Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2007, 12

Сорокин Сергей Александрович

Биографиче-ский очерк

Знаменитый русский гитарист, аккомпаниатор и певец С. А. Сорокин родился в 1895 году. Его отец был тренером на московском ипподроме, а старшие братья были известными наездниками. Стал появляться на ипподроме и сам маленький Сережа Сорокин и уже сам стал брать призы. Все могло бы сложиться иначе, и быть бы ему известным наездником, но однажды знаменитый музыкант и дирижер Василий Васильевич Андреев, который был другом семьи Сорокиных, подарил маленькому Сереже балалайку, на которой тот очень быстро научился играть довольно сложные произведения. В этом, возможно, сказалась наследственность — ведь женская половина семьи Сорокиных увлекалась пением старинных песен и романсов, здесь, возможно, и сказалась цыганская кровь их бабки.

Старший брат Николай тайком от отца привез мальчика в консерваторию на прослушивание к А. К. Глазунову, и его определили в класс скрипки к профессору Ауэру, но строгий отец вскоре узнал об этом и забрал мальчика из консерватории. На этом музыкальные занятия могли бы и закончиться. В это время дядя Сергея Александровича подарил ему гитару, на которой сам играл тридцать лет. Эту гитару он купил на ярмарке в Пензе за 25 рублей ассигнациями у какого-то студента. Гитара оказалась французская, дата ее изготовления — 1803 год, мастер Кабене. Кузов гитары был изготовлен из палисандра, дека и гриф — из черного дерева. Петербургский мастер Иван Семенов переделал ее в семиструнную. Надо сказать, что петербургские цыгане играли на гитарах русских мастеров Батова и Краснощекова. Есть легенда, что некоторые из них покупали простые гитары в каком-нибудь магазине, затем приходили к мастеру Семенову, у него на глазах разбивали их и просили отремонтировать заново. Семенов и сам изготавливал хорошие гитары. Таким образом, переделав сорокинскую гитару, мастер передал ей русское звучание и русскую душу. И с этого времени Сергей Александрович весь отдался гитаре. Позже С. А. Сорокин поступил, или, как говорили раньше, был нанят в известный цыганский хор А. В. Шишкина, вместе с дочерью руководителя хора Ниной Александровной Шишкиной. Этот хор стал называться лучшим хором московских цыган в Петербурге. Сергей Александрович аккомпанировал певцам, стал петь и сам. Он обладал прекрасным и незаурядным голосом очень красивого тембра. Он много аккомпанировал своим сестрам — Елизавете Сольской (Сорокиной) и Катюше Сорокиной. Позднее, вспоминая знаменитую песню “Малярка”, Сергей Сорокин сказал, что перенял ее у Елены Егоровны Шишкиной, знаменитой певицы, которую очень хорошо знал.

В мае 1910 года Сорокин впервые выступил на сцене театра “Фарс” как гитарист-солист. Позднее он познакомился с Н. Н. Ходотовым, который привел его в Александринский театр, там Сергей Александрович аккомпанировал Ходотову русские песни и романсы. После приезда в СССР испанского гитариста А. Сеговия, который произвел подлинный переворот в гитарном искусстве, Сергей Александрович и сам перешел на шестиструнную гитару и два года учился у итальянского профессора Амичи. Амичи научил также Сорокина нотной грамоте, а профессор консерватории Николай Иванович Амосов помог гитаристу овладеть арпеджио, так С. А Сорокин вбирал в себя возможности других инструментов. Как рассказывал сам Сергей Александрович, “композитор А. К. Глазунов, прослушав мою игру на шестиструнной и на семиструнной гитаре, сказал про последнюю: └Вот настоящая природа гитары! Займитесь аккомпанементом!“ Я и занялся, взял в руки русскую семиструнную гитару и не жалею! Испанская гитара более виртуозная, зато русская гитара способна нежно и страстно разговаривать человеческим языком”.

Позднее, в 1927 году, Сорокин и сам играл А. Сеговия. Внимательно прослушав игру молодого русского гитариста, Сеговия сказал: “Это особая, своя индивидуальная школа игры на гитаре”.

Приходилось С. А. Сорокину аккомпанировать и Ф. И. Шаляпину; так в Петрограде в зале Думы он аккомпанировал Шаляпину русские песни “Кари глазки” и “Что вы головы повесили, соколики?”. Солист Мариинского театра Александр Давыдов стал его учителем по пению. Его игру слушали Куприн, Есенин, Блок, Горький. Дружил Сорокин и с Н. Монаховым, играл с ним в одних спектаклях, а также с Евгением Вахтанговым.

