Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2018, 2(80)

Randevu

Сергей КИСЕЛЕВ

ПРОЗА

Выпуск 80


В гостях у «КРЕЩАТИКА» поэты и прозаики Харькова



Сергей КИСЕЛЕВ

/ Харьков /

 

Бар, в котором я работаю, называется «Randevu». За 10 лет, которые я здесь провел, пришлось повидать множество людей, которые изрядно набравшись, посвящали меня в свои житейские проблемы. Мне хорошо за это доплачивали, поэтому я терпеливо выслушивал каждого. Даже приловчился делать это, что бы особо не утомляться. Нужно всего лишь молчать и лишь иногда утвердительно кивать или повторять последние несколько слов из предложения рассказчика. И все, человек уходит счастливым, а я получу свои наличные. Но однажды ко мне зашел очень необычный посетитель. 

Наше заведение работает до последнего клиента. В этот день в баре уже никого не осталось, я протер столы, начал возится у стойки предвкушая, как лягу в постель и наконец, высплюсь. Пришлось прервать эти грезы, так как я услышал, что кто-то присел за барную стойку. Это было странно, так как я не слышал шагов. Обернувшись, я оцепенел. В черной мантии до самого пола, с косой в руках стояла смерть. Под капюшоном скрывался белый череп который уставился на меня пустыми глазницами. 

Джин пожалуйста, – прозвучал холодный женский голос. 

Видя мое оцепенение она добавила

– Успокойся, я здесь не по работе 

Она поставила косу возле стойки, дотронулась костяшками пальцев к лицу (если можно так назвать) и отсоединила его. Как маску, вернее это и была маска. Под ней оказалась совершенно бледная симпатичная девушка с голубыми глазами. Я немного пришел в себя, так как подумал что, скорее всего это просто ненормальная, которая забыла что сегодня не Хэллоуин. 

– Знаешь, Джимми, – начала она, когда я подал ей джин, – я слышала, что ты отличный собеседник. Не составишь ли мне компанию? 

– С удовольствием, – ответил я по привычке. 

– Многие века я сопровождаю людей, а точнее их души. На суд, где решается их судьба, но знаешь, я практически никогда не слышу от них «я боюсь попасть в ад» или « я боюсь, что в раю будет скучно» нет, я слышу «я боюсь, что за мной придет смерть. «Это знаешь ли очень обидно, я ведь просто сопровождающая. 

– Может это из-за костюма? – попытался пошутить я, что бы скрыть свой страх. Я осознал, что это действительно смерть. 

– Думаешь? – сказала она, а после с горечью в голосе добавила, – а что я могу поделать, это моя униформа. 

– Люди боятся не столько тебя сколько неизвестного, того что будет после эммм смерти. 

– Да все они знают, – отмахнулась девушка, – суд и распределение. Знаешь, несколько раз я даже не приходила за ними, думала, что это сделает их счастливее. Но они становились призраками и только еще больше доставали меня своим нытьем и вздохами «когда же смерть придет за мной».

– Знаешь что Джимми? 

– Слушаю. 

– У меня есть к тебе просьба. 

– Что угодно, – попытался улыбнуться я.

– Если вдруг услышишь, что люди боятся меня постарайся объяснить им, что я пытаюсь им помочь, ладно? Может быть хотя бы тебя, живого, они послушают. Мне работать приятнее будет. А то пока веду их на суд, страсть как хочется поболтать, а они вечно скулят да плачут. 

– Конечно, без проблем. 

– Я что-нибудь должна за джин? – улыбнулась девушка. 

– Нет, что ты, хочешь… – я отвернулся к выпивке, что бы лучше понять, что ей подойдет, но когда вновь посмотрел на место, где сидела моя гостья, обнаружил, что там никого нет. 

Я пытался выполнить ее просьбу но, сколько не объяснял людям все бес толку. Никто не хотел понимать, что жизнь забирает не она, что она только сопровождающая. Меня только поднимали на смех. Ну, ничего, когда она придет за мной, я сделаю то, чего она так хотела, я поболтаю с ней.

 

От маленькой искорки и сухой соломинки родился огонек. Своими яркими глазами он огляделся вокруг. Увидел небо и медленно плывущие по нему свинцовые облака. Увидел солнце, которое прятали эти облака. Когда солнце исчезло огоньку стало холодно, и он побрел, куда глаза глядят в поисках способа согреться. Шел он не долго (так всегда кажется, когда видишь вокруг все новое и интересное). Он встретил небольшой клубочек шерсти с четырьмя лапками который издавал странный звуки «мяу» «мррррр» «мяу». 

