Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2004, 7

Под надзором Нащокина

“Какой бюст у нас тут вылеплен, — писал М. П. Погодин князю П. А. Вяземскому из Москвы 29 апреля 1837 года. — Как живой. Под надзором Нащокина”1. Речь шла о бюсте А. С. Пушкина, который сразу после смерти поэта начал лепить И. П. Витали (1794–1855).

Павел Войнович Нащокин (1801–1854) — один из ближайших и самых преданных друзей поэта. Познакомились они еще в юности. Пушкин тогда только окончил лицей, Нащокин учился в Благородном пансионе при Петербургском университете вместе с его братом Львом. Встретились они снова по возвращении Пушкина из ссылки в Москве в 1828 году, куда, выйдя в отставку, перебрался Нащокин. С этого времени началась их особенно тесная дружба, продолжавшаяся до последних дней поэта. “Да, такого друга, как Пушкин, у нас никогда не было, да таких людей и нет! — вспоминала много лет спустя В. А. Нащокина. — Для нас с мужем приезд поэта был величайшим праздником и торжеством. В нашей семье он был положительно родной”2.

В 1839 году по заказу П. В. Нащокина портрет А. С. Пушкина написал Карл Мазер (1803–1884). Как можно убедиться, П. В. Нащокин позаботился о точности всех деталей портрета: диван, который стоял в кабинете поэта, кольцо на большом пальце левой руки, которое тот всегда носил. Для фигуры Пушкина позировал сам Нащокин в подлинном пушкинском халате, который у него хранился3. А как создавали образ поэта скульптор и живописец? На основе каких материалов? И. П. Витали встречался с ним только один раз, когда тот приходил к гостившему у скульптора Карлу Брюллову. Шведский художник Карл Мазер никогда Пушкина не видел — приехал в Россию в 1838 году.

Несомненна связь бюста работы И. П. Витали с этюдом О. А. Кипренского4. Волосы на голове Пушкина лежат прядь в прядь, как на этюде. Такие же, как на этюде, глаза. Столь же несомненна связь с этюдом О. Кипренского портрета работа К. Мазера. Тот же поворот головы. Та же тональность лица. Так же написаны бакенбарды. Волосы на голове лежат точь-в-точь как на этюде5. Особенность этюда — глаза, большие, чуть выпуклые. Ни на одном изображении поэта нет таких глаз6. Точно такие на портрете работы К. Мазера. Не может быть никаких сомнений в том, что этюд О. А. Кипренского был в руках П. В. Нащокина в эти годы, и его видели и И. П. Витали, и К. Мазер.

С момента, когда возобновилось давнее знакомство Нащокина с Пушкиным, тот мечтал иметь портрет поэта. Из восьми писем Нащокина к Пушкину с мая по декабрь 1831 года в трех он напоминает о портрете7. В письмах всего последующего времени — ни слова о портрете. С большой долей вероятности можно предположить, что как раз около этого времени в руки П. В. Нащокина попал именно этюд О. А. Кипренского, выполненный в середине 1827 года. Поэтому понятен и следующий этап “биографии” этюда — антикварный рынок. Как известно, все вещи П. В. Нащокина разлетелись по свету. Портрет А. С. Пушкина работы К. Мазера тоже был куплен А. А. Бахрушиным, создателем Театрального музей, в 1902 году в антикварной лавке в Москве.

1 Старина и новизна, кн. 4. СПб., 1901, с. 34.

2 Нащокина В. А. Рассказы о Пушкине. А. С. Пушкин в воспоминаниях современников, 1974, т. II, с. 199.

3 Пушкин венчался во фраке Нащокина. “Друзья были одинакового роста и сложения, а потому фрак Нащокина как нельзя лучше пришелся на Пушкина”, — вспоминала В. А. Нащокина. Там же, с. 201.

4 Об этюде О. А. Кипренского — Ромм М. Известный-неизвестный портрет А. С. Пушкина. Нева, 2003, № 2, с. 233—235.

5 Сходство бюста и портрета К. Мазера с этюдом впервые отметил В. Н. Домогацкий в 1928 году. — Домогацкий В. Н. О скульптуре. Теоретические работы, исследования. Статьи, письма художника. М., 1984, с. 180—185.

6 “Других таких глаз я во всю мою долгую жизнь ни у кого не видела” (В. А. Нащокина). Там же, с. 197.

7 Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. изд. Академии наук, 1941, т. XIV, с. 167, 173, 179.

Версия для печати