Руководитель Вахтанговского театра Рубен Симонов всегда приглашал С. А. Сорокина для постановки гитарных сцен в спектаклях вахтанговцев. Он был не только аккомпаниатором, он был партнером, наставником, его гитара дирижировала залом, вдохновляла певца. Нередко в спектаклях Сорокин руководил хором сам, и тогда знаменитая толстовская “цыганская сцена” звучала как сама подлинность. Одна из вершин его творчества — его “Малярка”, он пел ее сам, пел самозабвенно, в его аккомпанементе яростные всполохи гитары заменяют хор, а гитара берет на себя его роль.

Сорокин выступал с сольными концертами до 30-х годов, часто и много аккомпанировал. По совету А. М. Горького Сорокин связал свою судьбу с театром— сначала с Большим драматическим, затем с Александринским, где во многих спектаклях звучала его гитара, в частности, в спектаклях “Дачники”, “Живой труп”, “Бесприданница”, в шекспировских спектаклях.

В 1962 году Сергей Александрович был на гастролях с театром им. Вахтангова на юге Европы — в Италии и Греции. Как рассказывал сам С. А. Сорокин, гитару очень хорошо приняли в Европе. В Венеции ему на помощь пригласили двух гитаристов, но у них была другая манера игры, другой щипок правой руки. Итальянцев удивило звучание русской гитары, удивили обертоны, удивило количество аккордов. На последней репетиции в Венеции итальянское телевидение отдельно записало игру С. А. Сорокина “Не вечернюю”. После исполнения стояла тишина, только после этого артисту устроили овацию. Италия была покорена искусством русского гитариста.

Большая многолетняя творческая дружба связывала С. А. Сорокина с народным артистом СССР Александром Федоровичем Борисовым. В 1946 году на сцене была поставлена пьеса Бориса Лавренева “За тех, кто в море”. В ней А. Ф. Борисов играл роль морского офицера Рекало. Александр Федорович уже тогда понял, что пение очень помогает в создании театральных ролей. Совместная дружба и творчество с Сорокиным вывели А. Борисова на концертную эстраду, где они записали множество песен и романсов. Великолепной красоты голос Борисова, которым он владел профессионально, удивительным образом сочетался с гитарой Сорокина. Их дружба продолжалась всю жизнь.

Гитара Сорокина прозвучала по телевидению, радио, в фильмах “Бесприданница”, “Война и мир”, “Улица полна неожиданностей”. Очень много С. А. Сорокин выступал с замечательной драматической актрисой — заслуженной артисткой РСФСР Верой Николаевной Вельяминовой в театральных спектаклях, концертах и творческих вечерах артистов. “Сорокинская гитара” стала художественным понятием. В одном интервью в газете он просил не называть его гитаристом Сорокиным: “Нет, я не гитарист, я — музыкант”, — говорил Сергей Александрович, и в этих словах есть глубокий смысл большого, великого артиста и музыканта С. Сорокина.

За большие заслуги С. А. Сорокину было присвоено звание заслуженного артиста РСФСР. Скончался С. А. Сорокин в 1973 году и был похоронен на Большеохтинском кладбище в Ленинграде, теперь Санкт-Петербурге. На памятнике надпись: “З. а. РСФСР Сорокин Сергей Александрович (1895–1973 гг.)”. Прошло несколько лет, и его друг А. Ф. Борисов приобрел у вдовы Сорокина его уникальную гитару. Вместе с В. Н. Вельяминовой Александр Федорович поехал в Музей-квартиру Ф. И. Шаляпина. Там они в торжественной обстановке передали музею уникальную гитару Сорокина. Гитара хранилась в футляре и была обернута в старинную цыганскую шаль. Эту шаль А. Ф. Борисов подарил В. Н. Вельяминовой. Когда автор этих строк был в гостях у Веры Николаевны и во время беседы она достала из шкафа сорокинскую шаль, я испытал огромное волнение, на глаза навернулись слезы и сразу всплыли в памяти удивительные, красивые, всегда волнующие, даже какие-то неземные звуки сорокинской гитары, всегда производившие неизгладимое впечатление на слушателей.

Версия для печати