– Стой, кто ты такой? – вскочил комочек. 

– Я огонек, помоги мне согреться, – жалобно сказал огонек. 

– Согреться мрррр

– Да, я только недавно появился и не знаю, как это делать. Как ты согреваешься? 

– Мы мррр с друзьями обнимаемся и тогда нам становится теплее. 

– Друзья? А ты можешь и меня обнять? 

Огонек протянул свои руки к комочку шерсти, но как только дотронулся, тот взвизгнул. 

– Ай, мне больно!– комочек начал лизать место, куда только что прикоснулся огонек. 

– Прости, я наверное сделал что то не так. Я только пытался согреться. 

– Когда обнимаешь, больно не бывает! Ты нарочно это сделал, уходи! 

– Но я правда не хотела, – проронил несколько огненных слезинок огонек, – давай хотя бы станем друзьями. 

– Нет, это не возможно! 

– Но почему? 

– Потому что мы не можем прикоснуться друг к другу. 

– А разве это обязательно? – Не сдавался огонек,– мы можем смотреть друг на друга и... И говорить. 

– Но когда станет холодно, мы не сможем согреть друг друга. Уходи! 

Огонек шел дальше, но кого бы он не встретил, результат был один – все обжигались, когда он пытался прикоснуться к ним. Чем больше ему отказывали, чем больше делали больно, тем больше он становился. Сам того не замечая. Вскоре все убегали, когда он только начинал приближаться, ибо его жар обжигал на расстоянии. Но никто так и не смог согреть его. Огонек сел и заплакал. Даже у самого сильного без поддержки кончается силы. Он плакал все время, при этом увеличиваясь в размерах. Птицы и звери бежали от него, лес начинал тлеть. Весь мир вокруг рушился, а он только плакал. И вот, наконец, судьба сжалилась над ним. С неба упало несколько капель. Попав на огонька они исчезли, издав только шипение. 

– Никто не может прикоснуться ко мне, никто не хочет быть моим другом. 

А тем временем капель становилось все больше, и вскоре на землю спустился ливень. 

– Это не правда, – шепнул ему кто-то. 

– Кто ты? 

– Я дождь 

– Уходи, убегай, ты все равно не сможешь прикоснуться, мы не сможем стать друзьями. 

– Настоящим друзьям все равно. Они разделят твою боль. Смотри, я прикасаюсь к тебе. 

– Но тебе ведь больно. 

– Ничего, я сильный. 

Впервые огонек улыбнулся, он становился все меньше, радуясь тому, что нашелся тот кто, станет его другом. 

В конце концов, огонек совсем исчез... Но он не умер. Он превратился в пар и вместе со своим другом стал новым облаком. Иногда он проливался теплым дождем в жаркие летние деньки, тогда, когда каждый так хотел почувствовать на себе его прикосновение. Он был рад, ведь теперь у него был настоящий друг. А еще теперь он мог обнимать кого угодно, не боясь обжечь.

 

Давным-давно, когда о людях еще и не знали, над миром царствовали звери. Они жили так, как было задумано природой, имея один общий язык. Часто разные животные вели диалог, пытаясь понять своего собеседника, узнать его традиции. 

Однажды ночью Молодой волк, по их обычаям, пел песню. 

Аууууууууу

Это была очень грустная песня, значение которой понимали только лишь волки. 

Аууу аууу аууууу

И хотя никто не знал ее смысла, любой, кто ее слышал, мог решить, что волк обращается в небо, к тому бледно-желтому кружочку. Вкладывая всю душу в строки этой пока еще не известной посторонним песни. 

А недалеко от того места, где был волк, бежала маленькая серая мышка. Она была очень любознательная и хотела знать все-все на свете. И, конечно же, ей было интересно, о чем поет волк. Сначала боялась подойти, но любопытство было сильнее страха. Она осторожно подобралась к волку, и, не смотря на то, что практически была бесшумной, волк ее услышал. Настолько чуткими являются волки, что, несмотря на то, чем занят волк, он всегда находится в состоянии осторожности. Молодой волк сразу нашел мышку, хотя она была не больше камешка, и уставил на нее свои огромные голубые глаза. 

– Здравствуй Волк, – сказала тут же мышка. От страха она сжалась, и стала еще меньше. 

