Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2006, 9

Архимандрит Августин (Никитин) 

Бергамо - Санкт-Петербург

Скромный по итальянским меркам Бергамо — это старинный город с соборами и крепостными стенами ушедших времен. Бергамаски (так называются жители Бергамо) любят Санкт-Петербург. Это одно из редких мест в мире, где о существовании города на Неве известно даже детям. Дело в том, что там родился великий архитектор Джакомо Кваренги (1744–1817). И хотя в самом Бергамо он не построил ничего, все знают, что их земляк возводил Петербург, и этим гордятся.

Кваренги был главным представителем строгого екатерининского классицизма. По его проектам были возведены здания Академии наук, Смольного института, Английского дворца в Петергофе, Александровского дворца в Царском Селе. Глядя на великолепие улиц и площадей старинного Бергамо, начинаешь понимать, почему Кваренги, выросший среди этих архитектурных шедевров, просто не мог не стать гениальным зодчим.

Бергамо (лат. Бергомум) — один из красивейших городов Ломбардии. Первоначально это было кельтское поселение, и с веками на его основе сложился “Старый город”. “Старый город” расположен на возвышенности и окружен венецианскими стенами (1561–1588). В границах “Старого города” сохранились остатки римской городской стены, терм и водопровода первых вв. н. э.

Русские паломники посещали родной город Джакомо Кваренги еще задолго до его рождения. Русский стольник П. А. Толстой побывал в Бергамо в 1698 году. Вот что записал он в своем путевом дневнике: “Город Бергам Венецкой державы великой и зело изрядной; стены и башни около ево каменные. В том городе костелов хороших каменных и домов изрядных каменнаго ж строения много, лавок и в них таваров много ж. Скрозь того города течет река немалая, которая называется Сарно, чрез тое реку построены великие мосты каменные. По сторон[ам] того города построен замак, или фортеца каменная, и в ней домов каменных много добраго строения. В том городе Бергаме есть от Венецкой республики поставлено салдат немалое число для опасения, что тот город Бергам блиско гишпанскаго рубежа; а, и кроме салдат, тот город многолюден гораздо и всем строен”. 

Ко времени приезда русского стольника в Бергамо здесь уже было выстроено несколько “костелов хороших каменных”: романская церковь Санта-Мария Маджоре (1137 г.; порталы трансептов — 1353 г. работы Джованни да Кампионе; интерьер — XVII в.; купол — 1615 г. работы Ф. М. Рикини; кампанила — 1436 г.), баптистерий (1340 г., архитектор — Джованни да Кампионе; перестраивался в 1898 г.), собор (начат в 1459 г. по проекту А. Филарете, перестроен в 1689 г. К. Фонтаной; фасад — 1886 г. по проекту Боничелли). Все эти храмы украсили Старый, верхний город; а в нижнем, Новом городе в 1521 г. была воздвигнута церковь Св. Духа (Санто-Спирито).

Вот как выглядел Бергамо в годы жизни Джакомо Кваренги: “Бергамо — великий и богатый венецианский город в Ломбардии, между Брикса и Медиолана, а с предместьями или со слободами своими — не меньше города Медиолана (Милан. — а. А.). Весьма укреплен, по старому и новому маниру фортификации. На праздник святого апостола Варфоломея великое множество купцов из немецкой земли, из Швейцарии, из Италии и из других мест сюда приезжают. Тамошние жители хитры, трудолюбивы и учтивы.

В церкви блаженного Августина погребен Амвросий Калепин, издатель книги Калепинова Лексикона на восьми языках; а родился он недалеко от сего города, в деревне, называемой Калепино.

Замок в городе о четырех, а подле города укрепленное место Лакапела, на высоком холме, о восьми болверках. С высочайшей сего города башни можно почти всю Ломбардию, с городами, реками, горами и знатнейшие жилища, до самой горы Апенино видеть. Бергамская библиотека знатнейшая во всей Италии”. 

В те годы, когда Джакомо Кваренги уже работал в Санкт-Петербурге, в Бергамо была устроена домовая православная церковь — в имении княгини Е. М. Терци, урожденной Голицыной. В этом храме с 1819 г. служил иеромонах Иринарх (Попов). (Впоследствии он стал настоятелем православного храма во Флоренции (с 1824 г.), а с 1827 г. — первым настоятелем православного храма в Риме).

В начале ХХ в. в Бергамо побывал отечественный искусствовед П. П. Муратов. Вот его первые впечатления об этом городе: “С окраины верхнего Бергамо, с дороги, соединяющей его с нижним городом, открываются просторы ломбардской равнины, зеленой, обильной, насыщенной всяческой жизнью, подернутой дымкой зноя к полудню и туманами рисовых полей к вечеру. Высоко, очень высоко поднимаются в море ломбардских нив и садов колокольни церквей нижнего Бергамо, увенчанные фигурами архангелов с мечами в руках. И мимо этих церквей: Сант Алессандро, Сан Спирито, Сан Микеле, Сан Бернардино и Сан Бартоломео — не должен пройти тот, кто знает долю участия Бергамо в итальянской живописи”. 

