Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2006, 9

Итальянский сад

Все дальше уходит от нас XVIII век, а с ним и его тайны. Одной из таких тайн остаются Итальянские дворец и сад. Очень мало сведений осталось о них, постараемся же собрать это малое воедино.

Не так давно (в 1991 г.), улице Ракова вернули ее историческое имя — Итальянская. Еще раньше, с конца ХIХ века, в створе этой улицы через канал Грибоедова появился Итальянский мост. Он несколько раз перестраивался, и нынешний вариант является последним — 1955 года (инж. А. Д. Гутцайт, арх. В. С. Васильковский). Углубляясь в топонимические загадки, мы узнаем, что с 1871 по 1902 год улица называлась не просто Итальянской, а Большой Итальянской. Сразу же встает вопрос: “А где же Малая?”. Была и Малая. Пересечем Фонтанку и Литейный проспект, подойдем к Мариинской больнице. С левой стороны территорию больницы ограничивает улица Жуковского. Так вот, с 1851 до 1902 года эта улица носила название — Малая Итальянская. Откуда же появилось такое обилие итальянских названий на сравнительно коротком пространстве в этих краях? Все дело в том, что в створе Итальянской улицы через Фонтанку, рядом с участком графа Шереметева (на котором расположен ныне знаменитый “Фонтанный дом”), Петр I в 1712 году по именному указу подарил соседний участок своей жене Екатерине. Историки-краеведы М. И. Пыляев и П. Я. Канн называют другое имя объекта дарения — это дочь Петра, Великая Княжна Анна Петровна.

На этом участке был выстроен деревянный дворец и разбит регулярный сад. Дворец являлся загородной резиденцией. Об этом дворце до сих пор мало что известно, за исключением факта его существования и то, что он создан в “итальянском штиле”. Возможно, поэтому новые дворец и сад были названы Итальянскими. Корни же этого имени уходят в Москву — это название связано с детскими воспоминаниями Петра Великого об Итальянском саде в Измайлове под Москвой, который был у его отца, Алексея Михайловича. Таннер, один из иностранцев при русском дворе, рассказывал: “Обширнейшая Измайловская равнина до того полюбилась царю (Алексею Михайловичу — И. П.), что он завел в ней два сада, один на манер итальянский…”. Сад в Петербурге простирался вдоль Невского проспекта от Фонтанки до нынешней улицы Восстания, занимая территорию около 11 га. Северной границей усадьбы являлась нынешняя ул. Некрасова. Нередко его называли Четвертым Летним садом. Впервые мы узнаем об Итальянском саде из походного журнала Петра I, где сказано, что Екатерина I была “в оранжерее нового дому, что на Фонтанной речке”.

Упоминание Итальянского сада мы находим в записках члена польского посольства, посетившего Петербург в 1720 году: “После обеда мы отправились в итальянский сад, где видели разные украшения, фонтаны и клумбы, между которыми стояли большие фарфоровые сосуды. Здесь в разных местах давали много вина, а именно шампанское, бургундское, pontak i ochlanskie sekty. Также наставили столов, где только было удобно. Этот сад от своей закладки насчитывает всего 5 лет, но каждый может признать, что такого, как тут, не увидит и через 20 лет у самого большого господина. В этом саду были выложенные камнем пруды, в которых плавали индийские гуси, морские утки и много [иных] птиц. Построена там и голубятня, в которой помещается 16 видов голубей; есть при них и смотритель. Имеется так же несколько белых аистов (ведь аистов в здешних краях не увидишь), несколько журавлей, кабан и большой еж с колючками длиною в четверть”.