– Чего тебе? – буркнул волк явно недовольный тем, что прервали его песню. 

– Я только, я только хотела узнать, о чем твоя песня, и почему она такая грустная. 

Волк на минуту задумался, а потом спросил. 

– Видишь там высоко в небе круг? 

– Конечно, это сыыыыр. Обожаю его, – облизнулась мышка. 

– Нет, глупышка, это не сыр, – улыбнулся волк, – это глаз нашего предка. Самого первого волка. От него берут начало все остальные волки. Но все в этом мире увядает, вот и с ним это произошло. Старым стал. «Не гоже, чтобы волка видели слабым, – говорил он, – тем более другие волки». И поэтому покинул свою стаю. С тех пор на небе появился этот бледно-желтый круг. Это его глаз. Каждую ночь он наблюдает за нами. А если случится так, что кто-то заблудится, отстанет от своей стаи, то вожак укажет дорогу. Когда он устает, закрывает глаз чтобы отдохнуть. Вот тогда-то и наступает день. 

– Подожди, но ведь днем тоже есть круг, – пропищала мышка. 

– Если бы ты не перебивала меня, то все бы узнала, – обиженно ответил волк. 

Он опустился на землю и задумчиво обратил к небу свой взгляд. Мышка забралась к нему на нос и тоже устремила свой взгляд в небо. 

– От старших волков я слышал, что у нашего создателя была любимая волчица. Она очень любила своего волка и после его ухода не смогла быть в одиночестве. Поэтому отправилась на его поиски. Долго искала волчица возлюбленного на земле, но поиски были напрасны. Тогда пришло и ей время подняться на небо. Но даже там она продолжает искать его. Любовь волчицы настолько сильна, что ищет она нашего создателя и днем и ночью. И бегает по небу так далеко, что исчезает от нашего глаза. Но совсем скоро возвращается. 

– А что с глазом вашего волка, – спросила мышка, – он то больше, то меньше? 

Эхе-хе, – засмеялся волк так, что мышка чуть не свалилась с его носа, – он под старость ленивым стал. Поэтому ему нужно немало времени, чтобы проснутся. 

– А почему... Почему он всегда один, ну глаз в смысле? 

– Потому, что вожак заботится о всех своих детях. Некоторые из них ушли далеко на север. Вот и приходится ему находиться в таком положении. 

– Но я все равно не поняла, почему ты поешь эту песню каждую ночь? 

– Так ты же мне и слова не даешь сказать со своими разговорами, – возмутился волк. – Видишь возле глаза нашего создателя маленькие кружочки? 

– Да, – ответила мышка. 

– Это волки, которые тоже стали старыми. И следуя примеру создателя, они покинули стаю. Теперь они рядом с создателем. 

– Но все же... – начала мышка, но увидела грозный взгляд собеседника и замолчала. 

– Когда волки попадают на небо, они теряют дар речи. И поэтому не могут сказать создателю, что его ищет волчица. Именно поэтому каждый волк на земле пытается донести ему это важное послание. Но пока что ни у кого не получилось. 

М-да, – протянула мышка, а я то думала, что это просто сыр. 

И рассказала эту историю мышка своим друзьям, а те другим зверям. Поэтому, если ночью услышите любое животное, что обращено к глазу волка создателя, не мешайте ему. Он пытается донести создателю очень важное послание.

Однажды в одном городке под названием Норес случилась неведомая доселе беда. В одночасье все жители этого городка, а это ни много ни мало пять с лишним тысяч человек, утратили возможность говорить. Они просто однажды проснулись и обнаружили, что их голос покинул хозяина. 

Такие изменения не заставили себя долго ждать: лошади без команд стали неуправляемыми, торговля на рынке застопорилась, дети перестали ходить в школу, т.к. учителя не знали, как объяснить новый материал. Собрали, значит, совет и постановили, что проблему нужно немедленно решать. Два дня и две ночи думали, что же делать. Перечитали уйму книг их местных библиотек, пытаясь найти что-то похожее в истории, но все было бессмысленно. И так утопая в кучах бумаги, было решено, что следует отправить гонца к мудрецу-отшельнику, дабы тот помог городу в их беде. А пока один пойдет за помощью, остальные постараются уберечь город от дальнейшей разрухи и как итог полного уничтожения.. 

Гонцом выбрали Ноя, молодого паренька лет двадцати. Славился он добротой, спокойствием и рассудительностью. Поговаривали, что все это от имени его пошло. Мол имя на человека влияет. 

