адмиралу И. С. Юмашеву, заменившему на этом посту Н. Г. Кузнецова, который по сфабрикованному «делу адмиралов» был снят с этой должности в 1948 году.

При очередном докладе И. В. Сталину И. С. Юмашев доложил ему эту идею. Сталин, немного помолчав, задал следующий -вопрос:

— Скажите, товарищ Юмашев, а сколько об этом будет знать человек — больше трех, или меньше трех?

— Конечно, больше трех, товарищ Сталин, — ответил Юмашев.

— Ну, если больше трех, то это уже не секрет! — резюмировал И. В. Сталин.

Так и осталась эта идея невоплощенной, и крейсер «Зейдлиц» был разделан на металл, а спустя несколько лет этой же участи удостоился и крейсер «Таллин».

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ
ЛИТЕРАТУРА

1. Бережной С. С. Корабли и суда ВМФ СССР 1928–1945. Справочник // М.: Воениздат, 1988. С. 16, 19.

2. Кузнецов Н. Г. Накануне. Курсом к победе // М.: Воениздат, 1991. С. 701.

3. Мельников Р. М. У штурвала отрасли. Производственное издание. Человек, море, техника-89 // Л.: Судостроение, 1989. С. 8.

4. Энциклопедический словарь. Т. 2. С. 198 / Большая Советская энциклопедия. М., 1954.

5. Смирнов В. Мы знали качества немарких кораблей не хуже, чем своих // Литературно-художественный журнал «Чудеса и приключения». 2004. № 4. С. 28–30.

Версия для печати