Опубликовано в журнале:
«Нева» 2007, №11

Два века "Опасных связей"

Роман Шодерло де Лакло "Опасные связи" и его экранизации

Шодерло де Лакло был математиком, артиллеристом и политическим деятелем. Роман “Опасные связи”, вышедший в свет в 1782 году, — его единственное произведение. Восторженнейший поклонник творчества Жан Жака Руссо, он считал себя его недостойным и слабым подражателем.

Тем не менее написанная им книга стала одним из выдающихся явлений французской литературы, и по сей день к ней обращаются все новые и новые поколения читателей, на ее основе создаются киносценарии.

Два века спустя писатель Кристофер Хэмптон, опираясь на сюжет “Опасных связей”, написал пьесу, имевшую международный успех, а затем переделал ее в киносценарий, получивший “Оскар”.

Сегодня репутация романа Шодерло де Лакло как произведения “высокой литературы” восстановлена прочно. Но долгое время “Опасные связи” заносились в рубрику “соблазнительных сочинений”: ведь его главные герои — маркиза де Мертей и виконт де Вальмон — подробно рассказывали в своей переписке, как они совращают с пути истинного людей добродетельных и благочестивых. В этом “Опасные связи” чем-то напоминают “Письма Баламута” Клайва Льюиса. И, кстати, эта история о том, как нечистый дух обучает своего младшего собрата дурачить людей, также у многих вызывает реакцию неприятия. Предвидя непростую судьбу своего произведения, Шодерло де Лакло написал в предисловии к нему следующее: “Польза этого произведения будет, может быть, еще больше оспариваться, однако мне кажется, что установить ее значительно легче. Во всяком случае, на мой взгляд, разоблачить способы, которыми бесчестные люди портят людей порядочных, — значит оказать большую услугу добрым нравам.

Мне все же кажется, что это собрание писем понравится немногим.

Мужчинам и женщинам развращенным выгодно будет опорочить произведение, могущее им повредить. А так как у них вполне достаточно ловкости, они, возможно, привлекут на свою сторону ригористов, возмущенных картиной дурных нравов, которую тут решились изобразить.

У так называемых вольнодумцев не вызовет никакого сочувствия набожная женщина, которую именно из-за благочестия они будут считать жалкой бабенкой, набожные же люди вознегодуют на то, что добродетель не устояла и что религиозное чувство оказалось не достаточно сильным”.

Можно ли прославлять добродетель, демонстрируя ее поражение?

Автор показывает торжество зла над добродетелью, которая оказалась нетверда в своих принципах, предостерегая своего прекраснодушного и, быть может, не в меру доверчивого читателя.

Вполне традиционна для литературы XVIII века развязка романа, удовлетворяющая нравственное чувство читателя. Оставаясь верным художественной правде и поэтому не решаясь вознаградить добродетель, Шодерло решительно карает порок.

 

Существует несколько киноверсий “Опасных связей”. Наиболее известные из них — фильм “Опасные связи” Стивена Фрирза (1988) и “Вальмон” Милоша Формана (1989). Есть и вариант экранизации романа, в которых действие переносится в современную Америку — это “Жестокие игры”, фильм, снятый Роджером Камблом по мотивам “Опасных связей”.

Экранизация Стивена Фрирза из всех трех наиболее близка букве оригинала. Несмотря на всю красоту фильма, а может быть, и благодаря ей, изысканной красоте костюмов и интерьеров, особому эстетическому ритмическому ряду построения сцен, основное чувство, которое вызывают его главные герои, — это отвращение. Злодеи, омерзительные внутренне, неприятны и внешне. Но особой симпатии не вызывают и их жертвы, легко дающие пороку одолеть себя.

Финал истории, рассказанной Фрирзом, трагичен, так же как и в романе Шодерло де Лакло.

Погибают и мучаются не только злодеи, но и положительные персонажи.

Погибает от сразившего ее разочарования добродетельная президентша де Трувель. Юная Сесиль Воланж легко поддается искушению и теряет свою невинность. Ее беременность заканчивается неудачно, она теряет дитя, но это совсем не огорчает развращенную девицу. И что самое страшное — всюду и везде погибает любовь.

Раскаяние Вальмона в сцене дуэли с Дансени кажется неожиданным. Непонятно, что побуждает злодея к раскаянию, и раскаяние ли это, а не последнее желание отомстить, поскольку гибель неотвратима.