Долгая и опасная дорога предстояла Ною. В первый день встретил он несколько конных повозок. Рассекая воздух руками, парень всячески пытался объяснить, что просит подвезти его, но кучера воспринимали эти жесты как приветствие излишне эмоционального чудака. Поэтому просто следовали дальше, сдержанно маша рукой в знак приветствия. 

Устав от таких неудач, Ной нашел другой способ: завидев издалека повозку, он стал посреди дороги, преградив собой путь. После первой же попытки нового метода, Ною повезло. Слегка полный с кучерявыми рыжими волосами кучер улыбнулся и пригласил Ноя составить ему компанию. 

– Прошу, прошу, юноша, составьте компанию. Ной мигом забрался на козлы, и они тронулись. Здесь то и начался сущий ад. 

– Куда направляетесь, уважаемый? – начал кучер. Ной кое-как пояснил, что не может говорить. 

– А-а-а, беда-то какая, – протянул кучер, – у моего дядьки по мамкиной линии когда-то такое же было… 

Найдя свободные уши, кучер говорил без умолку. Ной уже узнал всю его родословную, проблемы в быту и тяжелую долю кучера. Ведь он подолгу в дороге, а жене нужно тепло от мужа. Вот и боится он, что на лево ходить начнет. 

Через два часа беспрерывного потока ненужной информации Ной сдался. Он соскочил на землю. 

– Что, уже приехали? – немного смутился кучер. Ной утвердительно кивнул. 

– Жаль, – протянул тот, – вы отличный собеседник. 

В этот момент Ною хотелось вцепиться в горло кучеру, но он сдержался. Уж лучше идти пешком, чем испытывать подобный ад. «Был бы у меня голос, я бы высказал тебе все…». 

– Ну, надеюсь еще свидимся, – улыбнулся кучер и стегнул лошадей. 

«Надеюсь, нет, ибо точно удушу», – подумал Ной. 

Смеркалось. К огромному несчастью у Ноя была сумеречная болезнь. Это вид заболевания, при котором человек практически ничего не видит в малейшей темноте. Он шел практически на ощупь. Да еще и Ной спрыгнул с повозки за несколько сот метров от леса. Несколько раз он чуть не врезался в сосну, подойдя к дереву практически в плотную. Каждый шорох его пугал, ведь отсутствие голоса и практически полное отсутствие зрения делало его беззащитным. Если нападут волки, он не убежит и не сможет позвать на помощь, а если так уж случиться, что наткнется на охотников, то не сможет сообщить, что он человек и его, возможно, запросто подстрелят. Как не взгляни, перспектива не радужная. Да и волки начали завывать так, что Ной ускорил шаг. 

Наконец, в кромешной тьме появились пятна огоньков. Это приободрило парня, и он практически бежал. Конечно же без падения и столкновения не обошлось, но это не сильно его волновало. Главное было добраться до огоньков, ведь там люди, тепло и безопасно. 

Это была небольшая деревушка обнесенная частоколом. Ной уже представлял, как погрузится в теплую воду, смывая грязь и усталость, а так же наполнит желудок теплым супом. 

– Стой, кто там? – прервал его мечты грубый голос стражника. 

Ной остановился, безуспешно маша рукой. 

– Ты чего это? Не подходи! – стражник нацелил арбалет. – А ну, вали отсюда, пока дырку в голове не сделал. 

Парень, чуть ли не плача, развернулся и пошел в обход деревни. К отшельнику был еще целый день пути. Голодный, сонный, а еще невероятно злой Ной медленно двигался к цели. Спать под открытым небом он боялся. Он был уверен, что стоит ему закрыть глаза, его тут же ждет беда. То ли зверь нападет, то ли разбойники. Однако за весь день пути он никого не встретил. И вот под вечер он едва различил небольшую хижину, из которой доносился невероятно вкусный запах. Он, что есть мочи, рванул к ней. Сдерживаясь из последних сил, он аккуратно постучал. Не сразу дверь открылась. Оттуда высунул голову седой старик с длинными волосами и не менее длинной бородой. Увидев Ноя, он улыбнулся. 

– Я ждал тебя, проходи. Войдя, парень увидел обычную, ничем не примечательную лачугу старика. Но толком он ее даже не рассмотрел, ибо взгляд его пленила тарелка с супом. Он жалобно взглянул на старика, тот утвердительно кивнул. 

– Ешь, только с огня снял. 