После прокладки Литейной улицы (позднее переименованной в проспект), сад был разделен на две части. Первая, прилегающая ко дворцу — парадная, вторая — хозяйственная, простиравшаяся от Литейной до Офицерской (будущей Знаменской — Восстания). Планировкой парадной части занимался садовый мастер Олаф Удельфельдт. С появлением на Фонтанке новых загородных усадеб с красивыми садами деревянный Итальянский дворец все более терял свою привлекательность, и в начале 1720-х годов дворец решили перестроить. Однако, в 1721–1723 годах произведена была не замена деревянного дворца каменным, а расширение комплекса путем пристройки с обеих сторон двухэтажных каменных флигелей. Соединялся деревянный дворец с флигелями, застекленными одноэтажными галереями. Автор этого проекта не установлен (долгое время им считался Михаил Григорьевич Земцов), но, предположительно, по сходству с Верхними палатами в Петергофе, называется имя Н. Микетти. Т. Б. Дубяго (известный специалист по садам) делает предположение, что в разработке проекта дворца мог принимать участие Доменико Трезини. Так как дворец находился за городской чертой (река Фонтанка являлась в те годы границей города), то его предназначение — большая загородная усадьба. “Итальянские сады сооружались для отдельных знатных семейств и представляли из себя части дворца, являясь как бы внутренним двором, вынесенным за стены дворца…” (В. Я. Курбатов). Работы проводились быстро, и в мае 1723 года Петр и Екатерина “изволили быть… на новоселье”. В недолгое царствование императрицы Екатерины I этот дом и бывший при нем сад служили предметом чрезвычайной заботливости. После поездки ее в Итальянский дом 5 июля 1725 года последовало распоряжение “об отсылке солдат 12 человек для караула в огород”. В том же году было приказано устроить в “Итальянском доме” каскады. Более реально участие архитектора Земцова проявилось в руководстве работами в 1725–1726 годах по замене первоначального деревянного дворца (теперь это центр композиции) каменным. В походных журналах 1726 г. дворец был назван “новопостроенным домом”. Большой объем работ на других объектах явился причиной того, что Земцов мало уделял внимания работам в Итальянском дворце, что вызвало неудовольствие Екатерины I. По указу от 15 октября 1726 года “помянутый архитектор Земцов в нынешнее во все лето в том Итальянском доме был только два раза, от которого его несмотрения в работе была немалая остановка, и для того ее императорское величество имела приказать вместо его, Земцова, для надзирания при том доме работ быть архитектору Усову”. Есть основания предположить, что заканчивал работы Усов по проекту Земцова. Со смертью Екатерины I все заботы об Итальянском саде прекратились.

Как выглядел сад в первые годы своего существования сказать трудно, так как самые ранние сохранившиеся чертежи сада относятся ближе к середине XVIII века и запечатлели более позднюю его композицию.

В 1730 году Земцовым была построена Большая каменная оранжерея “по линии ко двору графа Шереметева”. Через год под его руководством проводились ремонты в Итальянском саду.

Известно, что при императрице Анне Иоанновне в “Итальянском доме” был временный театр, устроенный в одном из залов дворца. На нем представлял “комедиант персидскаго манера” Иван Лазарев с учениками. Этот временный театр был устроен в одном из залов дворца.

В 30-е годы XVIII столетия территория Итальянского сада была значительно сокращена. Часть ее — от ул. Некрасова до ул. Жуковского вошла в состав слободы Преображенского полка: ул. Некрасова — Восьмая рота, далее — Девятая, Десятая, Одиннадцатая, а ул. Жуковского — Двенадцатая рота.

В сентябре 1733 года по указанию садовода Иоганна Фогта во второй, хозяйственной части, были прорыты три канала: первый — 40 саженей, второй и третий — по 85 саженей. Предназначались каналы для поливки растений и дренажа, кроме того, они служили декоративным элементом.

Швед Карл Рейнхольд Берк, побывавший в Петербурге в 1735–1736 годах, пишет: “…мы отправляемся к Итальянскому саду, расположенному на порядочном расстоянии от Пушечного двора. Сад был подарен герцогине Гольштинской Анне Петровне, но теперь корона вернула его себе. Сад довольно велик, состоит главным образом из трельяжа и крытых дорожек и имеет хорошо оборудованную галерею. Сам дворец стоит на протоке Невы, он каменный, большой, построен хорошо и он — единственный из всех, когда-либо виденных мною, окрашен в зеленый цвет. Теперь в нем нет обстановки и лишь несколько комнат используются для Сибирского приказа”.

Здесь хочется сказать несколько слов о крытых дорожках или, как их тогда называли, — “огибных”. В те годы их можно было видеть во многих садах. К примеру, в третьем Летнем саду (нынешнем Михайловском) в XVIII веке почти все аллеи были “огибные”. Создавались такие аллеи из деревянных дуг, скрепленных продольными связями. По обеим сторонам этих дуг высаживались в ряд деревья. Ветви их привязывали проволокой к деревянному каркасу, создавая над ним зеленый свод.

