Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2004, 6

“С превеликою трудностию прибыл…”

В Москве первым был воздвигнут монумент в память знаменитых подвигов “нижегородского гражданина Козьмы Минина и болярина князя Пожарского, спасших Россию от ига иноплеменных”. Скульптор И. П. Мартос задумал его еще в 1804 году, но только весной 1817 года изготовление памятника на берегах Невы практически было завершено1, и тогда же встал вопрос о его пе-ревозке из Петербурга в первопрестольную.

23 марта 1817 года Мартос написал ми-нистру внутренних дел О. П. Козодавлеву: “Монумент гражданину Минину и князю Пожарскому приходит к окончанию: бронзовая группа, щит, меч и шишак отчеканятся в июне месяце2, а пьедестал из гранита будет готов к маю. В пьедестале, состоящем из нескольких частей, весу до 7000 пудов (112 т), в группе, мече, щите и шишаке до 1100 пудов (17,6 т)… Поелику доставление таковых тяжестей сухим путем в Москву, где назначено быть монументу поставленным, сопряжено с чрезвычайными затруднениями и опасностию, ибо нельзя уверительно предположить, чтоб при переправах мосты могли сдержать оные, если бы даже приказано было починить или переделать их; посему нахожу я, что доставление монумента и пьедестала в Москву может быть удобнее произведено водою. Мера сия тем более принесет выгоду, что доставка водою обыкновенно требует менее рабочих, а следовательно, может быть принята подрядчиком за меньшую цену… Барельефы же к чему, в коих весу до 100 пудов (1,6 т)… могут за небольшую цену быть перевезены прямо в Москву сухим путем3… не встречая тех неудобств, кои по тягости группы и пьедестала делают сухопутную перевозку сих последних невозможною”.

Мартоса поддержал главный директор путей сообщения Ф. П. Деволант, который счел необходимым вести группу лежа, “дабы фигура Минина, держащаяся на одних ногах довольно тонкого металла, не повредилась в оных”. Кроме того, инженер-генерал опасался, что при перевозке группы стоймя могло возникнуть и другое серьезное затруднение: ветры на водных просторах способны были вызвать сильную качку судов, в результате чего они вполне могли опрокинуться.

Помимо пьедестала и бронзовых изваяний и других деталей памятника, из Петербурга в Москву надлежало отправить и цокольный камень общим весом почти в 3000 пудов (48 т).

Было решено отправить цокольный камень по Тихвинской водной системе на четырех специальных соминских лодках, что произошло 10 мая 1817 года, а сам монумент — по Волго-Балтийскому водному пути (Мариинская система) на двух так называемых пашских лодках особой конструкции с наборными палубами. И те и другие были в полной мере надежны, имели небольшую осадку и достаточно легкий ход.

19 мая 1817 года Деволант поставил в известность Козодавлева:

“…приготовленный здесь памятник гражданину Минину и князю Пожарскому в суда совершенно погружен и надлежащим образом укреплен и в будущий понедельник, т. е. сего маия 21, ночью отправится… в дальнейший путь Мариинскою системою к столичному городу Москве”.

Перевозка монумента “Минину и Пожарскому” из Петербурга в Москву водным путем длиною в 2783 версты (2969 км) была весьма сложной задачей для того времени: предстояло преодолеть два озера, четыре канала, десять рек, встречные течения и ветры, шквалы и штормы, дождь, туман и снег, многочисленные пороги и отмели.

