Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2004, 5

Стихи

Абрам Аликян - поэт, автор ряда сборников. В настоящее время живет в Сирии.
ГЛАЗА

Что же нужно еще?
Даже слышен скворец за версту.
Что же нужно еще?
И боярышник даже в цвету.
Обвязала уже ежевика
Синей лентой цветов свою редкую тень -
Осторожнее, не разорви-ка!
Что же нужно еще?
Я - дитя в этот день.
В миг ночной под сосной я возник,
Объявился я, ломкий, как гриб-дождевик.
Мне две капли свои подарила роса,
Мне роса подарила глаза.
Созерцать буду ими весну
И вбирать, пока бусинки эти,
Что подарены мне на рассвете,
Нынче ж вечером солнцу верну.

ПРЕДЧУВСТВИЕ

Только этой осине под стать - 
Лишь осина смогла угадать,
Как, бушуя всю ночь, словно тать, 
Будет ветер-мучитель страдать.
Он, как стая густая скворцов, 
Вторгся в горы, не знал рубежа.
Как ослепший табун скакунов,
Глухо ржал, по долинам кружа.
Тряс, наскакивая, каждый дом,
Громко ставнями хлопал, скуля,
С труб срывал светлый дым целиком,
Как цветущую ветвь миндаля.
И вершины деревьев клонил 
И, как саблей, стучал в камышах,
У куста даже не было сил 
Выносить груз пыльцы на цветах.
Ветер принял как скорбь эту тьму,
Пожелал умереть до зари,
Чтобы днем не рыдать самому
Надо всем, что успел натворить.
У колодца он крышку тогда 
Отшвырнул, опрокинулся вниз.
Словно синяя эта вода 
Поманила его: утопись...
...Как, бушуя всю ночь, словно тать,
 Будет ветер-мучитель страдать,
Было только осине под стать - 
Лишь осина смогла угадать.

* * *
На месте - только в сердце я твоем,
Как звезды только на небе на месте.
Есть в жизни смысл - с тех пор как мы вдвоем,
Я стал самим собой с тобою вместе.
Лишь вздрогнут веки - в сердце перебой,
Где б ни был я - ты рядом постоянно.
И лишь в тебе, тобою и с тобой 
Я нахожу себя так полно, без изъяна.

ВДОВА

Прежний дух здесь упрямо живуч.
Стулья, стол и кушетка с подушками в ряд,
Дрожь хрустальная рюмок и чашек. И ключ,
Охраняющий этот постылый уклад.
Так же бьет в потолок круглый зеркала блик.
Запах тот - лишь комод приоткрой наугад - 
Столь знакомый, как будто у запаха взгляд,
И лицо, и расстегнутый воротник.
Старый шкаф в той же самой тоске 
Так же коротко скрипнет полночной порой, 
Словно в памяти, в дальнем ее уголке
Ветка хрустнула, сон потревожив лесной.
И еще - пианино, забывшее звук.
Но когда с клавиш пыль вытирает она, 
То какой-то предательской нотою вдруг
Отзывается странно струна.
Удивляется: что это? Смотрит вокруг...

Перевел с армянского Кирилл КОВАЛЬДЖИ

Версия для печати