Примерно в тоже время, что и швед Карл Берк — в 1735 году, появился на берегах Невы и англичанин Джон Кук. О своем путешествии он оставил довольно обширный трактат под названием “Путешествия и странствия по Российской империи, Татарии и части Персидского царства”. Не называя имени дворца, он невольно подводит нас к его воротам: “В другой раз я был приглашен на обед к м-ру Селькирку, он жил на северном берегу реки против Летнего дворца. Я пошел к общественному перевозу, мимо которого прежде мне многократно случалось проходить. Много людей зашли в судно, которое, как я полагал, должно было пересечь реку, но, к моему разочарованию, оно повезло меня вверх по Неве восточнее дворца, где я никогда не бывал. Уплатив за проезд, я сошел на берег и, поскольку не мог переправиться на другую сторону, стал бродить в поисках дороги в город, но встречал препятствия в виде каналов, высоких стен и тупиков. Наконец я, совершенно изнуренный, увидел открытые ворота в сад и посыпанные гравием дорожки; это, как мне потом сообщили, были сад и летний дом императрицы. У ворот стояли в карауле два гренадера, которые не пожелали меня впустить”. Комментарий к этому рассказу предполагает, что “Может быть, это Итальянский дворец с садом?”

Из старых документов мы узнаем, что в 1736 году в Итальянском саду числился “гезелем” (учеником) садовник Никита Жеребцов, жалование которого составляло 96 руб. в год.

Императрица Анна Иоанновна в декабре 1739 года официально передала вторую половину Итальянского сада под огороды для царского двора: “вместо того под наши огородные овощи для поварни нашей учредить гряды в том огороде, который за улицею против Итальянского дома”. Этим указом огород из Третьего летнего сада (будущего Михайловского) переводился на место, где позднее была построена Мариинская больница для бедных. На генеральном плане сада (1748 года) перед нами регулярный сад с гаванью по центральной оси ансамбля против главного входа во дворец. Эта гавань выглядела более парадно, чем в первом Летнем саду — ближайшей к Неве части нынешнего Летнего сада, и связывалась с рекой нешироким протоком. Парадная часть представляла систему диагональных аллей с площадками в точках пересечения сложной конфигурации. Поперечные каналы хозяйственной половины Итальянского сада разделили всю территорию на четыре части. Центральная аллея делила эту территорию на четыре квадратных участка с фигурным водоемом в центре.

Описание сада, сделанное в 1740–1741 годах, рассказывает об оранжереях, из которых Большая каменная в парадной половине и Абрикосовая — во второй. Здесь выращивалось большое количество овощей и фруктов. Для императорского стола в Итальянском саду выращивались дыни, белая и красная смородина. Здесь же росли абрикосовые, лавровые, лимонные и померанцевые деревья. В 1740-х годах руководителем работ назначают Юстуса Гендрика Ригера. С 1743 года пустующий дворец отдали под жилье придворным служителям, которые были переведены из Летнего сада.

У А. И. Богданова мы находим упоминание об Итальянском доме середины XVIII века: “Итальянский Дом, и при нем Сад, стоит на той же Фонтанке Речке, по другой стороне, имеет преизрядные каменные полаты. Называется Италиянский потому, что оной италианским маниром как снаружи, так и изнутри убранством состроен имеется. И сей Дом построен только для одного временного приезду Их Императорских Величеств”. И далее: “Императорский Сад при Итальянском Доме, который стоит на Речке Фонтанке”.

В 1765 году вышло запрещение: “Понеже в первой половине Итальянского саду возвращаются разные плоды и овощи, а к гулянию ничего увеселительного нет, того ради для оного оставляется другая токмо половина упомянутого саду, о чем чрез сие объявляется”.

При Екатерине II Итальянский сад стал центром хозяйственного садоводства императорских дворцов. Вот краткий перечень работ производившихся в этот период: 1765 г. — построили деревянную теплицу с двумя каморками; 1778 г. — вызывались желающие построить каменный фруктовый дом в Итальянском саду; 1784 г. — работы над устройством каменной виноградной оранжереи; 1785 г. — работы над каменным вишневым садом.

Летом 1781 года под руководством архитектора Ю. М. Фельтена произвели ремонт Итальянского дворца. Кроме того, были отреставрированы Виноградная и Ананасная оранжереи и Большая зеленцовая теплица. Во второй половине сада было отремонтировано семь мостов через каналы.

К этому времени относится один из проектов создания Таврического дворца в восточной части Итальянского сада. Участок должен был занять четную сторону Невского от Литейного проспекта до Лиговского канала. План дворца тот же, что и у существующего на Шпалерной улице. В этом варианте к зданию дворца также примыкал обширный сад.

