Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2005, 3

Стихи

Вадим Абрамович Халупович родился в 1932 году в Ленинграде. Окончил Институт инженеров железно-дорожного транспорта. Кандидат технических наук. Автор многих поэтических книг. С 1992 года живет в Хайфе.


* * *
За годом двухтысячным все покатилось
В кювет, под откос, кувырком.
Как будто все зло мировое сгустилось
И выплеснулось плевком.

Как будто внезапно прорвались нарывы,
Что зрели на теле земли.
И плоть невиновных уродуют взрывы
Повсюду - вблизи и вдали.

И ненависть, словно сибирская вьюга,
Слезу высекает из глаз.
И Марс через тучи, как тлеющий уголь,
Из космоса смотрит на нас.

* * *
                             Х. Х.
За окном над Самарией ветер.
Дождик за окном зима пророчит.
Словно мы одни на белом свете,
В этом месте нас никто не хочет.

Но на ветках зреют апельсины,
Яблоням весна ночами снится.
В довершенье утренней картины
Птичка за окошком суетится.

Вот она уселась на алоэ,
Маленькая, яркая, цветная,
Крохотное существо живое,
Ничего о нас не понимая.

И не ждет она хамсинов летних,
Безмятежно жизнь свою приемля,
Лапками вцепившись за столетник,
Словно мы в скупую эту землю.

* * *
"Я люблю тебя, жизнь", - пела мама
В темной комнатке, тоненьким голоском.
А за дверью с косою костлявая дама
Приготовилась перед броском.

Это было давно, а сегодня примстилось,
Словно все это было вчера.
Я у Бога, у неба выпрашивал милость.
Мне в ответ прозвучало: "Пора!"

И хоть, кажется, тысяча лет пролетела
И судьба мне шептала: "Держись!",
Помню, бедная мама беспомощно пела:
"Я люблю тебя, жизнь…"

СОН
                            Л.
Сегодня в сон и твой отец, и мой
Пришли ко мне и молча сели рядом,
Как близнецы, что долго шли домой,
И раем опаленные, и адом.
Уставшие, ведь шли издалека…
И я, как на суде, был виноватым.
Был мой отец одет в бушлат зэкa,
А на твоем была шинель солдата.
И все, что было с ними в жизни их,
И все, что нас с тобой соединяло,
Витало в небе в облаках сквозных,
Друг к другу наши головы склоняло.

Они к утру растаяли, как дым.
Но в памяти их след неизгладим.

* * *
Благословляю руки,
Что обнимали меня.
Благословляю губы,
Что целовали меня,
Благословляю очи,
Смотревшие мне в глаза.
Благословляю ночи,
Которых забыть нельзя.
Времени вьюга злая
Все быльем замела…
Женщину благословляю.
Спасибо ей, что была.

* * *
			Пора вам знать, я тоже современник,
			Я человек эпохи Москвошея,
			Смотрите, как на мне топорщится пиджак…
						О. Мандельштам
О, современники мои,
Мои враги, мои друзья,
В пути или в кругу семьи
Последнего суда скамья
Мерещится нам всем в конце,
Которого не миновать.
Но блики солнца на лице.
И утро. И пора вставать.
И, этим воздухом дыша,
Опять за временем спешить…
И лишь бессмертная душа
Еще нас может пережить,
Вселясь в другую ипостась,
Оставив нас у той скамьи…
Что она думает о нас,
О, современники мои?
О нас, друзья, о вас, враги,
Безбожники и харедим1,
О наших помыслах благих,
Что тают в небе, словно дым…

* * *
				Л. О.
Кто наши жизни бережет,
От нас несчастья отвращает,
Пока конь-время громко ржет
И твердь копытами вращает?

Кого благодарить должны,
Что нить от Евы и Адама,
От первых мужа и жены,
Не прервалась, что жизни драма
Продолжится и после нас,
Пройдя через детей и внуков?

Кто, к нашим душам прислонясь,
Нас любит в радости и в муках?

И как из сонмища существ
Он выбрал нас и нас не бросил,
Грешивших переменой мест
И тем, что вечно что-то просим?

Кто б ни был он, воздай ему!
Пусть гений ты или бездарность.
Пусть он непостижим уму -
Он принимает благодарность.

* * *
                         Б. Друяну
Подслушать у музыки слово,
Мелодию - у стиха…
А небо взирает сурово
На наши "хи-хи" и "ха-ха",
На наши картонные башни,
Амбиции, плахи, грехи,
На то, как нам стыдно и страшно,
И как мы друг к другу глухи,
И как мы бываем ничтожны
В желаньях, делах и любви…
И все ж истребить невозможно
Живущую в нашей крови
Способность вулканова жерла,
Чтоб стих был огнем опален,
Когда нас потребует к жертве
Священной с небес Аполлон.

* * *
                              В. Поляковой
Как прекрасно быть счастливым,
Кланяться одним оливам,
Из небесной чаши пить,
Петь, покуда нам поется,
Жить, покуда нам живется,
И друзей своих любить,

Верить в их любовь и верность,
Зная времени безмерность,
Впрок его не запасать,
Каждым утром вновь рождаться,
Просто жизнью наслаждаться,
Близких от беды спасать.

И, взвалив на плечи ношу,
Зубы сжав, твердить: "Не брошу!",
И друзей своих любить…
В нашем времени опасном
Быть счастливым так прекрасно,
Быть… быть… быть…

1 Харедим - верующие (иврит).

Версия для печати