Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2018, 2(80)

Весеннее обострение чувств

Андрей САДОВСКИЙ

ПОЭЗИЯ

Выпуск 80


 

Андрей САДОВСКИЙ

/ Санкт-Петербург /

 

 

ВЕСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ ЧУВСТВ

Кровавой крошкой красного вина
Кривой дорожкой суетных свиданий
П
од хрип ветров, под стук веретена,
В крутой замес желаний-ожиданий
Путями чувств, путинами сердец,
Под шелест роз с шипящими шипами
В какие бы ты щели не залез,
Везде клинок любви тебя достанет.
Осколки – вдрызг, разлитое вино
И
розочка в руке, и дрожь от нежеланья
Веселой пьяной крови… Не дано
Нам пережить последнего свиданья.
Остался тонкий шип занозою в руке
И
трупный яд любви от прогоревшей ночи,
Свяжи же наконец концы, веретено.
Пора, пора, пора в дорогу налегке,
Познавший сам себя другого не захочет.


ИЮНЬСКАЯ НОЧЬ

Треск, грохот, хохот, визг,
Ночами катастроф
Заполнен пьяный гуд
И
мутно-трезвый повод
Вналет и в поворот
За ворот или в рот
Снов комариный зуд
Обломком дней распорот
Гнилых оскомин вкус
Язык – веретено
Лукавый лик души
Обжечься – уколоться
Иного не дано
Соленый слез укус
Из горла осуши –
Весь мир перевернется,
Из белых злых ночей,
Из морока реки,
Туманом расплескав
Рассветно-красный холод,
Пронзительность лучей
Н
аходит, поискав,
С тобою все круги,
Всю ночь прошедший город.


КОММУНАЛКА

Сон аллей,
Лес дверей,
Запах теплых батарей
И
холод медных кранов.

Крик звонка,
Лязг дверного крючка
И
тел шевелящийся мрамор
В свете луны. Странные сны.

1982


ТИГРОВЫЙ СУМРАК

              Tyger Tyger, burning bright,
              In the forests of the night

                                   William Blake


С
квозь тусклые туманы джунглей
Восток алеет перед жарким днем,
Но вдруг зажгутся два горячих угля
В тигровых сумерках неистовым огнем.

Стада несутся, звери мчатся,
Бежит туземец за ружьем,
Лишь только джунгли озарятся
В
тигровом сумраке мерцающим огнем.

В суровой северной столице
Осенним скучным серым днем
Я вдруг увидел, что в глазах у вас таится
Тигровый сумрак за мерцающим огнем.

В тигровом сумраке мерцающий огонь
В
глубинах глаз, как в джунглях притаился,
Коснется взгляд, как теплая ладонь,
И сердце чаще начинает биться.


* * *

Капли на темя
В
яблочко площади
Время не стремя –
Шпоры для лошади.

Гулкие льдинки –
Грязными лужами,
Дней половинки
В
ночи погружены.

Пьется ногою
Снежное крошево,
Все обернется
Свежей порошею,

Болью под сердцем,
Сладкой усталостью,
Мерзлой свободой,
Купленной жалостью.

 


 

Версия для печати