Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2006, 4

Рефлексии социолога на реформы ЖКХ

Проводимая в Питере реформа ЖКХ по формуле “как всегда” оборачивается, конечно же, прежде всего повышением тарифов, при этом не каким-то одноразовым — рассчитанным, обоснованным, объявленным как необходимое, пусть даже неизбежное реформенное мероприятие, а постоянным ростом, пределов которого не видно. Недавно в “Счетах-извещениях” на квартплату печаталась колонка “средняя нормативная стоимость”. Плательщик мог видеть, что стоимость услуг по нормативу, например, за июль 2001 года составляла 1340 руб. 61 коп. при том, что платил он пока 780.79 руб. Это была перспектива, когда жители будут полностью оплачивать расходы по ЖКХ, пока же с них берут половину суммы, приготовляя в то же время психологически к полной оплате. Но с некоторых пор колонка нормативной стоимости исчезла, остались только “цена (тариф)” и общая “стоимость”, что позволяет предположить, что рубеж полной оплаты мы уже перешли, хотя он должен бы быть достигнут в начале 2006 года, с введением в действие Жилищного кодекса. При этом приходится только гадать: цена чего, какой единицы услуг обозначена? Например, написано: “уборка лестничных клеток”, цена — 1.02 руб., стоимость — 72.42 руб. Уборка 72 лестниц? Или 72 ступеней? Двенадцати этажей? А может быть, мытье два раза в день, в том числе по субботам и воскресеньям? Но это ладно, мелочи. Вот статья посущественней: “сод. общ. имущ. многокв. домов” (транскрипция из “счета”), где общая стоимость за сентябрь 2005 года составляет 383.40 руб. при цене 2.70 руб. Что тут имеется в виду — содержание 140 единиц какого-то имущества (если разделить 383.40 на 2.70) или содержание имущества 140 раз в месяц? Такие же ребусы и по другим статьям, например, по “тех. рем. общ. имущ. мн. кв. домов” — одна единица ремонта стоит 1.84 руб., всего — 261.28 руб., что заставляет предположить, что производился за месяц 141 ремонт на одного плательщика. Есть в счете “сод. и ремонт” какого-то таинственного “АППЗ”, правда, всего по 0.31 руб. за штуку, итого 22.01 руб.

Но я отвлекся на увлекательное рассмотрение обозначений “счета-извещения”, оставив заявление о постоянном росте цен без видимых пределов. Можно смело сказать, что если есть в реформе что-то обязательное и стабильное, так это повышение тарифов и перспективы этого повышения без границ. Можно предположить, что “нормативную стоимость” убрали не только ввиду достижения когда-то даже страшноватого рубежа, оплаты полной стоимости услуг, но и по той причине, что нормативная стоимость теперь лишала рост перспективы, делала его бескрылым?

В том, что мы имеем дело с таким знаменательным реформенным явлением, как стабильность повышения тарифов ЖКХ, читатель может легко убедиться, если возьмет в руки счета по квартплате своей собственной квартиры за несколько лет. Привожу простенькую таблицу динамики оплаты стандартной трехкомнатной квартиры в домах известной 137-й серии (при четырех проживающих).

 

Вид платежа

Сумма по годам, за IX м-ц, руб.

2005 к 2000,
%

 

2000

2001

2002

2003

2004

2005

 

Квартплата

72.42

72.42

72.42

72.42

72.42

72.42

 

Сод. общ. мущ. многокв. домов

     

{380.5

{383.40

 

Тек.рем. общ.имущ. мн.кв.дом.

16.33

35.50

87.33

{

261.28

1598

Уборка лестничных клеток

17.02

72.48

 

Сод. придом. территории

51.83

 

51.83

72.42

75.97

 

Очистка мусоропровода

51.83

51.83

72.42

75.97

 

Вывоз твердых бытовых отходов

12.06

44.20

44.20

44.20

37.63

91.20

750

Тех. обсл. и ремонт лифтов

10.65

56.09

56.09

56.09

56.48

93.01

877

Сод. и ремонт ПЗУ

84.49

 

Сод. и ремонт АППЗ

7.10

22.01

 

Сод. и ремонт код. замка

20.59

 

Холодное водоснабж. и канализ.

78.06

190.44

273.28

343.40

423.40

542

Горячее водоснабжение

76.80

165.92

283.88

354.88

343.40

480.60

625

Отопление

112.18

182.47

311.69

389.79

397.44

527.33

470

Газ

436.65

 

Радио

6.00

6.00

10.00

14.00

18.00

300

Телетрансляция

12.00

12.00

28.00

36.00

14.00

65.00

581

Итого

398.50

1723.3

1166.8

1398.1

1964.1

2562.8

643; 6,4 раза

Оплата электроэнергии

62

130

180

270

345

352

567

Абонементная плата за телефон

60.0

73.5

51.0

52.0

65.0

170

283

Общий итог

466.5

3054.8

654

Хотя я и сказал, что таблица простенькая, непривычному человеку трудно ее рассматривать и анализировать. Поэтому приглашаю следовать за мной.

