Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2018, 2(80)

Ветер

Перевела с укр. Ия Кива

Олег КОЦАРЕВ

ПОЭЗИЯ

Выпуск 80


В гостях у «КРЕЩАТИКА» поэты и прозаики Харькова



Олег КОЦАРЕВ

/ Харьков /

 

ВЕТЕР

Синие футбольные ворота –
С них в сопровождении
Музыкального светофора,
В сопровождении вишневых снежинок
Птицы садятся в ветер стремительный,
Словно скорый поезд.

Но многие из них
П
ожалеют:
Ветер сегодня проследует
Б
ез промежуточных остановок.

Осторожно,
Двери закрываются,
Прощайте,
Синие футбольные ворота!


ВЕЧНОСТЬ

Торговые точки с канцелярскими товарами
в периферийных учреждениях Центральной Украины –
на почтах, в отделах регистрации,
в районных советах, училищах
и на вокзалах:
ассортимент такой,
что глаза разбегутся
у любой канцелярии,
вплоть до небесной –

поздравительные открытки на двух языках,
сливки,
чай (им можно угостить соседей по очереди),
ручки, карандаши,
открытки с видами
Донецка перед войной,
трафареты,
детские наклейки,
«Записки Курносого
Мефистофеля» Винниченко,
«Письма в вечность» Стуса,
«Тарас Бульба» без указания автора,
скотч,
газета с заседанием городского совета,
листы А4,
альбом для выпускников,
конституция после очередных изменений
снята с продажи.

И в этом всем именно сегодня
придется угадывать, что купить,
придется попасть пальцем
в философский камень.

– Дайте мне, дайте мне, дайте мне…
Лесю Украинку;
кофе «Гарибальди»;
временную татуировку.

Три попытки – и все впустую, не угадал.
Сегодня нужно было купить
ленивую черную муху,
еще более внушительную, чем продавщица.
Вздыхаешь,
грустно смотришь в окно,
там непривычно быстро
шевелятся дубовые листья,
и на заборе написано «Вечность»,
оставшуюся часть сообщения – не разобрать.


«1943»
(из цикла «Красно-серое вещество»)

Говорят, что в Житомире
Парализованную слепую женщину
И
сцелил старец
И повелел ей вместе с тремя вдовами
Отправляться на фронт, в Харьков и Сумы,
Испечь хлебов, встать перед окопами красных,
Трижды сказать им «Христос Воскресе».
Если кто-нибудь скажет в ответ «Воистину Воскресе!»,
То война прекратится,
А если никто не ответит – бои никогда не кончатся.
Женщины молились на Холодной Горе,
Явились в окопы и возгласили,
Красные дважды молчали,
А на третий раз командир заплакал,
Ответил и попросил, чтоб за них молились.

Это серый снег сметает осколки времени,
Будто бы крепкий мягкий веник,
Прячет трупы целых часов.
Вот склад полыхает, а молодая женщина
Т
ащит оттуда ящик консервов,
В спины вяло и остро стреляют,
Поэтому женщина прыгает на снегу
И хочет укрыться в ватных стенах двора,
А вот уже завершается Курская битва,
Заканчивается любовь в эшелонах,
Что-то творится на Сицилии,
Подрагивает земля,
А две пары плещутся в блестящей речке,
И девчонки выясняют, чья кожа белее.
Все остальное засыпало снегом,
Жизнью жизнь попрана,
Возможно, тебя эвакуировали,
Возможно, тебя расстреляли,
Вывезли в Полтаву,
В Польшу,
В конец войны,
Или ты живешь где-то совсем далеко,
живешь с новой фамилией,
Как с новым мужчиной.


ОСВОБОЖДЕНИЕ
ПРИМОРСКОГО ПОСЕЛКА

смотри же, это ли не хорошо? наши войска
входят с собакой в приморский поселок
расхристанный странным каким-то штормом
взлохмаченный ураганом
среди остывших
лужаек для барбекю
мимо пляжной растворенной гущи
(жидкой – хоть ворожи)
движется группа разведчиков
чтобы повесить флаг
на одной из уцелевших построек

как неспешно идут они
еле волочат ноги
подолгу осматриваясь
на всех перекрестках
внимательно вглядываясь
в каждую муху
полупроснувшуюся
неспешную как и они

лишь собачонка с ними
быстро бежит
наматывает круги
быстрее быстрее ну

отличная игра для собаки
хотя и небезопасная
так даже забавнее
классная штука – победа
прыгать по освобожденной местности
возле людей
да и другие события на войне
презабавные
только одно не по нраву
на этой игре
что-то не слышно
команды «апорт!»


ВОН МОИ ОБЪЕКТЫ

автобус продирался сквозь
зеленые и желтые фрагменты
столичной агломерации
пассажиры молчали
внезапно один из них
строитель
сгорбленный
в синей полосатой футболке
с загорелой шеей
и лицом
похожим на мяч после проигранного полуфинала
вскочил
выпрямился
расправил плечи
показал на застройку посреди леса
и закричал

вон мои объекты
вон мои объекты
вон мои объекты
бля!

видишь как
мир – старый неоклассик
бессмертный и неубиенный
талдычит одно и то же каждый раз увереннее
а новые люди точно так же как предыдущие
выпрямят спину и рассмеются
проколют блеском глаз мыльный пузырь неба
всего один раз
только тогда когда будет можно
коснуться чего-то чтобы остался след
нацарапать на стене имя свое и район
написать на грязной машине «помой меня»
отстрелить нос у статуи
сломать кому-нибудь жизнь
подарить жизнь
нарезать поле как торт
оставить кусочек на волшебном дереве
построить этаж
обложив его пенопластом

говорят
все обратится в прах
говорят
мало что останется
говорят
неблагодарные потомки забудут
о синяках поставленных тобой миру

но ведь будет будет это мгновение!
когда ты встанешь перед пассажирами
своего автобуса
ткнешь Туда пальцем и рассмеешься от счастья

вон мои объекты
вон мои объекты
вон мои объекты
бля!

Перевела c украинского Ия Кива

 


 

Версия для печати