Время сохранило прелюбопытнейший документ, описывающий в подробностях все перипетии этой многотрудной и уникальной перевозки. Это “Журнал о препровождении памятника гражданину Минину и князю Пожарскому из Санктпетербурга в Москву… с 21-го маия по 2-е сентября 1817-го года”4:

 

“По прибытии моем из Мариинского канала в Санктпетербург с 5-го маия по 21 число, по силе заключенного с Главным управлением путей сообщения с санктпетербургским 3-й гильдии купцом Самсоном Сухановым договора на поставку водяным путем монумента гражданину Минину и князю Пожарскому… в пашские две лодки погружен монумент, две лещадки и пьедестал, с коими я по обвязке рогожами и отправился с реки Пряжки в Неву 21-го маия в 10-ть часов ночи противу течения реки и по причине выганной тесноте5 и обхода между многих судов, на Неве тогда бывшим; на 22-е число маия после полуночи в два часа прибыл к Исаакиевскому мосту, где и остановлен полициею по причине прохода пешеходного толпа, чрез мост (на) три часа, а потом по поднятии моста пропущен; следуя посредством завозов6, к Воскресенскому мосту, у Летнего сада, прибыл 22 маия в 6-ть часов утра, где по неоткрытию моста паки (опять, снова) остановлен полицейскими, где и простоял 22 часа.

РЕКА НЕВА

23-го и 24-го маия по пропуске из Воскресенского моста судов, мне вверенных, погруженных выше прописанною тяжестию, следовал Невою противу ветра и стремления воды завозами по невозможности проходить берегом с бечевыми7 от расположенных по оному барок и лесу до Рошка, что весьма затруднительно и медлительно, а от Рошка до Невских порогов проходил уже бечевою при проливном дожде днем и ночью.

25-го и 26-го числа маия при проливных в оба эти дни дождях Невские пороги проходил без лоцманов; и недачею из береговых жителей проводников с промерами завозами препроводил суда благополучно, где (после Невских порогов) и простоял одне сутки за противностию ветра, но при всех сих неудобствах прибыл в Шлюшин конною бечевою 26 числа маия в вечеру и того числа в полночь отправился Ладожским каналом. От реки Пряжки до Ладожского канала 65-ть верст продолжал плавание день и ночь.

ЛАДОЖСКИМ КАНАЛОМ 104 ВЕРСТЫ

27-го и 28-го маия сей канал проходил с судами конною бечевою и вовремя пути по причине проливного дождя и штормового ветра принужденным нашелся простоять четыре часа, а по прошествии шквала отправился далее и прибыл в город Новую Ладогу 23-го маия в 8-м часов при противном ветре.

Сясьским и Свирским каналами и Свирицею рекою 69-ть верст 29-го и 30-го маия в Новой Ладоге останавливался с судами по причине штормового ветра с дождем 12-ть часов, запасаясь в сие время закупкою харчей для работников, при судах находящихся; по исправлении сего и усмирении несколько погоды переправился чрез реку Волхов завозами, вступил в Сясьский канал, при дождливой погоде пройдя оный и Свирской конною бечевою; в конце последнего останавливался за разводкою введенных в оный плотов три часа, а потом паки отправился каналом и рекою Свирицею; прибыл к устью реки Свири на 31-е число маия в ночи.

РЕКА СВИРЬ 190 ВЕРСТ

31-го числа маия с устья реки Свири отправился против течения оной при проливном дожде и частию при попутном ветре, а в коленистых (многоколенных, извилистых, искривленных) местах противу ветра протягивался бечевою людьми, приготовленными предварительно по всей Свири из береговых жителей, и лоцманами прибыл в Пиринницы 1-го июня в вечеру при ясной тихой погоде, где за туманом остановился, не осмеливаясь вступать в порожистые места во отвращение неизбежной гибели судам, где и простоял до очищения тумана 12 часов и день 2-го (июня); с Пиринниц начинаются порожистые места реки Свири, где впредосторежении порыва бечевы должен был все пороги проходить на две бечевы и завоз на шпиль от каждого судна, изготовя и якоря к помету и канаты разведенны; а при проходе Дедовых Луд и Яндебенного порога при противном ветре обломаны мачта и руль; за сделанном вновь других простоял одне сутки, то еще 3-е число июня; а 4-го, 5-го, 6-го чисел июня таковым же порядком проводил день и ночь все порожистые места реки Свири: Таганрогский Луды, Корелку, Степановщину, Железные Ворота, Кезаруцкую Голову, Рябиновые Луды, Снеговой и Медвецкий пороги, Красную Гнилку, Вянемец, Остречный порог и Сухой порог; при пасмурной погоде 7 июня прибыл на устье Воскресенское к Онегу, где и остановился за противностию ветра и пробыл 7-е, 8-е и 9-е числа и 14-ть часов.

ОЗЕРО ОНЕГО

Июня 10-го после пополудня,снявшись с якорей и подняв на судах при мачтах паруса, при попутном тихом ветре отправился озером Онего и, пройдя Куликов Нос к Шеленам, должен был остановиться за переменою ветра, где и простоял на якорях более трех часов; по наступлении паки попутного ветра отправился чрез озеро мимо Петропавловского Носа к устью Вытегры реки, куда по темноте ночной с трудностию и прибыл того же 10-го числа июня после полуночи в 2 часа; озером Онего проплыто до устья 75 верст.

ВЫТЕГРОЮ РЕКОЮ, МАРИИНСКИМ КАНАЛОМ И КОВЖЕЮ
ДО БЕЛА ОЗЕРА 158-М ВЕРСТ

11-го июня с устья Вытегры реки прибыл с судами в город Вытегру по утру в 3-м часов, где и простоял 11-е число за отысканием лоцманов к рабочих, за бранием харчей на судно для рабочих и получением денег из казначейства, на выдачу по силе договора подрядчику Суханову принадлежащих; отправился из Вытегры при упорнейших противных ветрах с дождем и снегом, продолжающихся 12-го, 13-го, 14-го и 15-го чисел июня; все гидротехнические здания Мариинского канала и Ковжу реку проходя день и ночь, прибыл на устье Бела озера, где за противностию ветра и простоял 16-е число июня. В добавок к коренным (основные) брал и из береговых жителей на перемену по 6-ти человек на каждое (судно).

Белым озером 60-ть верст

17-го июня после полудня в 3 часа отправился на судах в Бело озеро и, пройдя на поветрии более 30-ти верст, по случаю перемены ветра принужденным нашелся остановиться на якорях, выдерживая валку (качку) более шести часов; в сие время оторвало у меня силою волнения лодку завозную, кою и унесло ветром на другой берег озера, разбив оную о каменья, а 18 июня по утешении ветра завозами и на шестах с судами прибыл благополучно на Крохинскую пристань 18 июня в 9 часов, где и остановился за отысканием рабочих и лоцманов, весел, потребных к проплыву судов по течению реки Шексны к дальнейшему ходу.

Рекою Шексною до Рыбинска 450 верст

18-го и 19-го июня простоял с судами на Крохинской пристани за отысканием и обтескою весел, навешиванием оных по бортам; там послал нарочного за смотрителем Комаровским, который ко мне и явилсянезамедля; а между тем подрядчика Суханова приказчиками вместе со мною наняты рабочие и лоцмана на перемену отбывших десять человек; 20-го июня проплыл до Иванова Бора, где и простоял двое суток и 12-ть часов за противностию ветра, на коем опасно пущаться в пороги по течению реки; навешивал в добавок к веслам потеси8 с носа и кормы для безопаснейшего проплыва судов порогами, брав с ближайших селений гребцов к веслам и потесям в доба-вок к коренным по 10-ть человек на судно; и по исправлении всего того отправился по течению реки Шексны при тихой и ясной -погоде и малом попутном ветре; прибыл к -Рыбинской пристани чрез все вышепрописанное пространство на 26-е июня в ночи, проплывая день и ночь, останавливая на особой лодке встречающиеся суда во отвращение поломок.

РЕКОЮ ВОЛГОЮ ДО НИЖНЕГО НОВО ГОРОДА 430 ВЕРСТ

6-го и 27-го июня 12-ть часов простоял с вышепрописанными судами в Рыбинске за получением из уездного казначейства денег и отысканием на перемену отпущенных вновь других гребцов и волжских лоцманов; 27 июня по вечеру отправился из Рыбинска по течению реки Волги, проходя день и ночь, брав из ближайших селений в добавок к коренным гребцов на весла, промеривая всю Волгу на особой нанятой мною лодке фарватер во отвращении при встречах поломок, ставя означения (шесты) на отмелях для безостановочного прохода, перерезывая судами Волгу для безостановочного ходу в 20-ти местах при песчаных отмелях; прибыл в Нижний Новогород 3-го июля, где, войдя в Оку реку, остановился за перегрузкою, потому более, что по прибытии моем в Оке на отмелях состояло воды 8-м вершков (35,2 см), а суда, мне вверенные, требовали оной 14-ть и 16 вершков (61,6 и 70,4 см).

РЕКОЮ ОКОЮ ДО КОЛОМНЫ 969 ВЕРСТ

В Нижнем Нове городе, останавясь с судами за получением из уездного казначейства принадлежащих на выдачу подрядчика Суханова сыну его по условию на доставление памятника денег и для отыскания полубарок, лесу и рабочих, к перегрузке потребных, отлучался я по Волге и Оке, приискивая между тем коноводов и лоцманов, с 29-го июня по 9-е число июля, а с онаго по собрании лесов начата перегрузка в два подубарка монумента, пьедестала и лещадок; всие время прибыл в Нижний Ново город из Тихвинского канала на четырех лодках титулярный советник Залознов с цокольном камнем, который равномерно ж (также) начал перегрузку в один подубарк, коя и продолжалась июля 9-го, 10-го, 11-го, 12-го, 13-го, 14-го, 15-го и 16-го числа окончена, а 17-го и 18-го июля вооружали полубарки, снабжая их новыми снастями, ставя мачты и навешивая рули; заготовя коноводов, сено и овес лошадям, отправился по Оке реке к Коломне 19-го июля, а так как по сей реке все суда из Нижнего отправляются на одних проходных лошадях без перемены и для прокорма оных должен был останавливаться в каждые сутки два раза по 8-ми часов, то на всем пространстве до Коломны составило 10-ть суток, и сверх того у самого города Мурома простоял за штормом 1 суткии 8-м часов во избежание перелома полубарок волнением, в городе Касимове за противностию ветра, действовавшего в монументе, и прибавлением коноводных лошадей — 8-м часов, в переправах чрез разливы и Оку реку употреблено в разные времена трои сутки; проходил всю Оку реку с промерами предварительно на особой лодке, ставя на отмелях, у затонувшего лесу и барках означения во отвращение находа на оные и могущего быть пролома, наблюдая при этом в особенности, дабы не повстречаться в тесных местах с проплывающими барками в Нижний Ново город по Оке в значительном количестве; сею единою предосторожностию сохранил суда, мне вверенные; при проходе ж нижеследующих на Оке реке отмелей, и именно: Кузьминской, Дмитриевской Прорвы, Каменки, Якушкиной, Гавердовой, Водяной, Кошки, Терновки, Брони, — были в подмогу лошади с прочих судов, следуемых с нами против течения Оки, а по неимении оных — из ближайших селений на другую бечеву — по 15-ти и по 20-ти лошадей с коноводами; по проходе всех сих отмелей прибыл в город Коломну 18-го августа в вечеру в 7 часов; оставя Оку, вошел вМоскву реку, где и остановился для перемену коноводных лошадей и перегрузки одной каменной лещадки в малый полубарк, взятый мной предварительно по причине мелководья в Москве реке.