Особое внимание русский паломник уделил старинной церкви Святой Девы Марии (Санта Мария Маджоре), выстроенной в XII–XIV вв. Ее интерьер украшал фресками Лоренцо Лотто (ок. 1480–1556),— живописец эпохи Высокого Возрождения, представитель Венецианской школы. “Лоренцо Лотто жил здесь особенно долго и работал особенно прилежно. Ни в одном из итальянских городов не найдется столько алтарных образов неуловимого и беспокойного Лотто, сколько их есть в церквах Бергамо и в окрестных его селениях, как Альцано Маджоре, Челана, Коста ди Медзате, Понтераника, Седрина, Трескорре. И удивительные его интарсии, где так странно сочеталась совсем современная прямота артистического впечатления с глубоким мистицизмом концепций, делает Санта Мария Маджоре в верхнем Бергамо достойной целью одного из исключительнейших художественных паломничеств”. 

Такова была художественная атмосфера, в которой вырос будущий зодчий Санкт-Петербурга…

В течение многих лет Бергамо находился под властью Венеции; здесь долго и плодотворно работали художники Венецианской школы. По словам П. П. Муратова, “школы Бергамо никогда не было, но земля вокруг предальпийского города оказалась плодоносна и в течение многих лет усердно рождала художников. Превитали, Джироламо да Санта Кроче, Пальма Веккио, Кариани, Морони родились здесь в дни Ренессанса”. 

Представителем Венецианской школы был и Джованни Батиста Тьеполо (1696–1770), продолживший труды Лоренцо Лотто по благоукрашению церкви Санта Мария Маджоре. В 1470–1476 гг. к этому храму была пристроена капелла Коллеони (работы Дж. А. Амадео). В начале XVIII в. она была перестроена, а в 1733 г. расписана фресками кисти Дж. Б. Тьеполо.

У себя на родине Кваренги мог знакомиться с лучшими образцами церковной живописи представителя Брешианской школы Алессандро Моретто (ок. 1498-1554). “В деревенских алтарях альпийских предгорий, в приходских церквах окрестностей Бергамо и Брешии — в Альбино, Комеро, Манербио, Мадзано, Одзинуови, Пральбоино, Паитоне — оставил Моретто лучшие свидетельства своей глубокой душевности, — пишет Муратов. — Всякое суждение о великом брешианце будет неверно и неполно без воспоминания о стене далекого Паитоне, о маленьком деревенском мальчике, которому на горных тропах дровосеков и пастухов явилась благостная и белая Мадонна”. 

…Отправляясь в далекую Россию, Джакомо Кваренги уже был воспитан в лучших традициях ведущих итальянских художественных школ. И юношеские впечатления от увиденного он преломил и воплотил в архитектурном творчестве, украшая своими постройками “град Петров”.

Близ Бергамо лежит небольшой городок Сотто иль Монте. Уроженцем этого городка был Анджело Джузеппе Ронкалли, в 1958 году ставший папой римским с именем Иоанн XXIII (1958–1963). В молодости он учился в семинарии Бергамо, и на здании этого учебного заведения в память об этом установлена мемориальная доска.

Во времена понтификата Иоанна XXIII стало просматриваться позитивное отношение папского престола к принципам мирного сосуществования и разрядки напряженности, что нашло свое отражение в ряде выступлений папы, а также в его энцикликах. Иоанн XXIII реалистически оценивал создавшееся в мире соотношение сил и характеризовал мир как “самое великое, самое святое из всех благ”. Иоанн ХХШ заявлял о том, что “все государства равны по природному достоинству и каждое из них имеет право на существование”.

Деятельность папы Иоанна ХХШ вызывала интерес в кругах Русской Православной Церкви. В середине 1960-х гг. митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (1929–1978) приступил к написанию магистерской работы, посвященной этому выдающемуся деятелю Римско-Католической Церкви.

Завершив огромный труд по составлению биографии Папы Иоанна XXIII, Владыка представил машинопись на соискание степени магистра богословия. Будучи правящим архиереем Ленинградской епархии, Владыка мог бы защитить работу в стенах Ленинградской Духовной Академии, где он имел неограниченное влияние и где можно было бы организовать “режим продавливания”. Но, будучи щепетильным в такого рода делах, Владыка представил работу на рассмотрение Ученого совета Московской Духовной Академии. Консервативная профессорско-преподавательская корпорация МДА могла бы “зарубить” работу, написанную с явной симпатией к главе Римско-Католической Церкви, а при тайном голосовании соискателю могли бы набросать “черных шаров”. Но Владыка сознательно шел на риск и с честью выдержал испытание, став магистром богословия (15 апреля 1970 г.). (В 1984 г. эта работа была издана в Вене на русском языке: “Иоанн XXIII, Папа Римский”, с предисловием кардинала Франца Кенига).

В новейшее время духовные связи между Бергамо и Санкт-Петербургом обрели второе рождение. Бергамо расположен неподалеку от Милана, где в послевоенное время был учрежден экуменический фонд “Христианская Россия”, а в Бергамо был образован его филиал (в Сериате). Особенно хороша Преображенская церковь в “псковском” стиле в Сериате; при храме в 1978 г. была открыта школа русской иконописи.

Эти христианские центры занимаются, в основном, не окормлением русских католиков (которых очень немного, впрочем, и православных — мало), а обслуживанием все возрастающей тяги верующих итальянцев к красоте и силе Восточного Христианства. А петербуржцы, посещающие Бергамо, — желанные гости и в Сериате.

 

Редакция “Журнала └Нева“” поздравляет своего постоянного автора и лауреата премии журнала с 60-летием, желает ему дальнейших

Версия для печати