Обратите, прежде всего, внимание на цифры в правом нижнем углу таблицы. Как можете видеть, всего лишь за пять последних лет общая сумма платежей увеличилась на 646 %, в 6,4 раза, при повышении индекса цен (инфляции) в это время по 12–20 % в год, в сумме, значит, не более 100 %; то есть платежи за коммунальные услуги обогнали инфляцию, обгоняли ее каждый год. Они делали нас каждый год беднее. И нельзя не отметить попутно, наглядно видно, как и насколько эти платежи, наряду с ценами других монополистов (электроэнергетика, связь, транспорт, нефтегазовая отрасль), резво подтягиваясь к 100-процентной оплате, опережающим образом задают инфляцию, выступают, так сказать, ее авангардом. За ними, понятно, подтягиваются цены и по другим услугам и товарам. А мы считаем инфляцию почти стихийным процессом!

Обратите внимание, что цены резко подскочили именно с началом реформы. При ее запуске с пафосом говорили, в том числе губернатор (да и сейчас упоминают) о более дешевых, эффективных, культурных частных организациях, которые придут на смену сегодняшним монополистам. Не будем обсуждать, какая монополия лучше — государственная или частная. Но где эти культурные организации? Да и может ли произойти такое чудо, что цены перестанут расти, а начнут снижаться и частник будет их снижать — кто в это поверит?! Скорее нам скажут, что за более качественное обслуживание, “за культуру”, надо платить.

Посмотрим теперь таблицу по отдельным строчкам. Вот вторая сверху. Обратите внимание — с введением реформы появилось “сод. общ. имущ. многокв. домов”. До того коммунальщики, видимо, не осознавали, что они “содержат общее имущество”, а сейчас поняли, что за это тоже можно брать плату, притом вполне приличную, сопоставимую, например, с платежом за “холодное водоснабжение и канализацию”. Вот вам и упрощение обслуживания! По этой формуле — “упрощения и удешевления” — выросли в 16 раз (!) тарифы по “тек. рем. общ. имущ. мн. кв. домов”. Когда-то были протесты против поборов (как тогда выражались) за “сод. придом. территорий”. Знаем мы, как содержатся эти территории, как убирается снег зимой (так, наверное, не было и в блокаду). Немало переломано рук, ног, ребер, разбито голов на обледенелых тротуарах! Да и не есть ли это все же функция городских служб по благоустройству и дорожному хозяйству (не ломание костей, конечно, а подметание)? Если следовать логике чиновников, надо брать с жителей и за асфальтирование проезжей части улиц, по которой многие без оплаты ездят на своих авто, особенно тротуаров, по которым все поголовно бесплатно ходят, за освещение, на которое город тратит колоссальные суммы, а люди пользуются и даже не замечают, за траву на газонах и т. д. После протестов плату за содержание территорий было отменили, потом снова бесшумно ввели, а с началом реформы и подтянули.

По всем строчкам можно видеть скачок цен именно с началом реформы.

А впереди, в момент написания, было новое повышение тарифов с начала 2006 года, которое уже рассматривало Законодательное Собрание.

Особенно меня впечатляет плата за отопление, которую взимают, невзирая на время года, стоит ли на улице январский мороз в 20 градусов или июльская жара под 30 по Цельсию. Коммунальщики объясняют этот удивительный феномен тем, что и летом приходится содержать систему отопления в порядке, проводить профилактику, ремонт. Если это так, то и написали бы “рем. сист. отопления”. Но тогда надо было бы показать затраты на ремонт, и было бы видно: даже если он растягивается на все летние месяцы, все же затраты на него несопоставимы с расходами на собственно отопление. Лично мне ни разу не приходилось видеть, чтобы, скажем, в июле кто-то пришел хотя бы посмотреть на батареи отопления. В то же время с постоянством наступления времен года осенью нас морозят до наступления пресловутых восьми градусов. При девяти градусах в квартире, значит, можно жить. А плату не забывают начислять на все 100 % с точностью до копейки. Поразительно, что до сих пор ни один человек, ни одна правозащитная организация не обратились в суд по поводу взимания платы за непоставленные услуги, по сути дела, обмана жителей (по крайней мере, не приходилось слышать о таких обращениях). Где же борцы за гражданские права?