Повторять Ною не пришлось. Он рванул к тарелке и первой же ложкой супа обжог себе язык. 

– Не спеши, – весело сказал старик, – никто не заберет. – Надеюсь тебе придется по вкусу моя стряпня. 

«Лучший суп в мире», – думал парень. Однако немного почувствовав сытость, Ноя начал одолевать сон. Не успев донести новую ложку супа до рта, Ной уснул. Оказался парень в абсолютно белом пространстве: ни стен, ни окон, ни потолка, ни пола. В центре стоит мужчина. Лицо расплывается, никак не удается уловить его черты. Ной медленно движется к мужчине. Чем ближе подходит, тем яснее стают черты. Ной уже различал рыжие волосы, они были кучерявыми, пухлые щеки… он уже видел его – это был тот самый кучер, который болтал без умолку. Глядя на Ноя, он улыбнулся, демонстрируя свои желтые зубы. 

«Что он здесь делает?» – подумал Ной. 

– Я-то? – вдруг ответил кучер. Только сейчас Ной уловил знакомые нотки в голосе кучера. Возможно, просто потому, что встречал его раньше. – Жду тебя. Ты же прибыл сюда, чтобы найти меня? 

«Что за бред несет этот чудак?» – думал парень. 

– Не узнаешь меня? Это же я – твой голос. 

Ной даже не придал значения сказанному этим безумцем. 

– Вы люди всегда так, – немного грустно сказал кучер, – служишь вам на протяжении всей жизни, а вы принимаете это как должное. Без уважения, без благодарности. 

«Уважение? К голосу?» 

– А как ты думал? Мы рождаемся, растем и умираем вместе с вами. Мы практически такие же существа, как и вы. Вот ты, например, слышал, что некоторые рождаются сразу без голоса, но это не совсем так. Просто он, как и некоторые ваши младенцы, умер так и не успев набраться сил. Мы так же имеем пол и возраст, который иногда отличается от хозяина. У нас тоже есть чувства. Если бы вы люди иногда слушали, как мы звучим, то обращали бы внимание, что мы дрожим, слабеем, крепнем. Просто мы – ваша необъемлемая часть, но в одночасье в точности, как ваши дети. Если нами не заниматься, можем вырасти совсем никудышными. А если эксплуатировать сверх меры – ослабеем, заболеем и можем умереть. 

«Так что же вам надо?» 

– Немного, – улыбнулся голос, – внимание, тренировки и чтобы не использовали как попало. 

«Не понял». 

– Ну что непонятного? Вот, когда мы ехали на повозке, ты испытывал адские муки, слушая этот бессмысленный треп. А вы так делаете постоянно. Извлекаете звук ради звука. Забиваете собеседника собственным голосом и вроде бы слушаете, но не слышите. Но скажу по секрету – слух тоже еще тот малец, не стоит и ним пренебрегать. 

«Вот те на». 

– А как ты думал? Что ты царь? Вы ведь не любите, когда вас эксплуатируют! А когда в этом еще нет смысла – и подавно. Поэтому потрудитесь, будьте добры. Ведь хоть мы и ваши слуги, но как нет царя без слуг, так и не будет человека без нас. 

«Кого нас?» 

– Слуха, зрения, вкуса и т. д. Нас много, а нужно нам мало. Немного уважения и каплю смысла в использовании. Вот когда ты брел в лесу… 

«Ладно, ладно, я все понял» – взмолился Ной. 

– Да, знаю я, – усмехнулся кучер. 

Возвращайся к своим и скажи. Что, как только начнут выполнять наши условия, мы к ним вернемся. 

«Какие условия?». 

Ну смысл, уважение, хозяин будь смышленее. Не позорь меня перед коллегами. 

Вспышка белого света. Ной очутился в лачуге отшельника. Того нигде не было. Ной осторожно попробовал извлечь звук. Тот, как старая несмазанная дверь со скрипом, поддался. Радости не было предела. 

Дорога домой была веселая и быстрая. Теперь Ной хранил каждый звук, как сокровище, и то и дело убеждался, как сыплют ним другие. Забывая о втором не менее важном сокровище – слухе. Ведь, чтобы говорить по делу, нужно еще и слышать в чем собственно дело. 

