Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2005, 3

Давайте поклоняться доброте

Это известная строчка из стихотворения поэта Анатолия Чепурова. Однако речь пойдет о композиторе Якове Дубравине.

Беру в руки компакт-диск… Эдуард Хиль, Эдита Пьеха, Владимир Трошин, Ирина Понаровская, Мария Пахоменко, Валентина Толкунова, Иосиф Кобзон, Людмила Сенчина, Игорь Тальков и много других имен написано на футляре этого диска с песнями Якова Дубравина. Эти имена — точная характеристика песенной эпохи страны, эпохи, длившейся в течение жизни двух поколений.

Заслуженный деятель искусств России, профессор Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, лауреат многих премий, конкурсов, фестивалей, секретарь-координатор Союза концертных деятелей России… Все эти звания и должности принадлежат одному человеку. Но это не главное. А главное, что этот человек — композитор. Композитор Яков Дубравин.

Он автор двух мюзиклов, оперетты, шести кантат для детского хора, пятнадцати вокальных циклов, музыки для кино и телефильмов, драматических спектаклей, цирковых программ, радиопередач; сочинений для хора, эстрадно-симфонического оркестра, инструментальных ансамблей, более ста хоровых обработок и… около трехсот песен.

Все начиналось с песни “Свидание с Ленинградом” на стихи В. Сергеева (поэтический псевдоним Сергея Довлатова). Она принесла Якову Дубравину первый успех.

“Мне город протянул ладони площадей…”. Это из песни “Свидание с Ленинградом”. И правда! Гуляя по городу, направляешься от Театральной через Мойку к Благовещенской (площади Труда), а оттуда по Конногвардейскому бульвару на Сенатскую (площадь Декабристов) и через Александровский сад на Исаакиевскую, а дальше на Дворцовую и ощущаешь себя лилипутом, идущим по ладоням Гулливера. И от путешествия по этим “ладоням” становится тепло, потому что город — это живой организм, он населен людьми с их радостями, страданиями, заботами, успехами, праздниками.

В разное время и по разному поводу были написаны песни о городе, в котором Дубравин родился, учился, женился, живет и работает.

К 50-летию Октября (1967 г.) композитор написал две песни, очень красивые по мелодике, с красивыми пряными гармониями — “Песня о моем городе” на слова Якова Голякова и “Свидание с Ленинградом”.

В 70-е годы появилась “Ленинградская земля” — песня, ставшая своеобразным гимном Ленинградской области. И когда праздновался ее юбилей, в БКЗ “Октябрьский”, конечно же, звучала эта песня.

Любимый город, города Ленинградской области были воспеты композитором неоднократно: “Ты с нами, Ленинград”, “Нева”, “Песня о Киришах”, “Песня о Выборге”, “Всеволожский наш район” — все это музыкальные зарисовки, эмоциональные отклики композитора на красоту природы, на ее неповторимость, на созидательный труд людей, живущих в городах, поселках, деревнях этого края.

Слова песни пишет поэт, музыку к тексту — композитор, но создают песню трое, так как к первым двум присоединяется певец. И часто именно от этого зависит ее судьба. Песня может быть однодневкой или будет жить долго. Якову Дубравину повезло (а может быть, повезло и исполнителям) — его песни поют разные артисты с разными судьбами, с разными характерами с разными творческими биографиями, с разным жизненным восприятием. А отсюда рождается разная манера пения. Здесь и задушевность Марии Пахоменко и задумчивость Анатолия Королева, мягкость и чувственность Ирины Понаровской и нежность Сергея Захарова, лиризм и загадочность Эдиты Пьехи и мужественность, и твердость Иосифа Кобзона. Прекрасно понимая всю условность этих характеристик, хочется отметить самое главное, что их объединяет — это то, что они живут в мире этих песен.

Есть песни, мелодия и слова которых запоминаются надолго, и с течением времени забываются имена тех, кто их написал. Люди знают исполнителя, но не помнят авторов. А она поется, звучит в тебе. Песня без имени композитора, без имени поэта. К таким песням можно отнести “Города на память”, “Люблю”, “Торопись”.