Реформа, суть которой — перекладывание полностью на самих жителей содержания ЖКХ, предполагающая, соответственно, повышение тарифов до уровня стопроцентной оплаты, притом опережающим образом относительно других изменений (как отмечал, подозреваю, что рубеж ста процентов мы уже перешли), касается всего населения, не одной какой-то группы, как было при акциях протеста против монетизации льгот (хотя ударяет, конечно, в первую очередь по тем же пенсионерам); ясно и понятно, против чего протестовать и чего требовать. Но акции не возникают; организаторы, которых в прошлый раз было до десятка, в том числе самозваная КПРФ, не появляются. “Не возникают” даже те, против кого применяют или кому маячат в перспективе совсем уж крутые меры: выселение, переселение, сопряженные с явным ущемлением конституционного права на жилище. Почему никто не спрашивает, на каком основании применяется мера выселения, вместо того чтобы требовать, взыскивать, пусть тоже по суду, просто уплату задолженности, вплоть до присуждения принудительных работ? Эта практика аналогична чубайсовским отключениям электроэнергии (тоже вместо уплаты долгов), отключению телефона, если абонент не внес плату в назначенный связистами срок. По такой логике можно дойти до отключения лифтов в 16-этажных домах, выключения зимой отопления, прекращения “холодного водоснабжения” и даже перекрытия канализации (опыт применения последней оригинальной меры был уже приобретен, как известно, при выкуривании депутатов Верховного Совета, засевших в Белом доме в 1993 год). Практика выселений касается пока немногих (правда, губернатор как-то произнесла, что неплательщиков в городе до 50%), но она показывает всем, что право на жилище не такое уж незыблемое, оно сходит до права купить квартиру, до отношений между съемщиками и владельцами жилья, где все права у хозяина.

Одну из оценок реформы ЖКХ в целом дала Всероссийская конференция, прошедшая в Ижевске 2 октября 2005 года. В своей резолюции конференция констатирует: “Основными целями введения нового ЖК (Жилищного кодекса) является не повышение благосостояния подавляющего большинства граждан страны, а (1) отмена дотации сферы ЖКХ со стороны государства, необходимая для вступления в ВТО, (2) переход на 100-процентную оплату жилищно-коммунальных услуг, (3) коммерциализация отрасли жилищно-коммунального хозяйства в интересах бюрократическо-олигархических групп. В постановляющей части конференция отмечает, прежде всего: “Считать отмену нового Жилищного кодекса одной из главных целей нашей кампании протеста”.

Прошли акции жителей блокадного Ленинграда, призывающих власти уравнять их с участниками войны, протестные выступления бюджетников, которым разрешили митинговать перед ТЮЗом, в ДК Газа (словно надо к администрации детского театра предъявлять требования бюджетников, и она способна изменить положение преподавателей, медиков, а голос из ДК вырвется и долетит до Смольного или до дворца Клебанова на набережной (в ДК участники эмоционально митинговали перед самими собой). А по поводу же ЖКХ — никаких проявлений, хотя, понятно, вряд ли кому доставляет удовольствие повышение тарифов. В чем здесь загадка? Сотрудница нашего института (Социологического РАН) Мария Мацкевич в газете “Дело” пишет, что, по данным Фонда общественного мнения (ФОМ), переход на 100-процентную оплату услуг ЖКХ одобряют лишь 4 %, 88 % относятся отрицательно. В то, что жилищно-коммунальные службы будут работать лучше, верят лишь 5 %, 9 % считают, что деятельность ЖКХ ухудшится. Почти половина (47 %) опрошенных предполагает возможность массовых акций протеста, 58 % относятся к ним с одобрением, 37 % заявили о возможности своего участия в таких акциях. Как пишет Мария, “если отправится протестовать хотя бы каждый десятый из числа допустивших подобную возможность… то и это окажется близким к тому, сколько было людей на улицах наших городов в августе 1991 года”. Правда, социологи ФОМ относят такие гипотетические акции к моменту достижения 100-процентной оплаты коммунальных услуг — к январю 2006 года. Но и тогда реальное возникновение протестных действий под вопросом. Если дело в достижении стопроцентного рубежа, то они могли бы возникнуть и сейчас, так как рубикон, как отмечалось, уже перейден. Или в 2006 году нас ожидает еще более грандиозное повышение?