Родной городок встретил радостно. Жители выполнили все условия, что продиктовал Ною Голос. И все вернулось на круги своя. Жизнь забурлила, но стала более размеренной. Иногда Ной слышал, как в других странах, деревнях или городах страшное бедствие настигало жителей. Они в одночасье теряли голос. Он лишь улыбался и знал, где-то был отправлен еще один путник на поиски бесценного сокровища под названием голос.

 

Говорят, что все цивилизации цикличны. Не мы первые, не мы последние. Несколько минут назад меня покинул представитель духовенства, который вел очень долгую беседу. Ну, как беседу. Если точнее сказать – это был монолог. Если не вдаваться в подробности всей философии, которой он со мной поделился, то по его словам наша цивилизация достигла своей критической точки. И точно так, как она сама привела себя к этому моменту, точно так и поставит жирную точку в своем существовании как цивилизации. 

Перебирая сказанное им в голове и те факты, которые я успел узнать за свои недолгие пятнадцать лет своей жизни, задумываюсь о том, что есть что-то пугающе правдивое в его словах. Нельзя сказать, что он мне сказал что-то новое. Все это я знал, но подсознательно. А он смог все это сформулировать и донести до меня. Он ткнул меня носом в очевидное. Часто бывает, что читаешь чью-то мысль, и понимаешь, что это далеко не новинка, но автор смог гениально преподнести нам этот факт. И сейчас речь зашла не то про политику, не то про смысл жизни человека. И я задумался: ведь действительно самой большой ошибкой человечества было позволить прийти к власти тем, кто ввел новую политику, которая гласила «Кто не работает на государство, не имеет права давать потомство. Кто работает, но все еще получает недостаточно, также лишается этого права. Только те, кто полностью посвящает себя государству и своим трудом зарабатывает достаточно – имеет такое право». Неоспоримо, верхушки всегда имели достаточно. Второй же ошибкой было терпеливо ждать, что кто-то восстанет, свергнет власть и установит порядок. Кто-то, но только не они. И пока каждый думал и надеялся на ближнего, незаметно все они вымерли. А если же они оставляли потомство, то их детей отлавливали и казнили как отребье. Остались лишь послушные рабы, основной целью которых было выжить и оставить потомство. Вот и я являюсь одним из тех, кого поймали и теперь казнят. Скрываться пятнадцать лет редко кому удавалось. 

Более того. Вторая часть монолога меня даже заинтересовала. Он говорил, что ему открылась истина. Смысл жизни каждого. Что загробная жизнь действительно существует. Это одно пространство, куда попадают все, кто умер, не учитывая какую жизнь он вел. Они наслаждаются покоем, общением с предками и самим создателем. Но есть хитрость. Богов тоже достаточно много. Так что каждый верующий прав, веря в своего бога, и после смерти общается с тем, в кого верил. Однако и здесь все не просто. По его словам «боги, как и люди, существуют до тех пор, пока о них помнят» в этом и есть смысл. Пока помнят о ком-то из твоего рода, будь то ты или твой предок – вам обеспечена жизнь в загробном мире. Но как только последний человек о вас забудет, тут же весь ваш род исчезнет в небытие. Именно поэтому некоторые люди всеми силами пытаются оставить след, а некоторые наследить. И именно поэтому нужно забывать злых, ибо помня даришь им жизнь. 

Жизнь. Она так прекрасна и быстротечна. Бушующее море за моим окном навивает мне последние строки письма. Я запечатаю это письмо в бутылку и выброшу в водоворот твоей жизни. И если ты сейчас это читаешь, значит, я еще жив. Не физически, а духовно. А если так, то старик был прав – мой род будет жить. Я слышу шаги стражи. Что самое интересно, еще несколько дней до моей казни, а я уже слышу, как ко мне приближается смертный час. Я слышал разговор о моей судьбе. 

А сейчас я хочу попросить исполнить только одно желание: прочти письмо и, молю, помни о нас. 

Прощай. 

Атлантида. 9867 год.

Заключенный №234 Сол.