Как-то в одном интервью Яков Дубравин заметил: “Я давно понимаю, что песня — это жанр, которым должны заниматься молодые. У многих композиторов наступает момент, когда они перестают писать песни. Обычно это происходит лет в пятьдесят — пятьдесят пять. После этого они начинают исповедоваться в других музыкальных жанрах. Зрелый возраст тяготеет к романсу. Именно в романсе можно выразить более глубокий взгляд на жизнь, в нем возможны какие-то обобщения…”.

“А я все помню этот день”, “Вы мне теперь неинтересны” — это и названия романсов, и строчки стихов, на которые он написал музыку. “Песни-романсы”… В таком сочетании, возможно, есть стилистическая и музыкальная неточность. Но только неточность, ибо мелодии многих песен обладают романсным звучанием. Обычные слова, обычная ситуация, когда кто-то кого-то любил, а потом по каким-то причинам любящие друг друга расстались. Но и после расставания память об этой любви осталась. Но эта обычная ситуация перестает быть обычной, когда на эти слова ложится музыка. Действительно, только музыка сможет возвеличить обычность ситуации, значение слов и превратить все это в глубокие, сильные переживания; ведь все, о чем рассказывается, что содержится в их тексте, выражается не только и не столько словами, но и музыкой.

Тематика песен широка и разнообразна. Она зависит от времени, от задач, которые ставит время, возможно, от моды. Иногда содержание песен связано с конкретной ситуацией. Но при всем разнообразии песен Дубравина есть темы, к которым он обращается постоянно. Эти темы, которые иначе, как святыми, не назовешь. Это темы войны и патриотизма. Они неразделимо связаны друг с другом и сколько бы не прошло времени со дня Великой Победы, они будоражат сознание, вызывают боль при воспоминаниях о больших потерях, о трудностях, казалось бы, непреодолимых, о Великом Подвиге, о Героизме. Поэтому они как были, так и остаются одними из главных в творчестве композитора.

К 40-летию Великой Победы был написан цикл песен “Ленинград и Победа” — сочинение, отмеченное сразу двумя наградами — серебряной медалью им. А. В. Александрова и премией Ленинградского комсомола.

“Песни наших отцов”, “Баллада о ледовой трассе”, “Медаль “За оборону Ленинграда” — все они написаны на слова поэта Вольта Суслова. Эти песни — дань памяти об ушедших, благодарность живущим и назидание молодым.

Многолетнее сотрудничество связывает Якова Дубравина с ансамблем песни и пляски Ленинградского военного округа, одним из старейших творческих коллективов Вооруженных сил России, в 1999 году отметившего свое 70-летие. Итогом этого содружества и совместной работы стали более ста песен и музыка к балетным номерам.

Начиная с середины 60-х годов, Яков Дубравин автор многих программ этого ансамбля. Именно в этом коллективе впервые прозвучали патриотические песни — “За село Синявино”, “Шел солдат”, “Сухарики”, “Не ушла в запас пехота” и др. Сегодня слова “патриот”, “патриотизм” почти исчезли из нашей лексики. Их словно забыли, словно изъяли из русского языка. Допускать этого нельзя! Ведь именно сегодня, когда в стране накопилось много нерешенных проблем, эти понятия, значения этих слов должны быть более чем когда-либо осознаны и востребованы. Это не просто слова. Это не простые слова.

В последние годы Яков Дубравин все чаще обращается к хоровой музыке. Хоровое пение — один из способов отображения нашей жизни. В нем и общение в радости, и единение в печали. И это естественно. При этом рождается новое произведение со своей эстетикой, со своим мироощущением.

Среди сочинений для хора особняком стоят хоровая сюита-фантазия “Ot a zoy”, “12 еврейских мелодий для мужского хора” и “10 еврейских мелодий для смешанного хора a’cappella”. Их истоки следует искать в еврейское фольклоре, в еврейских песнях, в танцевальных ритмах. Об одном из этих сочинений заведующий кафедрой хорового дирижирования Санкт-Петербургской консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова профессор Валерий Успенский сказал: “10 еврейских мелодий для смешанного хора a’cappella” Якова Дубравина — это именно сочинение, а не хоровые обработки десяти мелодий. Этот opus — интересная композиторская работа, потому что здесь присутствует и композиторская техника, и фактурное разнообразие, изобретательность, позволяющие говорить о Дубравине как о мастере хорового жанра”.