Сравнивая планы Итальянского сада 1740-х и 1790-х годов, мы видим большие изменения. В северной части хозяйственной половины вместо оранжерей, теплиц и огородных гряд появились жилые строения и аллеи. Остальные части совсем изменили первоначальную планировку. Южные участки были сданы в аренду на четыре года для устройства огородов крестьянину А. Кузьмину.

В эти годы в саду работал садовый мастер Шредер. Теперь, кроме фруктов, и овощей в оранжереях выращивали цветы и декоративные растения.

К 1794 году относится описание Итальянского сада И. Г. Георги: “Императорский Итальянский сад. На Фонтанку выстроен в оном еще 1712 года каменный, ни с чем не соединенный, в два этажа дом, в котором теперь амбар для стекла и зеркал. Сад позади дома квадратный около 70 сажень. Он в Голландском вкусе с прямыми дорогами между высоких деревьев и весьма обширную оранжереею. Ограда оного простирается до Литейной улицы, откуда всякому войти можно. Второй, вчетверо обширнейший, Итальянский сад находится напротив первого по другой стороне Литейной улицы. В нем растет зелень для придворной кухни во многих оранжереях и парниках”. Далее мы находим у Георги описание более практичного применения садовой территории. “Два стеклянные завода, один для столового стекла, другой для хрусталю и зеркал, оба на озерках подле Александро-Невского монастыря, и оба в цветущем состоянии. Зеркальная фабрика и кладовая во дворце Итальянского сада на Литейной улице. Сюда привозят готовые стекла из упомянутых заводов, и здесь делают из оных весьма большие и хорошие зеркала. Здесь находится также кладовая для хрусталю отменной доброты”.

В августе 1795 года Шредера заменил садовый мастер А. Петерзольц, который поручил архитектору Г. П. Пильникову составить проекты новых оранжерей наподобие находившихся в Таврическом саду. Здесь же размещались каменные дома, в которых жили садовые мастера, и казармы для сезонников. Работало тогда в саду и оранжереях несколько сот человек.

В 1796 году из Гатчины в пустой Итальянский дворец был переведен Сиротский дом. Через два года в нем устроили госпиталь. В 1799 году его передали Училищу ордена Святой Екатерины, ставший позднее Екатерининским институтом.

14 марта 1800 года Высочайшим распоряжением дворец и сад передавались в ведение Опекунского совета: первая часть отходила к училищу, а вторая — к больнице для бедных. К весне 1804 года было решено перенести оранжереи и растения в Михайловский сад. В 1803 г. вышел указ о ликвидации Итальянского сада, а в 1804 году из-за начала строительства Екатерининского института по проекту Дж. Кваренги, был разобран и дворец.

Так перестали существовать Итальянские дворец и сад. Бывшие части сада зажили собственной жизнью. Глядя на деревья за зданием магазина “Подписных изданий”, вспоминаются слова В. Я. Курбатова: “…самое лучшее в этих произведениях — их необычайное слияние с духом местности. Даже и тогда, когда постройки обрушиваются, куртины зарастают, а фонтаны иссекают, очарование сохраняется, пока есть намек на былое устройство”. Со 2-й половины XVIII века вторая половина Итальянского сада (хозяйственная) начала распадаться на отдельные части. В 1761 году Иван Иванович Шувалов получил от своей благодетельницы, Елизаветы Петровны, участок земли “по большой Невской перспективе”. Занимал он территорию от нынешней улицы Маяковского до улицы Восстания. Позднее владельцем его стал князь И. С. Барятинский, а после него — генерал-прокурор А. А. Вяземский. Далее участок перешел к одному из фаворитов Екатерины II — А. М. Дмитриеву-Мамонову. По его имени сад при поместье вошел в историю как “Мамонов сад”. Последним владельцем этого крупного участка был надворный советник Н. Чоглоков, разделивший и продавший его по частям.

Позднее на территории Итальянского сада, расположенной через Литейную (тогда) улицу была построена Мариинская больница для бедных (в советские годы — имени Куйбышева). Чуть позднее автор Мариинской больницы — Джакомо Кваренги построил на месте сломанного Итальянского дворца здание Екатерининского института. В XIX веке на нынешней улице Маяковского, на бывших землях Итальянского сада было построено еще два медицинских учреждения — Александровская больница и родильный дом имени Снегирева (“Снегиревка”). И последнее значимое учреждение на интересующем нас участке — Павловский институт. Хотелось бы описать истории всех этих учреждений, но “это уже другая история”, а наша тема — “Итальянские дворец и сад” — пока завершена.

Версия для печати