Рассекая вату облаков своим огромным крылом, по небу летел дракон. Могущественный, величественный, внушающий страх... и изрядно изголодавшийся. Он представлял, как полакомится каким-нибудь деликатесом, который поймает на охоте. Собственно говоря, эта самая причина и побудила его покинуть свою уютную пещеру. Его мечтания перебил запах жаренного мяса. Он был настолько сильным и вкусным, что слюнки ручьем покатились из пасти дракона. Если бы на земле в этот момент находились люди, они бы точно приняли это за внезапно обрушившийся ливень. Дракон пикировал к тому месту, откуда доносился запах. Это был лес, а в нем после вырубки деревьев, которые еще не успели убрать, образовалась открытая местность, вот на ней и лежали сложенные пирамидой зажаренные хряки. Огромные, с золотистой корочкой, притрушенные зеленым луком и петрушкой. Дракон даже не поверил своим глазам. Но решив, что нюх обмануть его не может он решил не терять ни секунды и направился к еде. Он уже открыл рот и предвкушал прекрасный вкус еды, как внезапно ощутил, как что-то вроде комара ткнуло его по макушке. Он бы не обратил на это внимание, если бы за этим не последовал громкий плач. И все же разом поместив три хряка в пасть и уже жуя осмотрелся что же произошло. Возле его головы стояла девушка сжимая в руках покореженную сковородку и заливалась слезами. 

– Ты!!! – вопила она.

– Я? 

Тыыыыыы

– Что я? – ничего не понимал дракон 

– Ты виноват! 

– В чем? – спросил он наконец проглотив мясо. 

– Я тебя заманила... и хотела вырубить сковородкой... а ты... ты ее поломал! 

– Но зачем тебе это? – Дракон ничего не понимал, но поскорее хотел закончить разговор. У него уже начинала болеть голова от плача это девушки. 

– Замуж хочу, – вдруг совсем четко произнесла девочка. 

– Замуж? но я не могу женится на тебе 

– Та не за тебя, – девушка неожиданно перестала плакать, – за принца там какого, ну как в сказках, в общем. 

– Ничего не понимаю. 

– Так, в общем. Я тебя накормила? 

– Накормила, – согласился дракон. 

– Вот, значит теперь, помоги мне замуж выйти. 

– Но как? 

– Я письмо напишу, что меня похитил дракон там то и там то, не отпускает. Через три дня съесть обещал. Кто победит за того замуж и выйду. 

Ээ нее я пока помирать не собираюсь, – отмахнулся дракон 

– Да, что ж ты не смышленый такой а? – уперлась ручками в бока девушка, – никто тебя и не убьет. Ну стукнет тебя, притворишься мертвым да и все. 

– Ну... ладно, давай. 

– Отлично, ну письмо я еще сутра отправила, так что давай ждать. 

Чтооо? – изумился дракон 

– Ничего, прижми меня к себе, что бы правдоподобнее было и сделай грозный вид. 

Совсем ничего не понимая, дракон выполнил то, что его попросила девушка. 

Сидели они сидели, пока девушка не уснула устав ожидать. Дракон и сам не заметил, как сон его увлек в свои объятия. Не зря говорят, что после еды лучше всего поспать. 

– Эй, проснись, сколько можно дрыхнуть? – послышались недовольные возгласы сопровождаемые покалыванием. 

Дракон открыл глаза. Оказывается, девушка давно проснулась, хотя была еще ночь, и била его все той же сковородкой. 

– Не сплю я, я не сплю, – не открывая глаза произнес дракон. 

– Что-то рыцари не спешат, а мне скучно. Весели меня. 

– Да как же я тебя веселить буду? 

– Ну не знаю, расскажи, как ты сокровища охраняешь, дев похищаешь... 

– Да ничего я такого не делаю, – возмутился дракон. 

Тю, странный ты, имя у тебя хоть есть? 

– Конечно, Птенчик. 

Кааак? – открыла рот девушка. 

– Птенчик. 

– Ха ха ха, – залилась смехом девушка,– Птенчик, ципа ципа 

– Не вижу ничего смешного, – обиделся дракон. 

– Ладно, прости, а я Василиса. 

– Прекрасная? спросил дракон следующей фразой желая отпустить колкость, типа «У вас что имен других нет?» или «Не такая уж и прекрасная» Но видя взгляд девушки, который был многословнее любых слов, понял что лучше исправить интонацию на «прекрасная!» 

– Слушай Птенчик, ты ведь летать умеешь? – вдруг спросила она. 

– Умею. 

– Вот и прекрасно, – она кое-как забралась к нему на шею. Полетели! 

– Что? – не понял дракон. 

Полетели говорю, все равно за мной похоже ночью никто не придет. 

Неведомое чувство наполнило сердце дракона. Он взмахнул крылами так, как никогда не делал прежде. Летел так высоко под облаками, и так низко по водной глади, как никогда прежде. И видя счастливое лицо девушки, он хотел все больше удивить ее. 