В фильме Милоша Формана история начинается и разворачивается по тем же законам, что описаны в романе Шодерло де Лакло и сценарии Кристофера Хемптона. Но в развязке Форман сохраняет жизнь всем, кроме своего главного героя.

Как считает доктор философских наук, профессор, заведующий сектором Российского института истории искусств, заведующий кафедрой искусствознания Санкт-Петербургского университета кино и телевидения Александр Леонидович Казин, в фильме Формана нет противостояния добра и зла, над человеческой моралью, добродетелью и даже над смертью — над всем торжествует жизнь.

Вальмон же погибает, поскольку готов отдать жизнь, чтобы отстоять свои принципы.

Но можно взглянуть на фильм и с другой точки зрения — именно у Формана показано наиболее ярко и зримо торжество божественной природы человека над его страстями и пороками.

Погибает на дуэли Вальмон. Но его гибель скорее похожа на добровольный уход из жизни. В какой-то момент он осознает себя как зло и уничтожает себя как зло, видя непоправимые разрушения, которые нанес первому чувству юных влюбленных и карая себя за ту боль, которую принес любимой женщине.

Разбита любовь и поругана честь невинных созданий Сесиль Воланж и Дансени — но чего стоит любовь, не выдержавшая испытания, и честь, не сумевшая за себя отстоять.

Ни в чем не повинно будущее дитя Сесиль, и его рождение — радость, которая искупает зло.

Полно достоинства примирение супругов. Муж простил жену, поддавшуюся обманчивому чувству, а жена — госпожа де Турвель — нашла силы превозмочь свою боль и простить своего обидчика Вальмона.

В финале фильма она приносит на могильную плиту Вальмона белую розу и уходит в сопровождении супруга.

Как уже говорилось, в развязке “Опасных связей” Шодерло не вознаграждает добродетель, но решительно карает порок.

Как считают некоторые исследователи его творчества, поединок Вальмона и Дансени, разоблачение маркизы вполне естественны, но последующее затем кажется уже чрезмерным. Речь идет об оспе, обезобразившей госпожу де Мертей и о решении Сесиль де Воланж уйти в монастырь. Как утверждают некоторые литературоведы, это даже не просто уступка приличиям и желание отвести от себя обвинение в безнравственности, а своего рода игра с читателем, сознательное пародирование традиционных нравоучительных развязок.

В свете этого трактовка Милоша Формана кажется наиболее близкой по духу роману.

 

Особое место занимает кинокартина “Жестокие игры” Роджера Камбла. Это версия романа, в которой действие перенесено в наше время и разворачивается в Америке. Вполне возможно, что большинство молодых поклонников этого фильма воспринимают его как оригинальное произведение. Хотя на самом деле это самая упрощенная, самая жесткая и, пожалуй, самая далекая от христианской системы ценностей, о которых рассказывается в романе, экранизация “Опасных связей”.

Речь в этом фильме идет не о добре и зле, не о добродетели и пороке и даже не о неком бесчеловечном и жестком пари пресыщенных интеллектуалов, а о соревновании циничных американских подростков за право верховодить в престижной школе.

Если госпожа де Трувель полна искренней веры в христианские традиции, на которых основывается ее семейная жизнь, и поэтому маркизе и виконту, людям бесчестным, таким заманчивым представляется попрать ее идеалы, то героиня “Жестоких игр” Аннет не имеет ни высоких принципов, ни возвышенных идеалов. Целомудрие здесь не добродетель, а одно из правил здорового образа жизни девочки-подростка. Да, Аннет корчит забавные рожицы не совсем приличного толка, пытаясь развеселить Себастьяна Вальмона, то есть умеет посмеяться над собой, развеселить приятеля. Но что с того? Думаю, и злодеи это делают ничуть не хуже.

Кэтрин (де Мертей) заключает пари со своим сводным братом Себастьяном (Вальмоном), призом в котором должна стать его роскошная машина.

В финале Себастьян погибает, Кэтрин разоблачена и опозорена. А Аннет мчится по шоссе на дорогом автомобиле — она победила, ей никого не жаль.

Дважды в фильме упоминается о Боге. Первый раз Кэтрин говорит, что, когда видит соблазн, обращается к Богу и он помогает ей. Но это лицемерие: в большом кресте на шее Кэтрин хранит кокаин, который и поддерживает ее в трудные минуты. Второй раз эта же фраза звучит из уст Аннет, когда она застает в туалете посрамленную и уничтоженную Кэтрин. Но самого Бога, как это очевидно, нет ни в том, ни другом случае.



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте