Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Нева 2002, 12

Ведущий мастер “северного” модерна

Каменноостровский проспект Санкт-Петербурга относится к числу самых красивых проспектов города. Ощущение чего-то парадного и красивого не покидает вас с того момента, когда, спустившись с Троицкого моста и миновав зеленые насаждения Троицкой площади, устремляешься по прямому проспекту до Каменноостровского моста через Малую Невку. Строгие парадные здания проспекта отличаются архитектурной гармонией, где главенствует стиль модерн.

Но на рубеже веков проспект представлял собой невзрачную и неширокую улицу, где было только несколько больших домов, построенных в конце XIX века. Все изменилось после сооружения в 1897—1903 годах Троицкого моста, соединившего Петербургскую сторону с центральными районами столицы. Проспект стал главной магистралью Петербургской стороны, ведущей к Каменному и Крестовскому островам, популярным местам загородного отдыха петербуржцев. В начале XX века началась застройка проспекта крупными зданиями.

В самом начале Каменноостровского проспекта на его правой стороне под номером 1—3 стоит одно из самых известных и комфортабельных жилых зданий Петербурга, построенное в 1904 году. Этот дом спроектировал архитектор Ф. И. Лидваль для своей матери И. Б. Лидваль. Эта постройка сделала архитектора известным и открыла ему дорогу к новым заказам. Его уже считали одним из крупнейших зодчих Петербурга начала XX века. Сам архитектор жил в левом флигеле этого дома, и там же находилась его мастерская. В доме до самой смерти в 1915 году жила и мать архитектора.

Дом 1—3 на Каменноостровском проспекте является классическим образцом стиля “северный” модерн. Считалось, что для декора зданий “северный” модерн можно применять только местные материалы. Здания украшали изображениями флоры и фауны северного края. Дом 1—3 и имел по всему своему периметру цоколь из плит красного финского гранита. А облицовка нижних полутора этажей и архитектурные детали выполнены из талько-хлоритового сланца, который впервые был использован в Петербурге при строительстве этого дома. Полуоткрытый двор здания — курдонер — объединяет несколько разноэтажных корпусов, в которых размещаются очень удобно спланированные квартиры.

Если проехать дальше по Каменноостровскому проспекту и пересечь реку Карповку, то также на правой стороне проспекта можно видеть дом 61, спроектированный Лидвалем в 1906—1908 годах. Это одна из самых живописных построек архитектора. В доме разная форма окон и прекрасные резные порталы.

Федор Иванович Лидваль родился 20 мая (ст. стиль) 1870 года в Петербурге. Отец Федора был портной, известный в городе, человек культурный, увлекающийся литературой и искусством. Отец был шведский подданный, а мать — датчанка, родившаяся в Петербурге в 1844 году. Федор посещал начальную школу в шведском приходе св. Екатерины, а затем в 1882—1888 годах, единственный из братьев, учился во 2-м Петербургском реальном училище. После подготовки Федор Лидваль в 1890 году становится студентом архитектурного отделения Императорской академии художеств. Ему повезло, ибо он стал учеником прекрасного педагога-архитектора Леонтия Николаевича Бенуа. Академию Федор Иванович окончил в 1896 году. Впоследствии на чертежном столе Лидваля всегда стояло фото Л. Н. Бенуа.

Федор Иванович и братья жили в абсолютно русской среде, где имели много друзей, свободно говорили по-русски. Тем не менее Федор с братьями поддерживали связи со шведской диаспорой Петербурга. В них сильна была преданность родине своего отца, который умер в 1886 году. Будучи студентом Академии художеств, Федор в 1896 году отбывал воинскую повинность в шведской королевской лейб-гвардии. В дальнейшем, будучи известным архитектором и членом Императорской академии художеств, Федор Лидваль получил предложение стать придворным архитектором. Но он отказался, так как он в таком случае должен был принять российское подданство, отказавшись от шведского.