Музыка этих произведений красива, ярка, самобытна и очень актуальна в настоящее время, ибо сейчас, как никогда, пробуждается еврейская духовность, возрождается еврейская национальная культура, когда боль и печаль постепенно вытесняются и заменяются другими чувствами и ощущениями — самосознанием, раскрепощением и спокойствием. И это делает эти произведения не только возможными, но и желательными для исполнения в концертных залах, делает их “эстрадными” в широком значении этого слова. И как здесь не вспомнить слова М. Глинки: “Музыку создает народ, а мы, композиторы, ее только аранжируем”.

Все мы родом из детства. И хорошо тем, кто с детством не прощается, с кем оно, несмотря на бегущие годы, остается. Яков Дубравин не сказал детству “Прощай!”. За сорок с лишним лет он написал много музыки для детей. Это кантаты для детского хора, вокальные циклы, музыка для театральных спектаклей и телерадиопередач.

В недавно выпущенном компакт-диске “Музыка — детям. Для маленьких, постарше и подростков…” собраны песни, музыкальные зарисовки, написанные композитором в 70–80-е годы. Здесь Дубравину удалось почти зеркально отобразить интонацию детских рассказов об удивительных историях, интонацию детских разговоров, детские впечатления. На этом же диске собраны песни под общим названием “Страна └Читалия””. Музыка в этой “стране” вводит в мир образов литературных героев: здесь и строгий дядя Степа, и веселый враль барон Мюнхгаузен, и смелый пятнадцатилетний капитан, и бесстрашный капитан Немо. Детские театральные коллективы во многих городах нашей страны поставили по этим песням спектакли. Песни героев любимых книг стали зримыми.

Перефразируя крылатую фразу: “Поэт в России больше, чем поэт” и зная помимо композиторской, общественную работу Якова Дубравина, можно сказать: “Композитор в России больше, чем композитор”.

В “обойме” певцов-исполнителей его песен есть имя Игоря Талькова, судьба которого сложилась трагически. Можно сказать, что это имя на советской эстраде появилось в результате творческого сотрудничества композитора и начинающего поэта-певца. Их совместная работа складывалась, начиная с 1981 года. В то время Дубравин активно сотрудничал с инструментальными группами — ленинградским ансамблем “лира” и ансамблем архангельской филармонии “поморы”, в котором и появился отслуживший в армии застенчивый юноша.

Весной 1982 года в Ленинграде отмечалось 60-летие поэта Анатолия Чепурова. Можно без преувеличения сказать, что композитор “открыл” в творчестве поэта песенную страницу. На его стихи почти не было песен. И незадолго до юбилея была сделана подборка из его девяти стихотворений “Давайте поклоняться доброте”, на которую композитор написал цикл песен. И некоторые из них — “Родина”, “Иван да Марья”, “Ищу в природе красоту”, “Маленькие станции России”, “Давайте поклоняться доброте” исполнил Игорь Тальков. Позднее еще пять песен, написанных тоже на стихи А. Чепурова, образовали цикл “Сверстникам”. Исполнение И. Тальковым песен “Ночные тревоги” и “Парад Победы” из этого цикла — несомненная творческая удача певца. Еще одна страница содружества певца и композитора — это и ряд песен на стихи самого Игоря Талькова. Вот так пестовал композитор молодого певца, впоследствии получившего известность.

…Перечитал написанное. Песни, песни разные, романсы, хоры, вокальные циклы, музыка для детей… Разнообразные музыкальные жанры. Всеядность ли это? Попытка оставить в них след? Думаю, уверен — нет. Это скорее поиски… Поиски мастера. Чтобы точнее, понятнее выразить мысль, свое эмоциональное состояние, свои ощущения — все, что его волновало, волнует, и будет волновать всегда.

Версия для печати