Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2006, 9

Стихи

Вадим Абрамович Халупович родился в 1932 году в Ленинграде. Окончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта. Кандидат технических наук. Автор многих поэтических книг. С 1992 года живет в Хайфе (Израиль).

                     * * *

Горьковатый запах хамсина1 .
Запах душный и запах жестокий.
Пересохшая парусина
Неба в эти глядится строки.

И от мелкодисперской пыли
Под горою не видно моря.
Словно мы еще не испили
Полной чашей беды и горя.

Но под вечер над той же горою,
Над ее спиною покатой
Света солнечною игрою
Разгорится расплав заката,

И с хамсином, и с тьмою споря,
Не встревожив морские глади,
Он, шипя, опустится в море,
Уступая место прохладе.

                     * * *

Головы моей круженье,
В горле сердца перестук,
Вычитанье и сложенье
Радостей моих и мук.

Время мчится в бесконечность,
Исчезает за углом,
Где оно впадает в вечность,
Слышится вселенский гром.

Только я его не слышу.
Я из времени изъят.
Пуд полом скребутся мыши
Десять лет тому назад.

И над вымершим поселком
Ходит полная луна.
И по полкам рыщет волком
Тишина…

                     * * *

Как много хороших стихов!
Как мало хороших поэтов!
Родятся стихи из грехов,
Вопросов немых и ответов,
Из наших несчастий и мук,
Раздоров, разлук и пристрастий,
Возникших как свет и как звук,
Над коими сам ты не властен,
И, вспыхнув внезапно, как взрыв,
Строфу уронив на бумагу,
Ведут они нас на обрыв,
Испробовать нашу отвагу —
Насколько нетленна строка,
Нетленно ли стихотворенье?
Внизу под обрывом река,
Воды водопадной паренье.
И страшно стоять на краю
В надежде на крылья Пегаса…

Звезду умоляю свою,
Чтоб в небе она не погасла.

                     * * *

Отринуть тленное вокруг себя,
Смотреть на листья, на цветы и травы,
На небеса и, ближних возлюбя,
Мир не делить на правых и неправых,
Поскольку все по-своему правы,
Поскольку все по-своему несчастны.
На высшем уровне небес или травы
Все как один в судьбе своей не властны,

Событья ни во что не ставят нас,
Взрывают смертники и в небесах витают.
Нас рвет от глупости пустых газетных фраз,
И дети лекции родителям читают
О том, как надо нам на свете жить,
А времена подталкивают в спину…
И нам давно уже пора решить —
Все бренное, все тленное отринуть,
На вещный мир вокруг открыть глаза
И… вымокнуть, поскольку в нем гроза.

                     ЗИМНЯЯ ГРОЗА

За окном в ночи деревья мечутся.
Гнет их ветер, ветви их ломаются.
В черном небе ни звезды, ни месяца.
Вихри листьев к небу поднимаются.

В черном небе грозовые сполохи.
Грозные разряды электричества.
Словно в схватке сшиблись злые молохи
И в испуге кто-то в двери тычется.

И по окнам, как по лицам, хлещет дождь.
Дом наш вот-вот треснет и расколется…
Как непрочно все же все, что бережешь,
Все, о чем душа скорбит и молится!

Дай мне руку, и губами губ коснись,
И прислушайся, хотя бы на мгновение.
Чем сильнее ветер, тем дороже жизнь,
А бессмертье необыкновеннее.

                     * * *

На асфальте шорох шин.
Буйство листьев вдоль дороги,
Словно кто-то все решил,
Но неясно, что в итоге.

Цапли, клювы опустив,
Гордо шествуют по полю.
И, внезапно зачастив,
Сердце просится на волю.

То ли возраст наш такой,
То ли время наступает?
Над недвижною рекой
Небо облака купает.

И, его перечеркнув,
Тает в нем стальная птица…
Внучка, рядом прикорнув,
Спит… Кто знает, что ей снится?

 
1 Хамсит — ветер (иврит).

Версия для печати