Вначале Ф. Лидваль получал работу архитектора по протекции Л. Н. Бенуа. Уже с первых шагов Лидваль проявил себя как приверженец модерна. Его активная деятельность как архитектора определялась количеством заказов, выполненных им. Федор Лидваль был родоначальником и ведущим мастером “северного” модерна в Петербурге. Основной период творческой деятельности архитектора совпал с коротким серебряным веком русской культуры. Если жизнь самого архитектора после 1917 года сложилась драматично, то судьба его наследия в Петербурге была благополучной. Большинство сооружений Лидваля сохравнилось в первозданном виде. Даже во времена огульной критики модерна наследие зодчего, бывшего эмигрантом со всеми вытекавшими отсюда последствиями, не подвергалось остракизму. Швед по национальности и подданству, петербуржец по рождению и образованию, Лидваль оказался на перекрестке двух мощных течений: преодоление эклектизма прошлого столетия и создание новых форм XX века — модерна.

В статье Ингрид Лидваль “Русская семейная хроника” (“Невский архив”, 1992) сказано, что архитектором построено в Петербурге с 1899-го по 1916 годы 22 здания и сооружения. Наиболее известные из них:

Каменноостровский пр., 1—3, М. Посадская, 5, 1899—1904; М. Посадская дома, 15, 17 и 19, 1901—1904; Апраксин пер., 6, 1902—1903; М. Конюшеная ул., 3, 1904—1905; Б. Конюшенная ул., 19, 1904—1905; Большой пр. В. О., 92, 1904—1905; Каменностровский пр., 61, 1906—1908; Садовая ул., 34, 1907—1909; Б. Морская, 3—5, 1908—1913; канал Грибоедова, 6, 1909; наб. реки Фонтанки, 54, 1919—1912; Б. Морская ул., 39, 1911—1912; ул. Рентгена, 4, 1913—1914.

Федор Лидваль женился в 1908 году. У него было два сына и дочь (род. в 1913-м). Все дети имели шведское подданство.

После Февральской революции 1917 года шведский военный атташе предложил Лидвалю отправить детей и жену в Швецию. У архитектора было много работы, и он согласился, но сам поехать не смог. Семья Лидваля больше в Петербург не вернулась. Жена Лидваля кратковременно приезжала на похороны своего отца и вернулась в Швецию. Никаких ценных вещей она не забрала, даже не сняла деньги со счета в банке. Родственница жены архитектора одно время жила в доме на Каменноостровском пр., 1—3. Каким-то образом ей удалось переправить часть имущества и мебель в Ревель (Таллинн). Осенью 1923 года семья Лидваля все это получила.

После октября 1917 года Лидваль жил в Петербурге. Насилию он не подвергался, был нужен как архитектор. Но в связи с тяжелым положением в стране уже ничего не строили. Эти трудности и тоска по семье были причиной того, что, уехав летом 1918 года в Швецию, Лидваль уже не вернулся в Россию.

Несмотря на свой опыт архитектора, с работой Лидвалю вначале не везло и было трудно существовать. Помощь деньгами нму оказывал до своей смерти в 1932 году Эммануил Нобель — президент Российской нефтяной компании, тоже беженец из России. Наконец один из шведских архитекторов Альбин Старк дал Лидвалю работу. Но творческие заказы были редки. В основном работа была техническая. По воспоминаниям дочери Ингрид, в Швеции Лидваль чувствовал себя духовно изолированным и грустил об утраченных творческих возможностях. Известно, что в 1932 и 1937 годах ездил в Финляндию, в Териоки. Там он виделся с Мартой, младшей сестрой Эммануила Нобеля.

Федор Лидваль умер весной 1945 года, а его жена весной 1962 года. Они покоятся в одной могиле на Юрсхольмском кладбище в Стокгольме.

Архитектором стал только старший сын Лидваля Андерс Эрик. Дочь Ингрид приезжала в Петербург в 1979 году. Студенты Академии художеств устроили ей восторженный прием. Она осмотрела постройки отца. Побывала и в доме на Каменноостровском 1—3. Жильцы коммуналок встретили бывшую хозяйку приветливо.

Версия для печати