Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2018, 2(80)

Посвящённое

Александр ХОДАКОВСКИЙ

ПОЭЗИЯ

Выпуск 80


В гостях у «КРЕЩАТИКА» поэты и прозаики Харькова



Александр ХОДАКОВСКИЙ

/ Харьков /

 

ПОСВЯЩЁННОЕ

губы птицей твои – неразлучные крылья тревоги
сомкнуты вдоволь словно полы шинели на холод
отворяется слово в далёком кораблике-смысле
но вначале молчит будто нет ничего и не трогай
ледовитую мысль-пустоту языком-ледоколом
тьму полушарий продёрнув сторокой-коромыслом

упряглое поле и руки-дороги тобой вдохновенны
зрелы шаги не устанут спешить на постой медоносных со-мнений
вихры траволосые впрямь ровношёрстки и полны
глаза – безответные девы до боли вселенны
запасники робкой души что предстала по имени мне ли
точно взгляда нырок всю бескрайность любви доисполнил


ШМЕЛЬ РАДОСТИ

1

плачет свет или резвится
тихой радостию взят
не нужна ему граница
воевательазият

наролюдный басурманин
окультуриватель стран
будто дырочка в кармане
в тьме кротовий инстаграм

где ещё ему найдётся
кто ответит невпопад
распростёрт во вне колодцем
вездесущ его наряд

суть раскатанной дорожки
до потери воротья
зрит лицо а хочешь – рожки
мног безногий – вот он я

закромешь сукна стаканит
океяны серебрит
кровь взахлёст бела тиранам
в рифму времени верлибр

до нуля сойдёт прожилок
расподаренный фотон/ фантом
в нём вселенная кружила
будто рыба за стеклом…


* * *

страной войны разделены
как со спины лесное царство
там где собой поражены
где счастиенасострадаться
урок не учит – бес визжит
от доброты и притяженья
но не земля приворожит
а свет где наживо рожден я

роняют бездны и умы
непрожитую душу всуе
в желток ромашечьей луны
что бесконечностью пустует
бесчисленный один как стыд
в глазах блудницы и пространства
в свободе чистой высоты
где лепестят мне крылья – здравствуй!


* * *

звёзды вышиты – имена сквозь них
белым выдохом вширью держатся
тишина-разрыв – вот и мир возник
на любовь без слов на упрёк – «вернись…»
тихо режут высь крылья где же я

голубок на взлёт глубиною сыт
за голубкой снёс междужизнь свою
небесам светло – в бесконечь версты
звездотень растёт – до краёв пусты
временам без нас имена дают

разлеглись года до молочных недр
окопались тьмы мальчики мои
в рост глазищи-русь выпил смерти днепр
в кулачках война разбрелась верней
на гортань полей молкнет лик земли

что судьбу зарыть и не выросли
дом полуторный уж не вынести
руки-рытвины вырыли берлин
с камнями да палками под броню легли
солдатики без оружия грядущему без вести…


ПОКАЯНИЕ

развязанных рук узлы
вспышки ветра и горних трав
что останется до золы –
три утраты Петра

кровный свет петушок пропел
то ли кровью взялась слеза
горлом застыл припев
душу на речь связав

на молчанку уронят дно
три осечки откуда ни-
чего уже не дано
сердце каменным дном саднит

глаза говорят – не я
и горят разжигая свет
нащупывает края
голова которой уж нет

возвращайся чтобы забыть
некуда больше бежать
опрокинут на три судьбы
каменный дирижабль

возвращайся – и совесть ждёт
ризы жёлтой тоска синяк –
небосвод просыпает живот
на тесёмочки рвёт меня

эх! зажили бы на горе
осиянны личины лиц
как не знает Фавор границ
Солнцу выпало умереть

вышла каменная земля
разомкнулась – ни капли зла
вниз головою ползла
слово праведное вызволять

что же Господи – сам не свой
на Той стороне воды
в точке времени голубой
испарилось нутро беды…

 


 

Версия для печати