И все равно социологам известно, что нет прямой связи между уровнем недовольства и его проявлениями в протестных действиях, зависимость может быть даже обратной. Так, например, по данным изучения настроений у рабочих, среди них около 1/4 даже в настоящее время, в эпоху путинского умиротворения, постоянно выражают готовность принять личное участие в забастовках. Но на деле во всем Петербурге за пять лет, начиная с 2000 года, не зарегистрировано ни одной забастовки, ни на одном предприятии; только в этом году, во второй половине, единственно докеры Морского порта дошли до объявления забастовки. Вероятно, играет роль отсутствие повода, спускового механизма, о значении которого я говорил прошлый раз (см. “Нева”, 2005, № 10). Казалось бы, детонатором могут послужить осеннее промораживание на фоне 25-процентного повышения платы за отопление в это же время. Но жители города-героя стойко перенесли и то, и другое — не привыкать. Также я говорил о ключевой роли организаторов (зачинщиков), которые на этот раз куда-то запропастились. Видимо, ждут, когда люди выступят сами, чтобы возглавить протест. Возможно, главное на этот раз состоит в гипнотических сеансах нашего энергичного губернатора(ши). Она столь эмоционально в “Диалогах с городом” говорит об успехах реформы, что возражать как-то даже неловко. В сентябрьском “диалоге” Валентина Ивановна с пафосом говорила о начавшейся практике выселения злостных неплательщиков по ЖКХ. Они задолжали 3 млрд 700 млн рублей — “это деньги, вынутые из бюджета города, могли бы быть направлены на развитие жилищно-коммунальной сферы”. В самом деле, если люди по два года не платят за квартиру, имеют ли они право занимать ее?! Отсюда реформа — “генеральное направление, с которого мы не свернем”. Я, правда, грешным делом, разделил сумму задолженности на сумму оплаты моей, достаточно стандартной, квартиры в течение года, получилось 205 тысяч семей с задолженностью в один год; если принять среднюю населенность квартиры в 3–4 человека, получается 600–800 тысяч жителей блистательного Петербурга, этой “гордой, белой птицы”. Что-то очень уж многовато. Беспокоюсь, хватит ли коммунальных квартир для переселения хотя бы половины такой массы петербуржцев?

В “Диалоге” 3 октября губернатор, правда, обошла молчанием реформу. Зато вновь горячо говорила об ее успехах в “диалоге” 17 октября, основанном на пресс-конференции перед журналистами по случаю двухлетнего юбилея вступления В. Матвиенко в должность губернатора. Курс абсолютно правильный и единственно возможный, цель — внедрить в сферу ЖКХ рыночные структуры, привлечь частные средства, создать конкурентную среду. Частный сектор уже начал привходить, здесь благоприятная среда для мелкого и среднего бизнеса. Создано уже более 400 ТСЖ, им оказывается поддержка в ремонте — именно там, где созданы ТСЖ. Люди хотят жить в более комфортных условиях, чем при сегодняшнем обслуживании с его фигурой упомянутого вечно пьяного сантехника с одним гаечным ключом, вымогающего деньги у населения (почему именно с одним ключом так плохо?). Правда, Валентина Ивановна умолчала о повышении тарифов, но это же дело рук именно этих отживших ЖЭКов, ПРУ, РЖУ и т. п., которых губернатор отвергает. Вот придет частный бизнес, вступит в конкурентную среду…

Я исчерпал свои гипотезы. Пусть теперь читатели придумывают объяснения. И, может быть, стоит при этом начать с попытки понять собственное поведение. Это не так просто, как кажется. Если найдете — честное — объяснение перед самим собой, смело экстраполируйте его на действия других, в 90 % случаев не ошибетесь. Когда-то, в начале перестройки, этой весны демократии, пущен был в ход лозунг “начать с себя”. Потом запустили рынок, который должен был своей “невидимой рукой” расставить все по местам, также демократию, возлагая на нее тоже все надежды, параллельно — приватизацию, исходя из твердой уверенности в высшей эффективности частной собственности. А о себе, каждом в отдельности, как-то подзабыли. А ведь, к примеру, появление новой, диковинной буквально профессии киллеров — это не в последнюю очередь результат личного выбора конкретных людей, позволивших себе такую “работу”. При этом принявших решение довольно легко, без особых моральных мук и не за какие-то чрезвычайные деньги. Как показывают по телеку, иногда это совсем смешные деньги. Да, конечно, надо жить, нет работы, семья за спиной и т. д., и т. п. Но эти доводы сродни мотивации стукачей в свое время. В конце концов, дело упирается в гражданина, который поступает именно как гражданин, делает свой выбор, к чему бы ни толкали обстоятельства. Никакие реформы нас не спасут, если сами не пошевелимся… Но я, кажется, очень оторвался от ЖКХ, которому посвятил эту часть “рефлексий”.

В заключение этого раздельчика надо сказать, что цель моего писания не состоит в провоцировании акций протеста, как может показаться. Про акции льготников я писал, что это урок эффективности именно таких действий: власть реагирует лишь на давление. Но это не значит, что надо выходить на улицы по всякому поводу. Да и не могут какие-то “рефлексии” запустить сложную цепочку действий больших масс людей. Уж если не миновать акций, то для них должна созреть вся ситуация. А в ней не последнее место занимает наряду с настроением населения позиция властей, их способность (и желание) осознать положение, оценить возможные следствия, опасности и принять соответствующие меры заблаговременно. Может быть, “рефлексии” имеют шанс какого-то влияния хотя бы в этом вообще-то первостепенном направлении, то есть на позицию властей?

Версия для печати