Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2004, 9

Илларион Мошков, поэт Петербурга

“Вид Императорской академии художеств от обвахты” — одно из самых поэтичных изображений старого Петербурга. Акварель — повествование о художественной красоте Петербурга и его повседневной жизни. Великолепное здание академии — на немощеной, в рытвинах набережной Невы. Город живет неспешной жизнью: печной дым над крышами, солдат на часах у караульни, что-то обсуждают стоящие тут же офицеры, дамы и господа — одни чинно прогуливаются, другие оживленно болтают, простолюдины заняты своими обычными делами, собачонки остервенело лают друг на друга... Все фигуры очень живые. Мастер уловил еле заметное внутреннее движение людей, и каждый из них — индивидуальный характер. Все вместе создает поэзию реальности, неповторимое обаяние картины. Художник нашел новую тональность, новую живописную манеру, своеобразную линию. Едва ли не первым из художников он заметил характерно петербургское — ветреную осеннюю погоду, низкие серые облака, проблески неяркого солнца. Увидел то, что особенно пленит мастеров конца ХIХ века, когда вновь будет открыта художественная значимость Петербурга.

Акварель впервые стала известна в 1902 году — воспроизведена черно-белой в издании С. П. Дягилева, посвященном Д. Г. Левицкому, в качестве заставки к одному из разделов книги. Но ни автор, ни местонахождение оригинала не были указаны1. Однако не может быть никаких сомнений, что в настоящем издании воспроизводится именно эта акварель: та же надпись на паспарту и видны те же вздутия бумаги (на публикуемой здесь репродукции они незаметны).

В 1903 году на выставке “Старый Петербург 1703–1850”, устроенной бароном Н. Н. Врангелем, экспонировался вид того же места — “Императорская академия художеств при Павле I, акварель с подписью художника Мошкова”, как указывалось в каталоге2. Имя этого художника до того времени в истории русского искусства не встречалось. Акварель входила в известное собрание П. Я. Дашкова (в настоящее время хранится в Музее истории Петербурга — в 1825 году подарена группой друзей Музея старого Петербурга). Акварель (36,3×61,8 см) отличается от воспроизводимой в настоящем издании общим настроением, тональностью и рядом деталей. На первом плане — запряженная парой карета, конный офицер перед шеренгой солдат, группа гуляющих с собачкой, нищие у стены академии. Фигуры лошадей и большинства людей статичны. По всему видно, что данный экземпляр акварели — лишь первый вариант темы. В окончательный вошли только удавшиеся художнику детали — офицеры у караульни, группа болтающих господ и край телеги.

Воспроизводимая в настоящем издании акварель наклеена на паспарту, и там каллиграфическим почерком выведено авторское название: “Вид Императорской Академии Художеств от Обвахты” (то есть караульного помещения). А в перспективе — еще квартал набережной Невы и вдали в дымке угадывается Морской корпус. К акварели есть еще парная на таком же паспарту, с такой же каллиграфической надписью: “Вид Императорского Морского Корпуса ко Дворцу” — и в перспективе весь квартал набережной, а в самой глубине очертание Академии художеств. Таким образом обе акварели, смыкаясь, образуют единую панораму3. Возможно, художник предполагал создать панораму всего правого берега Невы (как ранее, в середине XVIII века, М. И. Махаев — гравированную панораму левого).

Обе акварели выполнены, несомненно, не позднее первых лет XIX века: солдаты и офицеры в форме павловского времени, господа и дамы одеты по моде самого конца века.

Об авторе акварелей по сей день известно немногое. В октябре 1800 года Ларион Мошков “из вольнообучающихся в Академии художеств” переведен “в ученики 5-го возраста” и “по желанию” отправлен с академиком Ф. Я. Алексеевым “для снятия разных видов в Москву и другие города Российского государства”. 2 мая 1803 года Мошков отчислен из академии. Только в 1810 году его имя вновь появилось на страницах академического журнала: “по представленным московским видам” совет академии сделал его “назначенным по перспективной живописи” и задал ему “программу на звание академика”: “написать красками... внутренность соборной церкви Невского монастыря”. Была ли выполнена “программа”, остается неизвестным. Неизвестно и то, чем он занимался все последующие годы. В академических документах сохранились лишь даты жизни Иллариона Васильевича Мошкова — 1778–18454.

Через несколько лет после выставки 1903 года И. Э. Грабарь, собирая материалы для монографии о Ф. Я. Алексееве, обнаружил в Эрмитаже папку акварелей его учеников, некогда переданную туда вдовой художника. Среди слабых, ученически выполненных работ выделялись “очаровательные, тонкие вещи”. “Соблазняла мысль,— продолжал И. Э. Грабарь, — видеть в них руку Мошкова”5. Теперь при сравнении их с “Видом Академии художеств от обвахты”, самой яркой из известных работ художника, всякое сомнение отпадает. Каждый штрих, каждое красочное пятно свидетельствуют, что они выполнены одним и тем же мастером. В Русском музее хранится еще три подписанных и датированных 1801–1802 годами акварельных вида Москвы. В них — особенная мошковская манера и тональность. Но нет такого душевного взлета, как в петербургских видах. Видимо, именно Петербург был особенно дорог и близок художнику.

Последние годы XVIII века — переломные в развитии искусства, которое тогда именовалось “перспективной живописью”. Провозвестниками нового жанра — городского пейзажа — явились полотна Ф. Я. Алексеева, выполненные в последние годы столетия. “В живописи Алексеева этой эпохи совершенно определенно чувствуется та милая, задушевная нота, которая двадцать лет спустя стала типичным признаком времени” (И. Э. Грабарь). В акварелях Мошкова эта нота звучит еще отчетливее6.

 

1 Русская живопись в XVIII веке. Том первый. Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735—1822). Составил С. П. Дягилев (1902). Приложения, с. 1.

2 Старый Петербург 1703—1850. Каталог выставки. Составил барон Н. Н. Врангель. № 159.

3 Обе акварели с конца 1930-х годов принадлежали С. Л. Маркову (до 1964 г. его вдове В. В. Марковой-Кильгаст (до 1981 г.). С. Л. Марков ошибался, полагая, что прежде акварели входили в дашковское собрание (Марков С. Л. Мое маленькое собрание (заметки библиофила) — Иду вдоль книжных полок. 1995, с. 156).

4 Петров П. Н. Сборник материалов для истории Императорской С.-Петербургской академии художеств за сто лет ее существования, 1854, т. 1, с. 417, 445, 550. Кондаков С. Н. Список русских художников (к юбилейному справочнику Императорской академии художеств), СПб., 1914, с. 134.

5 Принцева Г. А. Русская акварель в собрании Государственного Эрмитажа, 1988. Воспроизведено четыре акварели: “Дворец в Царицыне под Москвой”, “Вид Москвы у Иверских ворот Кремля”, “Московский воспитательный дом”, “Троице-Сергиева лавра”. Указано, что акварели “стилистически могут быть отнесены к работам И. В. Мошкова”, с. 146—147.

6 Грабарь И. Э. Федор Яковлевич Алексеев. Старые годы, 1907, июль—сентябрь, с. 358, 380.

Версия для печати