Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2005, 3

Раиса Aлейник 

Точный диагноз

ТОЧНЫЙ ДИАГНОЗ

Юрий Богомолов. Хроника пикирующего телевидения:
2000–2002. М.: МИК, 2004, 368 с., 3000 экз.

Известный киновед и телекритик Юрий Богомолов уже не одно десятилетие размышляет над новыми приметами времени, отраженными на телеэкране: этим он занимался в начале 90-х в еженедельнике “Московские новости”, затем в газете “Русский телеграф”. В этой новой его книге собраны статьи, почти три года регулярно выходившие в “Известиях”, где автор служил телеобозревателем. Получилось захватывающее чтение: с первой же страницы окунаешься в недавнее прошлое и радуешься совпадению оценок и ощущений многого, что происходило в мире, стране и на телевидении. После удручающих для демократической части общества итогов последних парламентских выборов эта книга — яркий вклад в анализ причин произошедшего и проясняет, почему, по меткому словцу спикера обступившим его парламентским журналистам, “Дума не место для дебатов”.

Вполне внятная позиция автора относительно того, какой не должна быть подача информации, что нетерпимо в телерепертуаре, кто не достоин быть перманентным героем общенациональных каналов. Предмет авторского внимания — информканалы НТВ, ТВ-6 и аналитические программы ОРТ, РТР. Известно: если последние олицетворяли “государственный подход” к подаче информации, то на НТВ, а позже на ТВ-6 возлагала надежды “либеральная интеллигенция”. Однако случилось то, что нередко бывает с вундеркиндами. Постепенно начинает топтаться на месте программа “Итоги”, ее ведущий бесконечно резонерствует, его все меньше интересует мнение гостей студии. Автор противопоставляет ей аналитику В. Познера — “Времена”: ведущий в образе лейтенанта Коломбо, с виду наивен и простодушен, но все время себе на уме. Он имеет нетривиальные представления о затрагиваемых проблемах, но ему желательно публично прояснить нюансы и возможные последствия, ему нужно разобраться до конца, не для себя одного, любимого, — для зрителя. Но он такой один.

Многие помнят, как идейные мотивы начинали уступать место коммерческим интересам олигархов, их стремлению влиять на власть, первые стычки перешли в информационные войны, а позже стали воплощаться в жизнь идеи “субъективистской” информации (С. Сорокина, А. Невзоров и др.). В итоге мы имеем то, что имеем. В объяснение причин кризиса демократии и роли в этом медийных средств автор приводит слова проницательного основателя и экс-редактора журнала “Итоги” С. Пархоменко: “Огромное количество проблем, которые выпали на долю российской прессы в последние годы, — следствие того, что пресса оказалась участником политического процесса, подменила собой оппозиционные, а в ряде случаев, наоборот, правящие политические силы”. Это в полной мере относится к электронным медиа. Так случилось, что Б. Березовский, как “кукловод” ОРТ в пору парламентских и президентских выборов, подменил правящие политические силы, а когда стал владельцем ТВ-6, попытался подменить оппозицию. Ю. Богомолов недвусмысленно подмечает независимость СМИ как принцип поведения — дело трудное, это независимость не только от государства, но и от партий.

Если “стандарты политобъективности” не даются лучшим передачам, то что скажешь о “Моменте истины” А. Караулова? Он “все озирает современную Россию и все не в силах постичь глубины ее морального и социального падения. Скорбеть в одиночестве да под траурную музыку ему несносно. Потому он время от времени приглашает на поминки по России и культуре политиков, госмужей, артистов”. Стилистика книги искрометна, бурлескным перлам несть числа, и они заслужены персонажами, попадают не в бровь, а в глаз. Так, в заметке “Народная примета” автор прохаживается по поводу любимых телегероев: “политклоунов В. Жириновского, А. Митрофанова” и В. Шандыбина. Последний — “Собакевич, принявший близко к сердцу учение Маркса и Ленина”, если приглашают его на передачу, значит, дело швах: либо она мертворожденная, либо заживо сгнила.

Сегодня мы бурно обсуждаем возможность установки памятника генералиссимусу, а в конце 2000 года еще только внедрялась в общественное сознание тема замены гимна: она прокатилась по всем каналам. В связи с широко отмечавшимся тогда же юбилеем сына автора старого-нового гимна, Н. Михалкова, ему задавали вопрос, что он предпочитает, и он присоединился к большевикам. На самом деле, замечает Ю. Богомолов, ответить было нелегко, это следует из творчества режиссера: фильмы, показанные в связи с юбилеем, можно поделить на те, что наизнанку выворачивают совдействительность с ее мифами и иллюзиями, жлобством и подлостью (“Пять вечеров”, “Без свидетелей”, “Родня”), и воспевающие дореволюционную Россию (“Неоконченная пьеса для механического пианино”, “Несколько дней из жизни И. И. Обломова”, “Сибирский цирюльник”). В художественном пространстве фильма “Утомленные солнцем” встретились обе страны: “От брака осталась девочка Надя. Она всех любит, всем рада: и папе, комдиву Котову, и Мите, чеховскому интеллигенту, и даже амбалам из НКВД. Она в фильме — символ природного конформизма. И вместе с тем алиби для бывших, настоящих и будущих конформистов, если не знать, сколь преходяща и скоротечна детская непосредственность”, — замечает телезоил. По сюжету жизнями поплатились герои — олицетворения обеих Россий, теперь же они снова всплыли: “На дворе двухтысячный год. Год принятия демократической Россией большевистского гимна Советского Союза”. Значит, по-прежнему живы исторические противоречия?

Поскольку мы смотрим ТВ без перерыва, постольку подчас не имеем возможности оценить: чем же нам забивают голову? Тут и “Застеколье”, и “Большая стирка”, и “Моя семья”, и “Аншлаг”, и “Принцип домино”... Телевидение — это зона риска. Оно интереснее среднестатистического зрителя, и оно пошлее среднестатистического зрителя. Это окно в мир, и это наше зеркало одновременно. Взять почти фольклорное “Поле чудес”, где удалось соединить в одном формате ценности потребительского общества с чисто советским простодушием: “…его узник… Л. Якубович народу — импортные телевизоры, магнитофоны, стиральные машины и пылесосы... а тот ему — халаты, настойки, воблу, соленые грибочки…” Спустя два года что изменилось? Все те же и там же, за редким исключением. Зачем думать? Это вам не “Свобода слова”, не “Куклы”, “Красная стрела” или “Итого”. Ишь, чего захотели? И думать забудьте!

...Люди, которые делают сегодняшнее ТВ, очень разные. Старую гвардию “уходят”, а новые порой поражают воображение раскованностью, цинизмом и отсутствием табу. Начало нового века обозначилось заметными сдвигами в политической жизни, и мы частично возращаемся к исходному состоянию, от которого отреклись, казалось, навсегда. Это немедленно сказалось на жизни ТВ: оно в кризисе.

Очень своевременна эта книга Юрия Богомолова: умная, острая, язык ее точен и лаконичен. По наблюдательности и богатству примет времени, по стремлению видеть за явлениями смыслы ее можно сравнить с произведениями наших лучших сатириков. Это взгляд человека, страдающего за общее дело создания нормального телевидения, работающего в интересах формирования фундаментальных ценностей демократии. Диагноз поставлен. Что ж, будем надеяться на выход из пике?

РАИСА АЛЕЙНИК

Версия для печати