РЕКОЮ МОСКВОЮ ДО МОСКВОРЕЦКОГО МОСТА 163 ВЕРСТЫ

По прибытии вгород Коломну остановился для отыскания новых коноводовс лошадьми 19-го, 20-го, 21-го и 22-го чисел августа; по отыскании оных приступлено к перегрузке одной каменной лешадки в приготовленный полубарк, присоединя ко оным (судам) и шедший по Тихвинскому каналу цокольный камень, перегрузясь на одну под присмотром титулярного советника Залознова; всего на пяти полубарках 23-го августа отправился по Москве реке при порывистых ветрах и холодной погоде, затрудняясь при 50-ти отмелях, на коих было воды не более 4-х вершков (17,6 см), дополняя сей недостаток для безостановочного прохода подгонкою воды брусок, к лошадям с концов присаленному9, прибавляя к проходным лошадям при всех отмелях по тридцати и по сорока лошадей с коноводами из ближайших селений; и во все время пути люди и лошади находились в воде, употребляя особенных людей с тягами в воду по 20-ти человек к каждому (судну) и сверх того в трех местах разрывая лопатами фарватер для безостановочного прохода, за очищением и подъемом воды промедля в разных местах до четырех дней.

И, наконец, с превеликою трудностию прибыл к Москворецкому мосту 2-го сентября”.

 

Перевозка водным путем монумента Минину и Пожарскому из Петербурга в Москву, осуществленная вопреки всем опасениям “с примерным успехом”, заняла 104 суток, из них “ходовых” оказалось 50 суток и 10 часов, “простойных” — 53 суток и 14 часов.

С 3-го по 8 сентября 1817 года “монумент, пьедестал, две лещадки и цокольный камень (были) выгружены на подъезде Москворецкого моста, поступили в заведывание Академии (художеств) члена (и ректора) господина статского советника Мартоса и наблюдение инженер-подполковника Яниша, и ко всем сим вещам от московского обер-полицмейстера (была) поставлена стража из 6-ти рядовых”.

6 ноября 1817 года Мартос сообщил Ко-зодавлеву из Москвы: “Долгом поставляю -донести… что монумент гражданину Мини-ну и князю Пожарскому совершенно окончен”.

Официальное торжество открытия памятника, состоявшееся только 20 февраля 1818 года с церемониальным маршем гвардии и участием всей царской фамилии во главе с императором Александром I, переросло в настоящий народный праздник. Газета “Московские ведомости” писала по этому поводу 23 февраля 1818 года: “Во время сего торжественного обряда стечение жителей было неимоверное: все лавки, крыши Гостиного двора, лавки, устроенные нарочно для дворянства около кремлевской стены, стены и самые башни Кремля были усыпаны народом, жаждущим насладиться сим новым и необыкновенным зрелищем”.

 

 

 

 

1 Бронзовые части памятника в Литейном доме Академии художеств отлил литейный мастер В. П. Екимов. Автор проекта пьедестала монумента — профессор Академии художеств архитектор А. И. Мельников, по шаблонам которого полированный гранитный постамент изготовил каменных дел мастер С. К. Суханов (работы проводились во дворе дома, находившегося на набережной реки Пряжки).

2 Чеканка бронзовых фигур памятника, щита, меча и шишака была завершена уже в Москве.

3 Барельефы монумента, совершенно отделанные, были отправлены в Москву по суше 22 сентября 1817 года.

4 На всем протяжении пути журнал вел 57-летний дворянин П. И. Гукасков, “по судоходству полицмейстер Мариинского канала Вытегорского отделения, коллежский советник и ордена св. равноапостольного князя Владимира 4-й степени кавалер”, на личную ответственность которого “по особенной расторопности его и знанию сего пути” были возложены не только сохранность памятника, но и его “поспешнейшее доставление до самой Москвы”.

5 Выганная теснота — теснота, которая образовывалась в русле реки при движении по ней многочисленных судов.

6 Завоз — небольшой якорь с канатом, с помощью которого судно двигалось против течения реки, шло завозом, по завозу.

7 Бечева — длинная прочная веревка с лямками, впрягаясь в которые рабочие (бурлаки) или лошади тянули речные суда вдоль берега, против течения (общераспространенный в XIX веке способ тяги, вытесненный затем паровой и моторной).

8 Потесь — большое правильное весло из бревна в 10–12 сажень (21,3–25,5 м), навешиваемое на железный штырь.

9 Присаленному — присоединенному с помощью прочных веревок.

Версия для печати