Так прошла вся ночь. И еще одна (так как днем не явился ни один рыцарь) и еще одна. Днем девушка уходила и приносила еду, в благодарность за «сотрудничество». 

– Слушай, а почему Птенчик? – вдруг неожиданно на второй день спросила девушка. 

– Родные так нарекли, – отмахнулся дракон,– потому что я деревни не грабил и скот не воровал. Добрый я. А они принимали доброту за слабость, вот и дразнили, да так и осталось. А в итоге видишь как, всех поубивали, а я один остался. 

Дааа были же раньше рыцари, – вздохнула девушка. 

На третий день Василиса, отказалась от этой затеи и придумала новый план. 

– В общем есть у меня на примете один рыцарь, я намекну что хотела бы прокатиться на лошадях с ним, и приведу сюда. Ты видя нас появись неожиданно, он тебя раз стукнет и дальше все по плану. 

– Так я же тебя захватил, – напомнил дракон. 

– Ну и что, а я скажу, что сбежала. Потешу его эго, что с таким рыцарем не страшно, что снова дракон нападет. 

– Ну, хорошо. 

Пол дня неустанно кружил дракон над указанным местом. Изрядно устал, и хотел уже было спуститься, как увидел Василису с рыцарем в золотых доспехах. Во всем могуществе предстал он перед наездниками. И тут к удивлению девушки и дракона рыцарь взвизгнул так сильно, что уши заложило, после чего рухнул в обморок. 

– Нет, ну ты посмотри, – ругнулась девушка, что за мужики пошли. 

Дааа протянул дракон. 

– Не бойся прекрасная принцесса, – вдруг раздался мужской голос, – я спасу тебя! 

Не весть откуда появился бородатый мужик, в льняной рубахе на старой кляче да с тупым копьем. Стремглав он ринулся к дракону и ударил его копьем. Не так как обычно бьют, а точнее колют, а именно ударил. Сверху вниз. Копье поломалось пополам. На секунду все застыли в недоумении, но дракон пришел в себя раньше других и упал замертво. 

Эге-гей вот она силушка, – закричал рыцарь. Сейчас я ему только голову отрежу, – он вытащил из ножен рыцаря в золотых доспехах меч и направился к дракону. 

– Я тебе отрежу. 

Раздался грозный голос и рыцарь рухнул на земь. Дракон приоткрыл один глаз и увидел Василису возле того самого храброго воина с сковородкой в руках. 

– Ты что сделала? – удивился дракон 

– Ускорила процесс, – пояснила девушка. – Голову он бы тебе не отрезал, а время потратил. А там еще чего доброго ты бы его съел или еще чего. Ну, в общем. Он вроде смелый – отмыть, откормить и сгодится как муж. Когда придет в себя, скажу, что драконы после смерти пеплом становятся, а ветер развеял все. Так что спасибо тебе Птенчик. 

– Да было бы за что. 

Он взмахнул крылами и вновь поднялся в небо. Вновь рассекал облака самый добрый и последний из живущих драконов. Дракон по имени Птенчик.

 

Небо и земля. Две противоположности, что никогда не соприкоснуться. Никогда не замечал ничего особенного в этих двоих, пока в один из дождливых вечеров мое воображение не начало рисовать странную картину. 

Я забыл на мгновение все, что знаю о природе, почувствовал себя тем древним человеком, который обожествлял все, что его окружает. И мне показалось, что небо это олицетворение мужского начала. А земля – женского. Небо защищает свою милую от посягательств из вне. Будь то палящее солнце, что пытается иссушить и тем самым убить землю, или любой другой посягатель. Она же в благодарность за защиту от этого зноя, пытается согреть своего ненаглядного в холодную ночь, отдавая ему тепло, что накопила за день. Он проливает на нее воду – источник всего живого на земле, а она впитывает и рождает травы, деревья и т.д. Вот только небо не может прикоснуться к своей возлюбленной. Как истинный мужчина он делает первый шаг, предпринимает попытки (это можно заметить в то время когда кипит их страсть). Малейшее прикосновение вызывает разряд, что может устроить пожар и навредить земле. И осознавая это небо, снова и снова гневается раскатами грома на создателя за то, что поступил с ними так жестоко. 

Мне даже стало немного грустного от подобных размышлений. Шекспир писал «нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте» но как по мне им больше повезло. Они хотя бы после смерти смогли воссоединиться, а небо и земля так и останутся недосягаемыми друг для друга. До скончания веков.

 


 

Версия для печати